Новости

Хищника вел по проспекту Ленина неизвестный мужчина.

Мама дошкольницы успела отдернуть дочь и льдина ударила по плечу ребенка.

Мило улыбнулись и поздравили с 23 февраля.

Праздничные выходные на День защитника Отечества будут аномально теплыми.

С 23 февраля свердловские гаишники переходят на усиленный режим работы.

Если тенденция сохранится, руководство пересмотрит программу неполной занятости.

В местах компактного проживания возводятся жилые дома, детсады, школы и центры.

День защитника Отечества артиллеристы отметят салютом в Екатеринбурге.

Сейчас проходят смотры, соревнования и выставка «Мужчина–Воин–Охотник в различных этносах».

Приборы для замера выбросов могут появиться при въезде в столицу Южного Урала.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Лбом в бетонную стену

21.10.2008
Два года обворованный садовод безуспешно доказывает, что его материальные потери компенсировали не полностью

Анатолий ЛЕТЯГИН

Южноуральск-Увельский район

Два года назад житель села Кичигино Увельского района Александр Аржевитин столкнулся с распространенной в России бедой. Его садовый участок ограбили воры, лишившие Александра Васильевича собственности. Воров он выследил сам. Их судили и наказали. Часть утраченного имущества Аржевитину компенсировали деньгами.

Два года обворованный садовод безуспешно доказывает, что его материальные потери компенсировали не полностью

Анатолий ЛЕТЯГИН

Южноуральск-Увельский район

Два года назад житель села Кичигино Увельского района Александр Аржевитин столкнулся с распространенной в России бедой. Его садовый участок ограбили воры, лишившие Александра Васильевича собственности. Воров он выследил сам. Их судили и наказали. Часть утраченного имущества Аржевитину компенсировали деньгами. Но вот уже два года он пытается доказать: по вине работников следствия и прокуратуры ему компенсировали не все имущественные потери.

Ночной дозор

Дом с большим огородом в селе Кичигино Александр и Людмила Аржевитины купили недавно. Поэтому не успели освободиться от садового участка, который приобрели, проживая в Южноуральске. Александр Васильевич - известный в Челябинской области цветовод и рационализатор. О его розах, клематисах и приспособлениях, облегчающих труд на огороде, писали многие газеты, рассказывали телевизионщики. На садовом участке он и слесарил, и изобретал. Даже изготавливал строительные детали. Поэтому на территории сада было много чего металлического - от обычных болтов до электродвигателя и станка для отливки железобетонных плит.

На участке жила его собака, поэтому Александр Васильевич приезжал в сад еже-дневно, и все тут было у него под присмотром. На суде, правда, когда рассматривали дело воров, их адвокаты все допытывались, не был ли заброшенным сад Аржевитина. Мол, это и сподвигло их подзащитных пойти на грабеж.

Подъезжая в один из дней к саду, Аржевитин увидел свою собаку, бегавшую рядом с участком.

-- Я сразу понял, что произошло что-то неладное, - говорит Александр Васильевич. - Так и оказалось. Воры увезли металлическую опалубку для отливки железобетонных плит, сняли с вибростола электродвигатель, недосчитался я и других вещей. Сразу же поехал в милицию Южноуральска, написал заявление о случившемся. С меня взяли объяснение. Оперативная группа выехала на мой садовый участок. Следователь Лунев на месте составил протокол, записал все, что у меня было украдено, зафотографировали, и я расписался в протоколе.

Когда группа уехала, я позвонил начальнику милиции Чепурному и сказал: воры могут залезть в сад повторно, так как не все металлические вещи вывезли. А сам решил устроить схрон и остаться в нем на ночь.

Александр Васильевич вооружился биноклем и стал караулить. Ночной дозор успеха не принес. Воры увезли последний металл через два дня, как говорится, прямо из-под носа. Аржевитин на своей машине ринулся с сотрудником милиции по пунктам приемки металлического лома. В один из них они прибыли в момент, когда опалубку отливочного станка разрезали автогеном и производили денежные расчеты.

Ворами оказались четверо парней, трое из которых учились в Южноуральском ПУ-130. Один из них прежде уже был судим за воровство. Трое были несовершеннолетними. Уголовное дело рассматривалось в конце февраля прошлого года. Несовершеннолетних приговорили к условной мере наказания, с испытательным сроком. А в иске о компенсации материального ущерба в сумме 73807 рублей и морального вреда, оцененного в 10000 рублей, пострадавшему Аржевитину суд отказал. Рекомендовал его исковые требования рассмотреть в порядке гражданского судопроизводства, так как в деле были обнаружены различающиеся данные о стоимости похищенного имущества. Вообще, считает Аржевитин, в документах по его делу обнаружилось много чего непонятного, умышленно запутанного и усложненного. В чем сомневается Александр Васильевич?

Таинственная фотография и грошовые оценки

Гражданское дело рассматривалось в суде 23 мая прошлого года. Исковое требование о возмещении материального ущерба суд удовлетворил частично, обязав воров выплатить Аржевитину около 27 тысяч рублей, включив в эту сумму и расходы на бензин, и услуги оценщиков имущества. Суд отказал в компенсации материального ущерба в сумме 46666 рублей с копейками. Почему? Как говорится в документах суда, в деле не было представлено "объективных и бесспорных данных, подтверждающих, что на садовом участке Аржевитина имелся такой станок (для отливки железобетонных плит). Также не предоставлено объективных и бесспорных данных, подтверждающих возможные расходы истца на восстановление такого станка". Получив такое заключение суда, Аржевитин возмутился. Не успокоился он до сих пор.

-- Станок этот я не восстанавливал, а сам изготовил! - говорит он. - И когда по воле воров был вовлечен в судебные тяжбы, обратился к инженерам-механикам Южноуральского арматурно-изоляторного завода, чтобы профессионально оценили мои затраты на изготовление станка и дали название этому изделию. Только на этом заводе можно было получить такую оценку. Заводские специалисты, познакомившись с чертежами, отнесли станок к нестандартному оборудованию и назвали его стоимость. Они нестандартное оборудование изготавливают на заводе, знают ему цену. Но судья сказала, что заводские специалисты не имеют права давать такую оценку.

По запросу старшего следователя милиции Харитоновой это сделала комиссия из работников экономического отдела город-ской администрации, не имевшая лицензии на этот вид деятельности. Судья их оценку приняла, хотя очень сомневаюсь, что они хорошо разбираются в нестандартном оборудовании: все украденные у меня изделия комиссия оценила как металлолом, даже находившиеся в рабочем состоянии электродвигатель и газовую горелку. Независимый оценщик, к которому я обращался, горелку оценил в 15 тысяч рублей, а комиссия - в полторы сотни. И все изделия так оценили, за гроши. Опалубку станка же вообще не оценивали. В деле, представленном суду, не оказалось подтверждающих документов, что в саду был разграблен станок, украдены металлические плиты опалубки. "Как так? - спрашиваю судью. - В деле должны быть снимки этого станка, сотрудники милиции его фотографировали при мне. Я сам эти фотографии видел, когда знакомился с делом!" В ответ мне сказали: никаких фотографий в деле нет, и мне нечем доказывать ущерб. Пошел к начальнику милиции, рассказал о случившемся. Он заключил: если подтвердится, этот факт можно будет квалифицировать как фальсификацию, с соответствующим наказанием виновных. Познакомил меня со следователем по особым делам ГУВД области Ситниковым. Он также мне сообщил, что в деле, находящемся в суде, нет фотографий.

Александр Васильевич вынимает из толстой папки с документами ксерокопию фотографии его разграбленного станка.

-- Фотографии я нашел у бывшего председателя городской оценочной комиссии Ромасенко, - объясняет Аржевитин. - Их изъ-яла из дела и передала в комиссию старший следователь Харитонова. И она же утверждает, что не было в деле никаких фотографий! Доказать обратное неимоверно трудно, потому что ввязался в спор с системой. Будто в бетонную стену лбом бьюсь!

Один другого повторяет

Окажись кто-то другой на месте Аржевитина, давно бы махнул рукой на всю эту канитель и перестал тратить нервы. А он решил доказать, что никому не позволено безнаказанно покушаться на его имущество и попирать закон. Поэтому он решил обжаловать решение Южноуральского суда. В коллегии областного суда получил ожидаемый ответ: отказать ввиду того, что истец не предоставил доказательств по наличию станка по отливке плит. Аржевитина это не остановило. Он обратился с письмом к генералу ГУВД П. Григорьеву. Рассказал, что произошло с документами, направленными в городской суд, попросил генерала разобраться со следствием. В частности, со старшим следователем СЧ ГСУ при ГУВД по Челябинской области Е. Харитоновой, дать оценку ее действиям.

В феврале нынешнего года он получил ответ: проведена проверка, доводы несостоятельны, для рассмотрения вопроса о взыскании материального вреда необходимо обратиться в суд. Будто такого суда еще и не было, а сам Аржевитин настолько неграмотен, что не знает, куда и зачем ему обращаться. После этого он отправил письма сразу в два адреса. Одно - прокурору области А. Войтовичу, другое - министру внутренних дел Р. Нургалиеву. До федерального министра жалоба, скорее всего, не дошла. А из областной прокуратуры 1 июля нынешнего года Аржевитин получил ответ. В нем сообщалось, что его жалобу направили для рассмотрения в Южноуральскую прокуратуру, которая и даст оценку происходящему. Городской прокурор Л. Воронина поручила заняться этой жалобой своему заместителю А. Горбатенко. И он постановил: в удовлетворении жалобы отказать, разъяснив Аржевитину право обжаловать данное постановление прокурору города Южноуральска или в суд в порядке, установленном законом. Он также констатировал, что нарушений уголовно-процессуального законодательства в ходе предварительного следствия со стороны старшего следователя Харитоновой допущено не было, как не подтвердилось и исчезновение из уголовного дела фотографий похищенного станка.

Тут следует сказать о довольно любопытном факте. Потерпевший Аржевитин с момента кражи и не утверждал, что у него украли станок. Он доказывает, что у него сперли только опалубку к нему и электромотор от вибростола, то есть станок разукомплектовали, и этот разграбленный станок был сфотографирован сотрудником милиции. Ему же втолковывают, что украли весь станок, поэтому-де и фотографировать было нечего. Оттого, дескать, и не было в деле фотосхемы с изображением станка.

-- Меня обворовали дважды, - считает Александр Аржевитин. - Воры украли имущество, а люди, которые стоят на страже закона, - веру в правосудие.

Заместитель прокурора города Южноуральска Андрей ГОРБАТЕНКО:

-- Я понимаю Аржевитина. Станок он делал собственными руками, а воры его взяли и разукомплектовали. Аржевитин лишился оборудования, на котором изготавливал строительные детали. По этому факту были судебные решения, определены размеры материального ущерба, воры наказаны и возмещают этот ущерб. Считаю, все сделано правильно и по закону. Доводы Аржевитина о том, что из материалов дела следователь Харитонова якобы умышленно изъяла фотографии станка по отливке плит, не нашли подтверждения. Умысла с ее стороны не было.

Комментарии
Комментариев пока нет