Новости

Дипломат скончался накануне своего 65-летия.

74-летнего пермяка подозревают в совращении школьницы.

31-летний Вадим Магамуров погиб в минувший четверг, 16 февраля.

Местный житель вступал с детьми в интимную переписку, после чего завлекал школьников к себе домой.

Переговоры Министерства строительства Пермского края с потенциальным инвестором замершего проекта прошли накануне.

По данным Минобороны, еще двое военнослужащих получили ранения.

Местный житель заметил пожар в доме у соседей и поспешил на помощь.

Уральские мужчины придерживаются творческого подхода в решении мобильных вопросов.

Есть и «зеленый подарок»: область выделила средства на завершение строительства очистных сооружений.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Ее мимолетное счастье

07.11.2008
От социальных кризисов народную артистку России Валентину Качурину спасают интересные роли, семья, сад и хорошие люди

9 ноября у актрисы Валентины КАЧУРИНОЙ юбилейный вечер - 40-летие творческой деятельности. Это событие народная артистка России отмечает на сцене родного театра драмы имени Н. Орлова. Зрители и почитатели таланта Валентины Васильевны увидят премьерный спектакль "Волки и овцы" А. Островского.

От социальных кризисов народную артистку России Валентину Качурину спасают интересные роли, семья, сад и хорошие люди

9 ноября у актрисы Валентины КАЧУРИНОЙ юбилейный вечер - 40-летие творческой деятельности. Это событие народная артистка России отмечает на сцене родного театра драмы имени Н. Орлова. Зрители и почитатели таланта Валентины Васильевны увидят премьерный спектакль "Волки и овцы" А. Островского.

-- Что ощущает прима театра на премьере?

-- Всегда волнуюсь, всегда! И конечно, горжусь, понимая, что премьера - это подарок и зрителям, и себе. Постановщик спектакля "Волки и овцы" Аркадий Кац не раз говорил: "Испытывайте счастье от пребывания на сцене. Когда артист ощущает кураж, его состояние передается залу и зритель заряжается его энергией". Я всегда радуюсь, когда это случается. Хотя пьесе более ста лет, она очень современна. Ее герои ради денег идут на любые подлости. Духовное начало исчезло, и деньги поглотили все. Разве это не про наше время?

Нынешняя ситуация в стране отражается и лично на мне, и на жизни театра. В первую очередь меня шокирует постоянный рост цен. Руки опускаются, когда видишь, как дорожают самые необходимые продукты. А зарплату нам не повышают. Актеры бедствуют. И если бы не грант губернатора, позволивший хоть как-то поддержать актеров, то я не представляю, что было бы с нами. В нашем театре из-за отсутствия средств вынуждены были отказаться от спектакля, что планировался к юбилею замечательной актрисы Марины Меримсон. Это ужасно! Мы ведь и так не шикуем, не строим декорации за миллионы. Ну, исчезнет театр - и что останется? Казино? Варьете? Не хотелось бы. И так уже идет процесс разложения общества. Когда меня одолевает депрессия, я стараюсь вытащить себя из этого состояния: всегда иду к людям, к природе, в театр. Потому что только это согревает душу и дает возможность жить дальше

-- Как-то наша газета проводила для читателей "Прямую линию" с Александром Калягиным, приехавшим в Челябинск на гастроли. Вы позвонили ему как председателю Союза театральных деятелей России, возмущаясь нелегким положением актеров в периферийных театрах.

-- Он ответил: "Конечно, Валентина Васильевна, будем думать". Но дальше слов дело не пошло. А недавно из теленовостей узнаю, что по решению Госдумы из бюджета, выделенного на текущий год для сферы культуры, снято восемьсот с лишним миллионов рублей. Опять впала в депрессию: это ужасно, деньги отнимают у самых обездоленных. Считаю, что государственные театры должны содержаться достойно, тем более репертуарные. Они последнее прибежище уникального явления - русского психологического театра.

-- Поддерживаете ли вы связь со своими однокурсниками?

-- Не со всеми. К сожалению, многих уже нет. После окончания Саратовского училища мы поехали по распределению в Барнаульский театр юного зрителя и повезли туда все дипломные спектакли. Там я много играла главных ролей, но два года спустя коллектив распался. Руководитель, который нас туда привез, оказался малоинтересным творчески человеком. В результате мы разбрелись кто куда. Я попала в Челябинский театр драмы, в котором работаю уже 38 лет.

Несколько лет назад мы с мужем были в Уфе. Там гастролировал Оренбургский театр, и я увидела на афишах имя народного артиста России Андрея Лещенко - моего однокурсника, с которым мы не встречались тридцать лет. Мы пошли в театр на закрытие гастролей, Андрей играл главную роль. Я волновалась: узнаю его или нет? Он в молодости был длинноногим красавцем с пышной шевелюрой. И вдруг выходит совсем другой, незнакомый человек. Но как только он заговорил и я услышала знакомый голос и хорошую сценическую речь, то сразу узнала нашего Андрея.

Спектакль закончился, труппу с окончанием гастролей вышли поздравить местные власти. Попросила слова и я: "Уважаемые зрители, я народная артистка России Качурина Валентина Васильевна из Челябинска. Мы с Андреем Федоровичем Лещенко вместе учились. Спустя 30 лет впервые вижу его на сцене и счастлива, что он состоялся как большой актер, что он в такой великолепной творческой форме". Мы обнялись, зал стоя аплодировал, и все плакали. Мы - от счастья.

От Андрея узнала, что у Евгения Поплавского, еще одного нашего однокурсника, тоже народного артиста России, творческие проблемы в его курском театре. Я тут же позвонила Евгению и сказала: "Ты нужен нашему театру, здесь займешь достойное тебя место". Вскоре Женя сам приехал в Челябинск. В это время в театре находился Аркадий Кац, он сказал Орлову: "Это же явный талант". И на нашей сцене появился профессионал, замечательный партнер. Мой однокурсник стал любимым актером многих челябинских зрителей.

-- Какие роли доставляют вам особое удовольствие?

-- Конечно, роли классического репертуара - героини Чехова, Островского, Шекспира, Шиллера. В основном я играла сильных духом женщин. Мария Стюарт, идя на место казни, специально надела красное платье, чтобы кровь была незаметна, когда палач отрубит ей голову. Без помощи стражи взошла на эшафот: не хотела, чтобы видели ее слабость. Такие роли требуют большой внутренней силы, энергии, мастерства и таланта. Для меня в этом смысле пример - Константин Райкин. Его спектакли - эталон, к которому надо стремиться. Когда смотрю на игру Райкина, восхищаюсь, сопереживаю и думаю: как хорошо, что я сопричастна к искусству. Недавно на фестивале "Сцена-2008" посмотрела "Тартюфа" Златоустовского драматического театра. С какой отдачей они играют! Это дорогого стоит.

-- А как давно вы, ведущая актриса труппы, играли неглавную роль? Наверное, и не вспомните.

-- Совсем недавно. Три года нашим театром руководил Владимир Гурфинкель, он поручал мне второстепенные и даже эпизодические роли. Не скрывал, что делает ставку на молодежь. Для меня это был мучительный период. У него на первом плане была форма. Мне неоднократно приходилось с ним спорить. Для меня театр в первую очередь - это актеры, а затем все остальное.

-- Артисты часто говорят, что любят свои роли, как детей. А вот реальных детей не все решаются завести. Вы успели родить и сына, и дочку.

-- Они - свет в окошке, ничего не может быть лучше. Я актрисам говорю: "Рожайте! Жизнь пройдет, а дети останутся". Наш артист Павел Миронович Шустиков говорил мне: "Ну, Валентина, никогда не думал, что у тебя будут дети. Ты настолько была поглощена сценой, что удивила многих". Я всегда хотела ребенка, но только от любимого человека. Аня учится на последнем курсе факультета журналистики, Вадим уже работает. Теперь мечтаю о внуках. Сын шутит: "Я тебе своих детей не доверю, ты их избалуешь". - "Не избалую". - "Пиши расписку!" Пожалуйста, напишу, лишь бы внуки были.

-- Валентина Васильевна, стал ли Челябинск для вас родным?

-- Здесь у меня семья, друзья, зрители. Но, будь моя воля, я бы театр перетащила в экологически чистое место. Театр для меня всегда был оазисом. Мы жили в любви. Наум Юрьевич никогда не позволял себе голос повысить. Для артистов шок, когда многие нынешние режиссеры не считают зазорным ругаться матом. Я уж не говорю о молодежи на улицах города. Поэтому стараюсь ограничивать свой круг общения театром, домом, друзьями.

Давно дружу с Ниной Шелховской, преподавателем французского языка ЧелГУ. У нас почти одновременно родились дети. Она смотрела все спектакли нашего театра. Она, конечно же, моя поклонница. Своей дочери она сказала: "Когда играет Валентина Васильевна, это надо смотреть, это всегда качественный спектакль". И вообще она ценит актеров и всегда идет в первую очередь именно "на актера".

-- Идеальный зритель! Вот бы все были такими.

-- Раньше мне казалось, что челябинский зритель очень театральный, и это неоднократно отмечали гастролирующие в городе труппы. К сожалению, положение изменилось, зрители ведут себя, как на стадионе. На спектаклях можно услышать свист, громкие разговоры, я уж не говорю о телефонных звонках во время спектакля. Балом правит массовая коммерческая культура: звезды эстрады, гастролеры с дешевой антрепризой, на которых, к сожалению, идут зрители, правда, потом многие говорят, что наш театр лучше. Так не платите деньги за халтуру, не аплодируйте стоя, не восхищайтесь откровенной подделкой!

-- Чего вы не приемлете более всего?

-- Непрофессионализм и вранье. Как правило, первое тянет за собой второе.

-- Хочется противостоять несовершенству реального мира?

-- По натуре я бунтарка. И порой корю себя за то, что не так часто реализую это свое качество. Всего один раз участвовала в демонстрации профсоюзов, выступавших за права человека, за достойную зарплату, даже давала интервью местному телеканалу, в котором, правда, оставили только поздравления с праздником. На Западе люди активно выступают за свои права, против сокращения рабочих мест, низкой зарплаты. А мы молчим. Почему? Нас все устраивает? Нет. Мы боимся. Мне на глаза попалась статья Владимира Познера, в которой он ссылается на высказывание итальянского мыслителя, писателя, политического деятеля эпохи Возрождения Никколо Макиавелли: "Народ и общество, которые долго и покорно несли иго рабства или угнетения, теряют дар божий: любовь, чувство собственного уважения и независимость. Эти категории заменяются низкопоклонством и холуйством. Такой народ и такое общество не могут воспользоваться плодами свободы, даже полученной по счастливой случайности".

Осмысливаешь это, становится не по себе. Что ж делать. Надо жить.

Меня выручает мой сад. Приходит весна, просыпается природа, раскрываются почки, зацветает вишня, приезжают мои любимые соседи. На душе становится тепло. А если появляется талантливый режиссер, интересная роль, то с головой погружаешься в профессию, окунаешься в творческий процесс - и это счастье, которое дает мне ощущение мимолетной гармонии.

Беседовала Лидия САДЧИКОВА

Комментарии
Комментариев пока нет