Новости

Пожар в заведении "Юнона" произошел в воскресенье в полдень.

52-летний водитель припарковал старенькую "Тойоту" на горке.

Из-за инцидента движение  в сторону проспекта Энгельса оказалось частично заблокировано.

По данным Пермьстата, обороты заведений общепита резко просели.

Добычей безработного пермяка стали 5800 рублей.

23-летний Анатолий вышел из дома 10 февраля и больше его никто не видел.

В Арбитражный суд Пермского края обратилась компания "Росстройсервис".

В ближайшие сутки на территории края ожидаются снегопады и метели.

В ближайшее время жестокий убийца предстанет перед судом.

Отца двоих детей искали двое суток.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Дети, которых мы теряем

18.01.2002

В семье Виктора Столбикова, старообрядца, члена общественного комитета "За духовное возрождение"  при администрации Миасса, четверо детей, в том числе трое сыновей, воспитанию которых он старается уделять по возможности больше внимания. Поэтому участь пугающе растущего числа брошенных детей, ставших при живых родителях изгоями нашего больного общества, очень беспокоит Виктора Ивановича. Предлагаем его тревожные размышления по этому поводу:
В памяти многих из нас свежи времена относительного благополучия в нашем государстве, когда развал экономики только начинался и не был столь очевиден. В те годы нам еще не приходилось быть свидетелями ежедневного обхода контейнеров с мусором опустившимися, неряшливого вида людьми, не имеющими работы, а порой и крыши над головой. По подъездам и магазинам еще не ходили маленькие дети и не просили "денежку или что-нибудь поесть".

В семье Виктора Столбикова, старообрядца, члена общественного комитета "За духовное возрождение" при администрации Миасса, четверо детей, в том числе трое сыновей, воспитанию которых он старается уделять по возможности больше внимания. Поэтому участь пугающе растущего числа брошенных детей, ставших при живых родителях изгоями нашего больного общества, очень беспокоит Виктора Ивановича. Предлагаем его тревожные размышления по этому поводу:

В памяти многих из нас свежи времена относительного благополучия в нашем государстве, когда развал экономики только начинался и не был столь очевиден. В те годы нам еще не приходилось быть свидетелями ежедневного обхода контейнеров с мусором опустившимися, неряшливого вида людьми, не имеющими работы, а порой и крыши над головой. По подъездам и магазинам еще не ходили маленькие дети и не просили "денежку или что-нибудь поесть". Сейчас все это происходит на наших глазах. И мы вольно или невольно должны как-то определять свое отношение к этому - принимать или не принимать, закрывать глаза или пытаться противодействовать. Конечно, можно пройти мимо, оправдывая себя тем, что эти люди сами во многом виноваты, а за бездомных детей в первую очередь ответственны их незадачливые родители. Но не каждый успокоит себя этим. При виде бездомных, брошенных детей у многих в глубине души "скребут кошки". Ведь они все равно - дети, а мы - взрослые, так и не сумевшие должным образом позаботиться о подрастающем поколении.

Скажи нам кто-нибудь лет десять назад, что скоро беспризорных детей в России будет больше миллиона, мы посчитали бы такого человека ненормальным. Сейчас не все нормально, видимо, с нами самими. Что-то у нас не так, чего-то всем нам не хватает. Может быть, нет достаточного иммунитета от той новой морали, которая воцаряется вокруг? "Каждый за себя", "Моя хата с краю" все более теснят былое советское "Человек человеку друг...", а евангельские слова "Возлюби ближнего своего, как самого себя..." уходят от нас еще дальше, чем в не столь давние времена повального атеизма. В сознании многих российских граждан укореняется крайний индивидуализм, порождающий черствость и отчуждение.

Все более разобщают нас и растущие трудности современной жизни. Старые привычные формы объединения, на которых держался коллективизм - куцый наследник былой русской общинности, изжили себя, а создать новое не хватает сил.

В этой ситуации судьба безнадзорных детей, так их называют теперь, вызывает еще большую тревогу. На беспризорников в послереволюционной России в конце концов хватило детских учреждений, где они получали приличное воспитание, чтобы во взрослой жизни стать не хуже других советских граждан. А что происходит сейчас? Даже если завтра все брошенные, живущие в подвалах и других подземных сооружениях ребятишки окажутся в детдомах и приютах, а их воспитателям удвоят зарплату, получат ли эти дети к своему совершеннолетию "путевку в жизнь", хотя бы в чем-то равноценную той, которую получал советский детдомовец? Пока в нашем государстве перед людьми не поставлена достойная цель жизни, нет приемлемой большинством идеологии, учить детей по-старому еще можно, а вот воспитывать по-новому тяжело.

Из беспризорников 20-х и 50-х воспитывали строителей коммунизма, и они, вырастая, многое созидали. Была цель, пусть призрачная и нереальная, но высокая, позволяющая прививать добрые качества. А на каких высоких целях воспитывать сейчас: как в жизни выжить, как научиться делать деньги, чтобы быть "всегда первым"? Но такие "далеко идущие цели" могут удовлетворить человека лишь в том случае, когда его сознание не слишком отягощено грузом культурного наследия, а совесть в некоторой мере атрофирована.

Хотя уже нет вождей, указующих "верную дорогу", свято место пусто не бывает. Роль государственного идеолога - в руках владельцев СМИ и рекламы, влияние которой в современном мире трудно переоценить. "Живи в удовольствие", "Оторвись с друзьями", "Уступи соблазну" - вот идеал, с помощью которого нам реально предлагают воспитывать будущих строителей пока не всем понятного общества российского капитализма. Вызовут ли энтузиазм у воспитываемых эти идеалы и сделают ли они из воспитателей подвижников? Вряд ли.

К слову, положение дел с нашими детьми очень серьезно не только в части их безнадзорности. Причины происходящих с ними бед, конечно, прежде всего во взрослых, в нас с вами. Мы последовательно сдаем позиции и от лености души привыкаем ко многому - к детскому курению, сквернословию, наркомании и подростковой проституции. Чем все кончится? Боимся об этом думать, гоним эти мысли прочь, наивно надеясь, что все как-нибудь обойдется. Когда же наберемся мужества и душевных сил, чтобы честно, терпеливо, заботливо и с теплотой сердечной лечить израненные души детей? И не только брошенных.

Записал Валерий ЕРЕМИН

Комментарии
Комментариев пока нет