Новости

Есть и «зеленый подарок»: область выделила средства на завершение строительства очистных сооружений.

Власти Кудымкара пока не знают, как будут обеспечивать жителей питьевой водой на время отключения водоснабжения.

Подрядчика для ремонта крыши определит аукцион.

Испекут блины, посоревнуются, поздравят мужчин с 23 февраля.

Вместо 12 месяцев на посту парень может провести два года на нарах.

На базе местного НИИ травматологии и ортопедии планируется открыть еще один нано-центр.

Найден таксист, который превратил своего пассажира в Шрека.

В Омской области неизвестный своим автомобилем травмировал женщину.

Коуч сибирских хоккеистов Андрей Скабелка подал в отставку.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Елена Боннэр - вожатая и санитарка

04.08.2000
В годы войны в Метлино был московский интернат

Начальник Кыштымского городского архива Маргарита Владимирова однажды получила бандероль из Москвы. В ней пять книжек и письмо: "С тех пор, как мы были в Кыштыме и Метлино, прошло почти 60 лет. Всегда с благодарностью вспоминаем все хорошее, что сделали для нас кыштымцы и метлинцы в те тяжелые годы: Среди нас есть известные люди - член-корреспондент Российской Академии наук, выдающийся физик-теоретик Давид Киржиц, скульптор Горихина, известный правозащитник Елена Боннэр и другие. Нам хотелось бы узнать - сохранился ли дом, где мы жили, как фамилия председателя колхоза, которого все звали Чапаем, как сложилась судьба сосланных поляков?" Письмо и книги прислала Лидия Хлебутина - одна из составителей сборника "Интернат. Метлино.

В годы войны в Метлино был московский интернат

Начальник Кыштымского городского архива Маргарита Владимирова однажды получила бандероль из Москвы. В ней пять книжек и письмо: "С тех пор, как мы были в Кыштыме и Метлино, прошло почти 60 лет. Всегда с благодарностью вспоминаем все хорошее, что сделали для нас кыштымцы и метлинцы в те тяжелые годы: Среди нас есть известные люди - член-корреспондент Российской Академии наук, выдающийся физик-теоретик Давид Киржиц, скульптор Горихина, известный правозащитник Елена Боннэр и другие. Нам хотелось бы узнать - сохранился ли дом, где мы жили, как фамилия председателя колхоза, которого все звали Чапаем, как сложилась судьба сосланных поляков?" Письмо и книги прислала Лидия Хлебутина - одна из составителей сборника "Интернат. Метлино. Война". Она же - воспитанница метлинского интерната.

В начале войны детей московских медиков отправили на Урал. Дом отдыха уральских рабочих, что располагался в селе Метлино тогда Кыштымского района, стал для почти двухсот ребят надежным приютом. Здесь же находились несколько сосланных молодых поляков. Книга издана в Физическом институте Академии наук имени Лебедева, где работал Андрей Сахаров. В ней двадцать три главы воспоминаний. Наибольший интерес вызывает рассказ начальника интерната Ревекки Славиной-Васильевой. Помимо трогательных и трагических подробностей о тяжелейшей жизни не приспособленных к страшным испытаниям столичных детей есть любопытные строки о пионервожатой Люсе: "Отношения с Люсей у меня с первого дня не сложились. Какие бы поручения я ей ни давала, она их не выполняла: Утром даю ей задание: "В восемь утра проводите с ребятами зарядку, старшим ребятам поручите младших". Но она предпочитала до 11 утра валяться в кровати. Поручаю ей прикрепить комсомольцев к воспитателям младших групп. Опять ничего не делает. Через неделю, часов в 12 вечера, решила пройтись по лагерю. Смотрю, в самом дальнем домике, где жили старшие мальчики, светится огонек. Вхожу и вижу: сидят за столом мальчики и Люся, лежит куча рублевок, идет карточная игра. На этом мое терпение лопнуло. Вскоре Люся уехала на фронт с санитарным поездом".

Объективности ради надо сказать, что не все так сурово оценивали Люсю. Вот что пишет воспитанник интерната Габриэль Мерзон: "Как-то в конце июля прибежала наша красивая пионервожатая Люся, студентка-медичка, приехавшая с нами из Москвы. "Ребята, - закричала она, - в Германии революция, а наша армия уже освободила Вильно!" Общей радости не было предела. Вот он, долгожданный перелом! Немецкие рабочие и крестьяне встали против фашистов вместе с нами! Но слух быстро развеялся. Немецкие рабочие и крестьяне продолжали топтать нашу землю, сея смерть и разрушения: Вскоре пионервожатая уехала на фронт, где, как я узнал впоследствии, провела всю войну, спасая раненых. Лишь много лет спустя стало известно, что наша Люся и Елена Боннэр - жена академика Сахарова - одно и то же лицо".

Самоотверженность воспитательниц, помощь кыштымцев и метлинцев сделали благое дело - ни один из маленьких москвичей не погиб от голода, холода и болезней. Все вернулись в Москву. Кто-то потом устроил свою жизнь в Израиле, в США, но большинство и поныне в столице. Интернатское братство не распалось.

Виктор РИСКИН

Комментарии
Комментариев пока нет