Новости

Награду Анатолию Пахомову вручил замминистра обороны России Николай Панков.

По словам свидетелей задержания, активиста посадили в полицейскую машину и увезли в ОВД Дзержинского района.

По предварительной информации, площадь пожара превысила 400 квадратных метров.

Плакат у участников марша изъяли сотрудники полиции.

Несмотря на случившееся, Касьянов продолжил участие в памятном мероприятии.

Сообщение о возгорании автомобиля поступило на пульт экстренных служб в 05:53 с улицы Буксирной.

Чп произошло минувшей ночью в доме по улице Голованова.

Из-за аварии на энергосетях электричество в домах пропало в ночь на 26 февраля.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Только на "Камерате"

02.10.2008
Два первых вечера юбилейного фестиваля подарили встречи с незаурядными спектаклями и редкими актрисами

Театральный фестиваль - это спектакли. И если говорить всерьез, то только спектакли. Разумеется, и радость встреч театральных людей после долгой разлуки, и особая атмосфера, разговоры в кулуарах и в ходе "официальных" обсуждений, работа строгого жюри, мастер-классы...

Два первых вечера юбилейного фестиваля подарили встречи с незаурядными спектаклями и редкими актрисами

Театральный фестиваль - это спектакли. И если говорить всерьез, то только спектакли. Разумеется, и радость встреч театральных людей после долгой разлуки, и особая атмосфера, разговоры в кулуарах и в ходе "официальных" обсуждений, работа строгого жюри, мастер-классы... Честно говоря, со всем этим у юбилейной (десятой) "Камераты" не очень ладно. Та раздраженная усталость, которую хозяева сочли возможным предъявить гостям и журналистам с первого же вечера, оказалась заразной и не лучшим образом влияет как раз на фестивальную атмосферу. "Посыпалось" жюри: москвичи - редактор журнала "Станиславский" Григорий Заславский и арт-директор Центра имени Мейерхольда Павел Руднев - по разным причинам в самый последний момент отказались от поездки в Челябинск. Плюс вечные организационные неувязки.

Но все это забудется, а вот два первых спектакля "Камераты-2008" останутся в памяти, потому что стоят того. В первый вечер на фестивальной сцене сошлись дух античности, парадоксы интеллектуальной (экзистенциальной) драмы середины прошлого века и типажи современных телехроник. Лев Стукалов поставил свой спектакль "Я - Медея" по пьесе Жана Ануя в петербургском "Нашем театре" практически на пустой сцене: только багряная кулиса и натянутая веревка для белья, которое бесконечно стирает бывшая колхидская царевна, детоубийца и брошенная жена Язона. Актриса Марианна Семенова играет в своей Медее не столько помесь варварки с богиней, сколько женщину из лагеря беженцев. Из Чечни, Осетии, Грузии - неважно. Женщину, брошенную единственным мужчиной, на которого она могла опереться. Голый человек на голой земле. Чужая. "Ты здесь - чужая. Оставь нас под этим безоблачным небом", - говорит ей лукавый и усталый правитель Креон (Данил Кокин). Кто знает, как рождается и прорастает дух сценической трагедии? В руках женщины в черном с кавказским акцентом вдруг окажутся белые рубашки сыновей (их убийство - месть Язону и всему этому враждебному миру - еще впереди), и зал пронзает не ужас, но предчувствие ужаса. И будет вой в ночи уже не женщины, а раненого зверя, багряная кулиса превратится в языки пламени (грандиозный питерский сценограф Александр Орлов), бессильный плач Язона (Сергей Романюк) перейдет в какое-то рычание, и на мгновение (не более, но и не менее) со сцены дохнет истинной трагедией. Надо сказать, что в этом петербургском спектакле в роли Хомера мы увидели Дмитрия Лебедева, еще в прошлом сезоне бывшего актером Челябинской академической драмы. Пожелаем ему успеха в новом театре.

День спустя Красноярский драматический театр имени А.С. Пушкина сыграл на сцене "Манекена" спектакль "Похороните меня за плинтусом" по модной и даже скандальной книге Павла Санаева. Санаев - сын актрисы Елены Санаевой, пасынок Ролана Быкова (ему посвящена книга), внук народного артиста СССР Всеволода Санаева - как тот персонаж из анекдота, "про всех написал". И про маму, и про отчима, и про дедушку, и прежде всего - про бабушку, Бабоньку, главную героиню и повести, и спектакля. Разумеется, это беллетристика, а не документальная проза, но персонажи уж слишком узнаваемы, и вываленные на тебя чужие семейные тайны, скандалы, любови-нелюбови, война старой, никем не любимой, одинокой женщины с целым миром, а главное - с собственной дочерью, война, поле битвы которой - внук и сын, при чтении ошарашивают. В огромном (четыре часа, но ни минуты не скучно) спектакле молодого режиссера Алексея Крикливого все немного по-другому и о другом. Во-первых, очень много игры, представления, сценических интермедий, театра. Театра воспоминаний. Не очень молодой, совсем не худой и, прямо скажем, лысый мужчина (актер Даниил Коновалов) вглядывается в собственное детство (олимпийский 80-й год), как в зеркало. Вспоминаешь строчки Ходасевича: "Неужели вот он - это я? Неужели мама любила такого, желто-серого, полуседого и всезнающего, как змея?" Актер, как в новую кожу, бесстрашно впрыгивает в детские колготки и рубашонку, и через минуту уже не представляешь, что "вонючая, смердящая, проклятущая, ненасытная калека" Саша Савельев может быть иным. Я давно не видел такой убедительной театральной условности.

Постановка красноярцев (великолепная труппа в этой драме, а роль деда играет народный артист России Алексей Исаченко, когда-то бывший Воландом и Георгием Победоносцем на сцене озерского театра "Наш дом") - это два спектакля в одном (что может быть и чрезмерно, но гораздо лучше, чем ни одного, как порой бывает). Первая половина - парад изобретательно придуманных сценических аттракционов (вся атрибутика пионерско-олимпийского детства идет в дело, но используется не грубо, а смешно, элегантно и по-настоящему ностальгически, полет олимпийского мишки вызывает просто-таки волну эмоций в зрительном зале), сценический гротеск, быт, одухотворенный театром и превращенный в чистую музыку театрального действа. Счастье для зрителя (я видел, как в первом ряду знаменитый худрук Самарской драмы, гость "Камераты" Вячеслав Гвоздков радовался происходящему на сцене просто как дитя). Второй акт (большая его часть) - почти классический, душевыматывающий психологический театр. До полной гибели, всерьез, до страшного, огромного монолога матери под запертой дверью дома дочери (за запертой дверью - внук), до растерянных домочадцев у разверстой могилы Бабоньки. Ее грандиозно и тоже бесстрашно играет красноярская актриса Галина Саламатова. Обаятельная и по-настоящему красивая женщина не побоялась превратить себя в слоноподобное чудовище, домашнего монстра, жаждущего только одного - крохотный кусочек любви в ответ на ее клокочущие чувства. Но если нет любви, ничего нет, и это "ничего" актриса играет со страстью Медеи. Во время ее огромного финального монолога вспоминаешь вдруг что-то свое, глубоко личное, самое важное. Так бывает очень редко, и подобные эмоции - примета настоящего театра. Небанального, глубокого и - это на провинциальной и не только сцене вообще абсолютная редкость - тонкого. Театра подлинных чувств и сценических подробностей.

Важно сказать вот что: спектакли, подобные тем, что привезли петербургский и красноярский театры, в Челябинске увидеть можно только на "Камерате". Ни антрепризы, ни гастроли пафосных и модных столичных трупп встречи с таким театральным "форматом" не подарят. Так что спешите принимать дары от авторов "Камераты" номер десять. Сегодня на фестивале день ирландского драматурга Мартина Мак-Донаха (спектакли по его пьесам из Екатеринбурга и Перми), завтра "Коляда-театр" играет своего знаменитого "Гамлета", будут театральный Петербург, Алма-Ата, Нижний Новгород. Будет еще три-четыре, как минимум, редких, штучных спектакля. А на театральном фестивале это главное.

Владимир СПЕШКОВ

Комментарии
Комментариев пока нет