Новости

Двусмысленные плюшевые игрушки могут навредить психике детей, считают пользователи соцсетей.

Извращенцы более семи лет совершали преступления в отношении девочки.

Праздничную акцию проводит МУП «Челябавтотранс» 20 февраля.

На ул. Гагарина столкнулись иномарка и «скорая помощь».

Бабушки и дедушки создают анимационные открытки.

Пожар в заведении "Юнона" произошел в воскресенье в полдень.

52-летний водитель припарковал старенькую "Тойоту" на горке.

Из-за инцидента движение  в сторону проспекта Энгельса оказалось частично заблокировано.

По данным Пермьстата, обороты заведений общепита резко просели.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Буйный прапор

10.01.2002
Разве не интересно взглянуть на психбольницу глазами ее пациента?

Светлана ЖУРАВЛЕВА
Челябинск

Всякому из нас при случае любопытно заглянуть за забор, где обитают люди с психическими отклонениями. Почему? Наверное, потому, что грань между нормой и патологией  - вещь условная. А линия, разделяющая нас с больными людьми, порою призрачная.
"Чистый дурдом", - ворчит очередной посетитель Дома печати, когда ему предлагают нажать кнопку десятого этажа, чтобы попасть на третий.
Посетители почтового отделения, что на проспекте Ленина, уже не удивляются, когда дверь им открывает патлатый бомж со "съехавшей крышей", добровольно исполняющий роль швейцара.

Разве не интересно взглянуть на психбольницу глазами ее пациента?

Светлана ЖУРАВЛЕВА

Челябинск

Всякому из нас при случае любопытно заглянуть за забор, где обитают люди с психическими отклонениями. Почему? Наверное, потому, что грань между нормой и патологией - вещь условная. А линия, разделяющая нас с больными людьми, порою призрачная.

"Чистый дурдом", - ворчит очередной посетитель Дома печати, когда ему предлагают нажать кнопку десятого этажа, чтобы попасть на третий.

Посетители почтового отделения, что на проспекте Ленина, уже не удивляются, когда дверь им открывает патлатый бомж со "съехавшей крышей", добровольно исполняющий роль швейцара. Нелепые ситуации, странные люди стали для нас такими же привычными, как наша естественная среда обитания. Но все-таки автор репортажа, пациент психиатрической лечебницы И. Курдин (псевдоним) открывает перед нами мир особый, еще недавно наглухо закрытый от посторонних глаз завесой врачебной тайны. Он видит этот мир изнутри. Разумеется, по-своему. А потому и читатели, на что мы надеемся, адекватно оценят его рассказ.

В психушке

"Представьте себе барак, построенный военнопленными немцами. Его разделяет вход на две половины. Внутри напротив входа - пост санитара. По обеим сторонам от него - палаты. Вот сюда и привозят со всего района шизофреников, эпилептиков, алкоголиков, а в последнее время еще и наркоманов. Как-то раз доставили к нам в отделение одного прапорщика, который допился до белой горячки. Привязали за руки ремнями к железной койке. (И это правильно, поскольку он, не помня себя, может натворить что угодно). Санитарам было некогда его караулить. Один - отправился за обедом, а другой - повел больных на прогулочный дворик. А там за ними гляди в оба. Мало ли - могут убежать, дать денег кому-либо на спиртное (бывало и такое), рассориться, упасть на землю при эпилепсии и т.д.

Тем временем прапорщик разбушевался, заметался (ему ведь кругом черти мерещатся и еще бог знает что). Кровать сама собой развалилась. Тут наш "герой" с привязанной сеткой (ноги-то свободные) выскочил в коридор и стал крутиться и кидаться в разные стороны. Перепуганные больные, что прогуливались по коридору, разбежались по палатам. Прибежавший с улицы санитар только с помощью двух выздоравливающих алкоголиков еле-еле утихомирил прапора и водворил его на прежнее место.

Конечно, если бы кровать была крепкая, то она бы не рассыпалась. Только таких в отделении почти не осталось. Когда привозят больного, врачи обычно просят родственников достать хоть какую-нибудь железную кровать. И те достают. Кривую и проржавевшую от долгого стояния в каком-нибудь подвале уродину доставляют в больницу. Здесь она и остается. На радость хроникам, которые от безделья с удовольствием отрывают верхушки спинок, чтобы в образовавшуюся пустоту стоек складывать тлеющие окурки. В палатах у нас курить запрещают, но мужики все равно смолят. Пока санитар почувствует дым и, громыхая ботинками по коридору, застланному прохудившимся линолеумом, дойдет до палаты, окурок уже потушен и спрятан в полую стойку. Туда же складывают и фантики от конфет, которые приносят родственники.

Выломанные из этой же спинки прутки тоже в дело идут. Они годятся для того, чтобы пригрозить какому-либо разбушевавшемуся неизвестно от чего больному. Тот, видя железяку, сразу же успокаивается. И санитара не надо звать.

Если бы вы прошлись по больнице лет эдак семь тому назад, то увидели бы, в общем-то, благостную картину. Палаты на четырех человек, для хроников - на семь-восемь. У всех матрацы, подушки с наволочками, простыни и даже пододеяльники. Нормальным шизофреникам выдавали полотенца. Теперь у больных, кто лежит годами, прохудившиеся матрацы без простыней, одеяла не у каждого, подушки без наволочек. О полотенцах мы уже и забыли.

Раньше нам выдавали по кусочку хозяйственного мыла (в больнице есть душевая), при появлении, извините, вшей еще и дегтярного или специальную жидкость для обработки всех волосяных покровов. Вши - это было ЧП. Сегодня они неистребимы. С ними и не борются. Нет денег.

Если больной, пардон, справил нужду под себя, то матрац ему просто переворачивают на другую сторону. И лежи себе дальше. Прорезиненные подстилки ушли в прошлое. Так что матрацы зимой гниют, а летом их выносят на улицу для просушки. Списанные - сжигают в бочке (и чего там горит, когда все уже сгнило?!).

Родственники алкоголиков покупают лекарства на собственные деньги. И это вроде бы правильно. Сами довели себя до ручки, сами и расплачивайтесь. Но хроники-то в чем виноваты? Эпилептикам еще дают бесплатные лекарства, а шизикам - нет. Изредка появляется аминазин. Чтобы уснуть, больные его выпрашивают или (если умеют) воруют. А четыре таблетки аминазина, принятые на ночь, очень сильно действуют на организм. Если такой больной выйдет ночью в туалет, то он может и не дойти до него. Ноги вдруг резко отказывают. Вот и грохаешься со всего роста на пол. И так голова не в порядке, а тут еще ударяешься, рискуя потерять последние мозги...

Рассказывать о том, что случайные санитары, напившись вечером самогона, бьют больных и издеваются над ними, не хочется. Все равно таких (если больные жалуются) на следующий день выгоняют. Если жалоб нет, то все остается незамеченным и повторяется снова, пока медсестры, уставшие от беспредела, сами не скажут заведующему. Ну, а он-то что может?! Кому работать, если никто не идет на малооплачиваемую и, прямо скажем, небезопасную службу?! Поэтому и делает одно, второе, третье "китайское предупреждение...", пока не появится более достойный претендент на место санитара. Все проблемы у психушки, как я думаю, от безденежья. Можно ли этому горю помочь? Я считаю, что нужно открыть мастерские для хроников. Там бы мы что-нибудь делали своими руками. Все лучше, чем забивать стойки кроватей фантиками. Клеили бы конверты, например, которые так нужны железнодорожникам, военным, милиции. Сбивали и ремонтировали бы, скажем, деревянные ящики для магазинов и столовых. Шили бы мешки под сахар, муку, крупы. Из отходов древесины делали бы мундштуки для курильщиков. Их нет ни на одном базаре и ни в одном магазине. А мундштуки, как известно, теряются так же легко, как волосы у стареющего мужчины. Труд наш был бы почти бесплатным, себестоимость низкая, цены по общероссийским масштабам просто смешные. Это ж какая ниша для сбыта!

Главное, что есть для мастерских и помещение - бывший морг (для больницы новый построили). Вот только бы заведующий разрешил! Он, несомненно, умный, знающий и даже талантливый, не побоюсь этого слова, психиатр. К нему даже из Челябинска приезжают. Но вот с мастерскими идею почему-то не поддерживает.

И. КУРДИН"

Необходимое послесловие: "Умный и талантливый психиатр", с которым мы созвонились по телефону, попросил фамилии своей не называть и адрес больницы не указывать. Ведь И. Курдин пишет о проблемах, на которые чиновники реагируют неадекватно, сваливая всю вину за плохое финансирование, нехватку лекарств и порядки на заведующего. К тому же кое-что в рассказе И. Курдина, по словам нашего собеседника, не соответствует действительности, это, скорее, литература, чем документ. Что же, писать никому не заказано. Многие даже любят это делать. Есть такие и в психиатрических лечебницах, так что при желании даже можно открыть библиотеку произведений, созданных ими.

Комментарии
Комментариев пока нет