Новости

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Реабилитационную программу для спортсменов организуют в санаториях Сочи.

На Играх разыграют 44 комплекта наград.

Изменение рабочего графика затронуло входящее в группу "Мечел" предприятие "Уральская кузница".

Подозреваемая втерлась в доверие к пенсионеру и забрала деньги, которые мужчина планировал потратить на еду.

Часть ограждения и покрытия крыши были повреждены тающим снегом.

Пока центр функционирует в тестовом режиме.

На 26 февраля запланировано 50 развлекательных мероприятий.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Чему быть?

12.01.2002

Вы хотели бы жить в абсолютно новом городе? Если представить себе, допустить, что за несколько лет построен и сдан "под ключ" абсолютно новый город, весь сразу, - вы хотели бы жить в нем? Боюсь, что утвердительный ответ на этот вопрос грешит поспешностью. А все дело в таком "капризе", как ощущение смутного дискомфорта от жизни в городе без прошлого.
Чтобы "иметь" вечно молодой город, надо только и всего, что строить новое на месте старого. Однако мы почему-то норовим что-то из старого оставить.
Что из старого оставить и что из старого разрушить - проблема эта в градостроительстве из "вечных".

Вы хотели бы жить в абсолютно новом городе? Если представить себе, допустить, что за несколько лет построен и сдан "под ключ" абсолютно новый город, весь сразу, - вы хотели бы жить в нем? Боюсь, что утвердительный ответ на этот вопрос грешит поспешностью. А все дело в таком "капризе", как ощущение смутного дискомфорта от жизни в городе без прошлого.

Чтобы "иметь" вечно молодой город, надо только и всего, что строить новое на месте старого. Однако мы почему-то норовим что-то из старого оставить.

Что из старого оставить и что из старого разрушить - проблема эта в градостроительстве из "вечных". Конечно, хорошо бы оставить поболее. То, во-первых, сохранить, что построили наши предки прочно, красиво, в своем стиле, так сказать, эксклюзивно. А еще, во-вторых, желательно сохранить нечто "типовое", рядовое, массовое, тиражное. То, что было жизненной средой большинства.

Теперь цены бы не было каким-нибудь постройкам XVIII или XIX веков. Например, черной избе, сохранись она каким-то чудом. Не многие из нас помнят, что первые дома в Челябинске отапливались по-черному, что многие десятилетия челябинцы жили в черных домах. Один бы из тех срубов с дырой в потолке, от которых наши предки с радостью избавлялись, мы теперь с удовольствием выставили бы напоказ. Мельницу бы сохранить, одну из многих. Или кузницу. Или кирпичный сарай. Или, представьте себе, Сибирскую башню на улице Труда. Долго перечислять то, что безвозвратно потеряно. Уже в наше время были бездумно снесены более близкие "пришельцы из старины" - дом Семеина и дом Елисеева. И совсем недавно пропал-таки дом на углу проспекта Ленина и улицы Красноармейской. Попытка оставить его не удалась. Видимо, Челябинск еще не созрел для таких решений.

Я не хочу упрощать. Проблемой "что разрушить, что оставить" болеет не только Челябинск. Она всеобщая. Даже и такой город, как Прага, не избежал споров о старине и новизне. В 1928 году Карел Чапек призывал сочетать "борьбу за старую Прагу со строительством Праги современной", настаивал, что старину, которая придает городам "особое благородство", надо сохранить, "как фамильную ценность". С другой стороны, признавал Чапек, "современному городу надо дышать, ему нужны простор для транспорта, ему необходимо покупать и продавать".

Конечно, нельзя не разрушать. В реальной жизни, к сожалению, город накапливает много такого, что подлежит безоговорочному сносу. Но в большом городе всегда есть и то, что достойно "вечности". Состоятельность горожан и городских властей проявляется в том, как они решают этот поистине философский вопрос: чему быть? Снести проще. И дешевле. А сбережение старины в суете городских забот может показаться капризом, упрямством интеллигентных людей, которым делать нечего, обломовской привычкой все оставлять, как есть. Но проходят годы, и с всегдашним запозданием пробуждается всеобщее сожаление о том, что снесено слишком много.

Размышляя об этом, обнадеживаешь себя тем, что наступят времена, когда мы будем богаче, и тогда наляжем на реконструкцию старины, потому как добросовестная реконструкция дороже и хлопотнее нового строительства. И тогда, наверное, мы отыщем в архивах чертежи дома купца Архипова и отстроим его заново. Воссоздадим заново тот самый дом Архипова, который теперь на наших глазах разрушается. n

Михаил ФОНОТОВ

обозреватель

Комментарии
Комментариев пока нет