Новости

Чиновники сели за парты в школе управления.

Инвентаризация точек загрязнения главной реки России стартовала в Ярославской области.

По данным ГИС-центра ПГНИУ, заканчивающаяся сегодня зима стала самой снежной за последнее десятилетие.

В один из районных судов Великого Новгорода поступил необычный иск.

Олимпийца, многократного чемпиона СССР и чемпиона мира не стало в 69 лет.

Причиной смертельного происшествия стало взорвавшееся колесо.

Смертельное ДТП произошло около 08:00 утра на 220-м километре трассы.

32-летний хулиган несколько раз ударил полицейского руками и ногами, когда дебошира усаживали в патрульный автомобиль.

Стражи порядка просят граждан помочь в розыске автомобиля, украденного с дороги у с. Кичигино.

Эпидпорог по гриппу и ОРВИ по-прежнему превышен в ряде районов Челябинской области.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
  1. Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?
    1. Команда останется без медалей - 10 (83.33%)
       
    2. «Трактор» завоюет Кубок Гагарина - 1 (8.33%)
       
    3. Повторит достижение 2013 года и станет серебряным призером - 1 (8.33%)
       

Иначе потеряем целое поколение

29.10.2008
Нынешние призывники находятся в таком сложном психическом состоянии, что не могут нормально адаптироваться не то что к армейской,  но даже к гражданской жизни

Нина ЧИСТОСЕРДОВА

Челябинск

Повторное обследование - издевательство

В нашем военкомате произошло беспрецедентное событие. Психиатр областной военной комиссии Леонид Москаленко не утвердил за год около 300 медицинских актов призывников, заверенных врачами областной психоневрологической больницы. Он категорически не согласен с поставленными диагнозами. И потому вернул документы, потребовав нового обследования. Среди молодых людей, которых Леонид Александрович счел годными для армии, есть инвалид с рождения с умственной отсталостью и даже пациенты с шизофренией.

Нынешние призывники находятся в таком сложном психическом состоянии, что не могут нормально адаптироваться не то что к армейской, но даже к гражданской жизни

Нина ЧИСТОСЕРДОВА

Челябинск

Повторное обследование - издевательство

В нашем военкомате произошло беспрецедентное событие. Психиатр областной военной комиссии Леонид Москаленко не утвердил за год около 300 медицинских актов призывников, заверенных врачами областной психоневрологической больницы. Он категорически не согласен с поставленными диагнозами. И потому вернул документы, потребовав нового обследования. Среди молодых людей, которых Леонид Александрович счел годными для армии, есть инвалид с рождения с умственной отсталостью и даже пациенты с шизофренией.

Потрясенная мать рассказывает:

-- У моего сына олигофрения. Отпустить его одного в больницу не могу: он потеряется по дороге. Как мне по два раза в день отпрашиваться с работы и ехать на другой конец города, чтобы обследовать сына в третий раз за год?

Эта женщина и так совершила подвиг. Ее мальчик тяжело болен с рождения, но при этом посещал школу, пытается работать в швейном цехе и внешне мало отличается от своих сверстников.

-- МСЭК очень редко дает при таком диагнозе первую группу инвалидности. Но уж здесь-то все очевидно, - возмущена заместитель главного врача по экспертизе областной неврологической больницы, психиатр с 34-летним стажем Валентина Лютикова.

-- Это оскорбление нас, профессионалов, и издевательство над больными и их родственниками. Эти пациенты - чрезвычайно сложный контингент. Посылать их на повторное обследование - значит создавать экстремальную ситуацию для их семей и для врачей. Это колоссальный труд, временные затраты и государственные деньги, - говорит заведующая кафедрой психиатрии Челябинской медакадемии профессор Ирина Шадрина. - Мы все озабочены состоянием психического здоровья молодого поколения.

Несчастное поколение

В чем причины такой ситуации? Сегодня призываются в армию дети начала 90-х. Они родились в тяжкие для страны годы реформ и перестройки. Трудовая дезадаптация родителей приводила к депрессии, алкоголизму, наркотикам. Это был пик суицидов. Психическое здоровье взрослого населения нации было под угрозой. Сейчас выросли дети этого поколения. Мы получили ужасающий процент их нездоровья, не позволяющий им адаптироваться в сегодняшней жизни.

Дальше будет еще сложнее. Известно, что депрессия 30-х годов в Америке стала одним из поводов для развязывания второй мировой войны. Дети, родившиеся во время этой депрессии, в большом проценте случаев больны серьезными психическими расстройствами.

Они и без того ущербны, им сложно устроиться в этой жизни.

-- Сегодня эти дети попадают в новый виток депрессии плюс им создают армейские проблемы, - размышляет Ирина Шадрина. - Им бы сейчас дать шанс адаптироваться в обществе, потому что экономический кризис углубляется и они вообще останутся без профессии и работы.

Подчеркиваем: мы говорим о детях с проблемами психического здоровья. По ним дважды ударит социальный молот: в начале 90-х он был одним из факторов, способствующих развитию у них патологии центральной нервной системы. Теперь стал источником социальных проблем.

Подростки-самоубийцы

Это несчастное поколение, убеждены специалисты. В мире мы лидируем по подростковым суицидам. Если в мире на 100 тысяч населения приходится 14 самоубийств, в России их в четыре раза больше. Причем лидируют мальчики: они составляют 38,5 процента всех самоубийц. Это возраст 14-17 лет.

О чем это говорит? Они не могут приспособиться к сегодняшней экономической ситуации, социальной среде. У них депрессия, о которой они и не подозревают. Излом более мощный и реакции настолько категоричные, что они сводят счеты с жизнью. Причем на Урале число суицидов еще выше, чем по стране. У нас не очень высокий уровень жизни - это значимый момент. Играет свою роль и экология. У нас достаточно высок уровень безработицы. У нас большое количество мигрантов, беженцев, а это группа риска по суицидам.

И еще один момент, чисто социальный, отмечает Валентина Лютикова. Из подростков, которые приходят на призывную комиссию, минимум 80 процентов не имеют одного из родителей. Чаще всего нет отцов. Дети теряют родителей рано (в 10-13 лет). Для мальчиков это мощная психотравма. Гибель отца или его уход, развод родителей сразу сказывается на материальном положении семьи, в которой, как правило, не один ребенок. Мама вынуждена много и тяжело работать, как говорится, круглыми сутками, чтобы элементарно накормить и одеть детей. В результате они растут без надзора, не получают должного воспитания. Это не вина, а беда матери. Но в неполной семье формируется неполноценная личность. Вот социальный результат реформ, экономических потрясений, компенсировать который сегодня очень сложно.

Мировое сообщество говорит о том, что к 2020 году депрессия станет лидирующим заболеванием планеты, опередив сердечно-сосудистые болезни и онкологию. Уже сейчас среди неестественных причин смертности в Европе на втором месте онкология, а в России - суициды, причем численность их выше летальных исходов от рака.

Споры на комиссии

Врачи областной психоневрологической больницы рассказывают страшные истории. Когда в семье растет проблемный ребенок, родители в прямом смысле слова устают от него.

-- Недавно на приеме две разные семьи заявили одно и то же: "Лучше бы мой ребенок был инвалидом, умственно отсталым. Мы бы хоть знали, как его обиходить. Чем жить с этим постоянным позором, бессонными ночами".

И они жаждут сдать свое чадо в армию, чтобы там "воспитали, сделали из него человека". Скандалят: "Вы его должны отправить в армию! Я с ним здесь замучилась".

Но армия - не детский сад, не школа и даже не исправительное учреждение, предупреждают специалисты. И цель службы - не воспитание характера. Солдат обязан исполнять приказы. Но в таком возрасте вообще очень трудно подчиняться, а если это проблемная личность?

Служба в армии - экстрим в любом случае и для любого человека: это отрыв от семьи, привычной среды (возрастной, трудовой). В результате армия дезадаптирует, человек становится психически больным в случае, когда уже для этого имелись определенные предпосылки в его здоровье. Комиссованный из армии, он становятся двойным бременем - для семьи и общества.

Причем конфликты на комиссии возникают не только с родителями. Сами ребята, которых признают негодными к службе, спорят с врачами. Они говорят: "Я хочу служить".

-- Парадокс: они хотят пройти испытание армией, но мы-то, специалисты, понимаем, что очень немногие из них его выдержат, - рассказывает заместитель главного врача по экспертизе. - Невозможно призвать всех, пусть даже на год. Если врачи сказали, что у парня есть изменения психики, которые не позволят ему выдержать экстремальные моменты, нельзя рисковать. А такому человеку дают оружие. Кто потом будет отвечать за расстрелянных в карауле?

Возвраты мы получаем даже среди тех ребят, к здоровью которых у нас не было претензий. Проходит два-три месяца службы - ниточка, удерживавшая молодого человека в рамках психической нормы, в экстремальных условиях рвется.

Загадочный расстрел

Эта трагическая история обошла все СМИ. Сержант расстрелял в карауле нескольких человек, потом покончил с собой. Начальство недоумевало: все у парня было благополучно, без конфликтов. Никто его не обижал, он уже сам был "дедом", да и до дембеля оставались считанные месяцы. Расследование ЧП зашло в тупик, не отыскав никаких причин этой трагедии.

Истину удалось установить, когда к военным прокурорам присоединились психиатры. Оказалось, по психотипу личности парень был эпилептоидом. В начале службы над ним издевались, били, вымогали деньги. Но он никому не жаловался, по крупинкам копил обиды. За автомат взялся не тогда, когда был на грани отчаяния. Он был спокоен, вынашивал месть неделю за неделей, месяц за месяцем.

-- Это человек в футляре, ухоженный, необщительный, педантичный, живущий по своим правилам, - объясняет профессор Ирина Шадрина. - Но обид эти люди не забывают и не прощают. Самые страшные убийства совершают именно эпилептоиды.

Вот почему каждый подписанный медицинский акт - это огромная ответственность врача, который не хочет брать грех на душу за несостоявшуюся судьбу, а то и за чужие смерти.

-- Чаще всего обращающиеся к нам - призывники любого возраста, которые не в состоянии социально адаптироваться, - говорит Валентина Евгеньевна.

Как правило, у них нет постоянной работы. Своя семья тоже не складывается, с родителями возникают проблемы. Казалось бы, это пока микродезадаптация: они не совершают преступлений, балансируют, пытаются найти себя в обществе. Таким парням надо вовремя помочь. От этого выиграют и армия, и общество.

-- Одним психиатрам не сдвинуть эту скалу, грозящую катастрофой, - убеждена Валентина Лютикова. - Сегодня мы обучаем педиатров, сотрудников ИДН, социальных педагогов. Обращаемся к врачам-соматикам, мол, помогайте компенсировать проблемы детей перестройки. Только совместными действиями всего общества можно сдвинуть эту проблему. Иначе мы потеряем целое поколение.

Комментарии
Комментариев пока нет