Новости

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Благодаря снимку космонавта Олега Новицкого.

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Реабилитационную программу для спортсменов организуют в санаториях Сочи.

На Играх разыграют 44 комплекта наград.

Изменение рабочего графика затронуло входящее в группу "Мечел" предприятие "Уральская кузница".

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Блиндаж в школьном дворе

09.10.2008
Вопрос на засыпку: какое детство "правильное"?

Михаил ФОНОТОВ

Челябинск - Таянды

Дело было в деревне Таянды. Мы сидели в блиндаже...

Впрочем, об этом потом.

Вопрос на засыпку: какое детство "правильное"?

Михаил ФОНОТОВ

Челябинск - Таянды

Дело было в деревне Таянды. Мы сидели в блиндаже...

Впрочем, об этом потом. Сначала хочу упомянуть о школе в городе Еманжелинске. Это, скажу вам, не школа, а дворец. Таких школ я прежде не видел. К входу ведет широкая парадная лестница. Два верхних этажа над кряжистым порталом украшают пять белых колонн, а над ними - высокий фронтон. Округлый угол школы выгнут в виде огромного окна, которое своими зеркальными стеклами отражает улицу, тополя, облака. Стены отделаны темно-серой плиткой, во всю длину их пересекают две белые полосы. Окна, разумеется, евро.

А внутри... Компьютеры - они везде. А еще огромный компьютерный зал, который обошелся, как было подсказано, в один миллион двести тысяч рублей. А актовый зал? А спортзал? А мастерская? А столовая? А кухня? Только и сказать, подобно школьнику: "Супер!" Или, как говорили взрослые: "Школа двадцать первого века".

Школа двадцать первого века стоит 150 миллионов рублей. Она рассчитана на 500 учащихся. Первого сентября она приняла 75 девочек и мальчиков в трех первых классах.

На праздник открытия новой школы приехал губернатор области П.И. Сумин, который был причастен к ее строительству. Выступая перед учениками, он сказал:

-- В этой школе вам будет комфортно учиться, в ней вы получите знания, которые пронесете через все свою жизнь.

А заключил он напутствием:

-- Мы смотрим с надеждой на новое поколение. И я говорю девочкам и мальчикам, юношам и девушкам: в добрый путь за знаниями!

Если этой, еманжелинской, теперь одной из лучших школ области требуется какой-то "вечный" эпитет, то она, школа - любовная. Она любовно построена. С любовью к детям. Любовь всего города и даже всей области сошлась на этой школе.

Однако, может быть, 150 миллионов на одну школу - "слишком"? Отнюдь. Нам вообще не следует опасаться того, как бы не перебрать в расходах на детей. Мы еще очень далеки от этого. На детей у нас всегда не хватало. Не хватало средств. И не хватало понимания одной, казалось бы, простой истины, а именно: хочешь, чтобы страна завтра стала лучше, сегодня начинай с детей. С любви к ним.

В деревне Таянды мы сидели в блиндаже, а блиндаж был вырыт в школьном дворе. Я и учитель Евгений Геннадиевич Зязев сидели за дощатым столом и говорили о детях, о школе, об образовании. И когда я упомянул о новой школе в Еманжелинске, Зязев неожиданно сказал:

-- А я бы не хотел, чтобы мой ребенок учился в той школе.

-- Даже так? А почему?

-- Конечно, я рад, что в Еманжелинске построена такая красивая школа, но знаю, что большие детские коллективы проигрывают перед малыми. Наша малая школа - как большая семья. Мы все знаем про наших детей. Да и они - про нас. В нашей школе в классе 15 человек, а там - в два раза больше. Значит, ребенок в два раза обделен вниманием. У нас ребенок всегда может найти защиту. А если сам промолчит, найдется другой, который даст знать, что в туалете кого-то обижают.

-- Но экономика против. Против малой школы.

-- Значит, она против детей. Я вообще не понимаю, что происходит с нашим образованием. Если родители переехали, ученик не сможет учиться на новом месте, потому что там была одна программа, а здесь - другая. Что ни школа, то своя программа. А сколько учебников?

-- Но теперь, говорят, у нас образование - не под одну гребенку.

-- А прежде, говорят, наше образование было лучшим в мире. Или еще придумали подушевое финансирование, которое уничтожает малые сельские школы. Ну, выиграет бюджет какие-то деньги, а сколько страна потеряет без малых школ? Какими деньгами измерить то, что ребенок, один-единственный ребенок, вырос и стал нормальным человеком, а не преступником? Например, я точно знаю, что у нас в школе нет ни одного шприца. И никто не пытался попробовать наркотики. А ведь и к нам заезжают торговцы этим зельем.

То, что Евгений Зязев, побывав в большом мире, вернулся в родную деревню, не очень логично. Это - случай. К сожалению. Случай и то, что этот коренастый, крепко стоящий на ногах человек, этот хорошо ориентирующийся не только в горной тайге, но и в жизни мужчина прикипел к деревенской школе. И не стал "простым" учителем, заурядным урокодателем, а увидел себя и "доурочным", "заурочным", "послеурочным" наставником, тоже случай. И все эти случаи дали увидеть, как необходим школе такой "мужик", такой "пришелец", которому мало в школе работать, надо в ней жить, отдавая ей не треть и не половину, а всего себя.

Школа не может не воспитывать. Что ни говори, знания - всего лишь средство, а не смысл жизни. Школе должна принадлежать не только голова растущего человека, но и его душа. Если школа не воспитывает, она отдает воспитание кому-то другому. А кому?

Конечно, у малой деревенской школы - свои незаменимые преимущества. Не без плюсов и большая городская школа. И что? Какой из них принадлежит будущее? Городской? Да, ей. При этом подразумевается, что она - большая. И речи нет о том, что городская школа может быть малой. А почему? Неужели только потому, что большая городская школа - самая дешевая? Значит, мы все-таки намерены экономить на своих детях? На их будущем?

А Андрей Скатерной своего сына привез в Таяндинскую школу. Привез, между прочим, из Челябинска. Его беспокоило то, что в городе мальчик зажат бетоном и асфальтом, что ему не хватает "натуральных" впечатлений, ему негде проявить, испытать себя, схватить какие-то навыки преодоления, выживания. И когда узнал, что в Таяндах живет и здравствует школьный клуб "Росток", привез его туда. И не пожалел. Сам привязался к клубу, увлекся походами и сплавами, подружился со школой, помогает ей, чем может.

Оказалось, что к Таяндам привязан еще один человек - Леонид Савельевич Попов, известный журналист, некогда редактор газеты в Коркино, а потом заведующий сектором печати обкома партии. Он - из Таяндов. Точнее, здесь - его корни. Вся его родня "легла под березкой на окраине села" - и прадед Иван, и дедушка Сергей, и бабушка Меланья, и дядюшка Агей, и все Турковские. Леонид Савельевич прочитал ученикам свои стихи - о деревне, о детстве, о сверстниках, о своем желании "в Таяндах купить бы домик деревянный"...

У Таяндинской школы есть еще один почитатель - депутат Государственной Думы Д.Ф. Вяткин. Узнав о том, что в школе есть попечительский совет, он сам напросился в него. И не ради жеста - депутат находит время и повод (например, поздравить с Новым годом или с 1 сентября) приехать в Таянды (например, на классный час), поговорить со школьниками, расспросить их о походах, погостить в школьном лагере на Сухарыше, а раз в году - сплавиться по одной из горных рек.

Не сказать, что школа в Таяндах так уж оторвалась от города, она держит с ним живой контакт. Более того, она городу симпатична.

Где, однако, расти дитяте? Думаю, в деревне. Лучшее из детств - деревенское. Это на всю жизнь - произрасти, как трава по весне, в деревне. На ее раздольных просторах и пространствах, на ее обширных околицах и округах, среди ее молодой зелени, под ее облачной синевой, с ее рассветами и закатами. Рядом с ее коровами и жеребятами, собаками и петухами. Да, расти надо в деревне. Да и жить в ней - тоже. Но ветер дует не в деревню, а из нее.

По умолчанию, все ведет "туда", к тому, чтобы извести "затратные" деревни и собрать нас в мегаполисах. По статистике, уже половина землян - горожане. И того больше там, где распоряжается цивилизация. А в городах уже невозможно жить. Человеку в них места все меньше. Уже всем ясно, что город - не конфетка. А деваться некуда. Потому что и деревня - не карамелька. У города будущее - какое? У деревни будущего нет совсем.

А теперь все-таки о блиндаже. Мы сидели в блиндаже: на четыре стороны - срубы, сверху - накат. В углу - печка, железная, "буржуйка". Нары. Дощатый стол. За столом-то мы и сидели.

В какой еще школе есть блиндаж? Нигде более. Никто не додумался. А этот, в Таяндах, с чего бы?

Объясню. У старшеклассников школы были две поездки на Синявинские болота, где они "поднимали" солдат, погибших при защите Ленинграда. Таяндинские школьники много чего повидали и у нас на Урале, и подальше от него. И всегда они возвращались домой чуть-чуть другими. А Синявинские болота их потрясли. Впрочем, это особый разговор.

Из тех поездок "на войну" ребята привезли много ржавого железа. Отечественного и "импортного". Вот - ствол трехлинейной винтовки Мосина 1881 года, со штыком. Вот - плита от "Максима". Вот - лопата, хорошо сохранилась, можно копать. Вот - колючая проволока, наша и немецкая. Вот - каски, котелки и фляжки, наши и немецкие, все с пробоинами, и не с одной. Вот - хлорницы с хлором, тоже наши и немецкие: обеззараживали болотную воду. Вот - жесткий ботинок, американский (по лендлизу?). Вот - гильза, французская: вся Европа работала на Гитлера. Вот - бутылек, в горловине остался фитиль: пугливое пламя освещало какой-то окоп или блиндаж...

Заметьте: солдаты, безвестно павшие в 1943 году, воспитывают детишек ХХI века.

Сначала "трофеи" разместили в школьном музее, а потом возникла идея соорудить для них "филиал". Филиал? В каком виде? В каком? В виде блиндажа! Блиндажа? Невероятно!

Е.Г. Зязев:

-- Блиндаж строили всей деревней. Даже мой отец, давно уже пенсионер, на тракторе возил бревна. По вечерам родители приходили их шкурить. Чем могли, помогали выпускники школы. Ученики, перед походом, - два часа работы на блиндаже. А управлял всей этой "стихией" - Ф.М. Митькин, учитель труда, водитель школьного автобуса и "начальник" блиндажа.

Блиндаж еще больше сблизил школу и деревню.

А уже зреет новая идея.

Комментарии
Комментариев пока нет