Новости

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Благодаря снимку космонавта Олега Новицкого.

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Реабилитационную программу для спортсменов организуют в санаториях Сочи.

На Играх разыграют 44 комплекта наград.

Изменение рабочего графика затронуло входящее в группу "Мечел" предприятие "Уральская кузница".

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Владимир ГОЛОВЛЕВ: "Я вернулся, чтобы победить!"

19.01.2002
Депутат Госдумы готов понести наказание вместе с другими руководителями

С депутатом Государственной Думы и бывшим председателем комитета по управлению государственным имуществом Челябинской области Владимиром Головлевым я разговаривал более часа. Все это время меня не покидало ощущение абсолютной неискренности собеседника. Дело не в закрытости, наоборот, Владимир Иванович вел себя весьма непринужденно, в меру кокетничал, когда нужно - напрягался от острых вопросов, смеялся, пожимал плечами, разводил руками. И тем не менее каждый его ответ, до слова, до многозначительной паузы или нервного смешка, был четко продуман и выстроен. Встретиться В.

Депутат Госдумы готов понести наказание вместе с другими руководителями

С депутатом Государственной Думы и бывшим председателем комитета по управлению государственным имуществом Челябинской области Владимиром Головлевым я разговаривал более часа. Все это время меня не покидало ощущение абсолютной неискренности собеседника. Дело не в закрытости, наоборот, Владимир Иванович вел себя весьма непринужденно, в меру кокетничал, когда нужно - напрягался от острых вопросов, смеялся, пожимал плечами, разводил руками. И тем не менее каждый его ответ, до слова, до многозначительной паузы или нервного смешка, был четко продуман и выстроен. Встретиться В. Головлеву предложила газета, но в ходе беседы я постоянно ловил себя на мысли, что Владимир Иванович просто использует меня как канал информации, рассчитывая тем или иным ответом повлиять на ситуацию с его уголовным делом. Опытнейший политик и общественный деятель раз за разом выстреливал в мою сторону порцию "пиара" с хорошо просчитанным результатом.

-- Владимир Иванович, в чем, собственно, вас обвиняет областная прокуратура?

-- Меня обвиняют в мошенничестве, в злоупотреблении служебным положением и во взяточничестве. "Злоупотребление служебным положением" заключается в том, что в свое время выполнил решение областного Совета, которому я как председатель комитета по управлению государственным имуществом подчинялся. "Мошенничество" заключается в том, что при моем участии была создана инвестиционная компания, чековый инвестиционный фонд. Еще более интересно обвинение во "взяточничестве". Я дал несколько интервью газете "Акция", которые были потом напечатаны. Перед этим, по утверждению следователей, одно из предприятий Челябинской области перевело в газету крупную сумму денег - 12 миллиардов неденоминированных рублей. Это, по мнению прокуратуры, и была взятка.

-- Приехав в Челябинск два месяца назад для дачи показаний, вы обещали сенсационные разоблачения. И где же они?

-- А мне их элементарно не дали высказать в ходе следствия, грубо прервали, нарушив тем самым российское и международное законодательство. И я указал на это во всех протоколах. Как только я начал упоминать фамилию прокурора Челябинской области Анатолия Брагина, меня остановили, ведение протокола прервали и допрос закончили. 27 декабря предъявили окончательное обвинение и вручили список, состоявший из 72 вопросов. Очередной допрос был назначен на 9 января. Я подготовил свои ответы, приехал, спокойно начал давать показания. И как только дошел до конкретных фамилий, была сделана пауза, мне предложили отложить допрос на следующий день. Наутро мне позвонил руководитель следственной группы Юрий Арцер и сообщил о болезни ВСЕХ следователей. А их в группе 12 человек. Решили перенести нашу встречу на вечер. Приехал, и мне объявили постановление о том, что прокуратура отказывается от всех вопросов следствия. Ничего страшного, говорю, нет у вас вопросов, я все равно стану рассказывать, вы же хотите установить истину, так записывайте. Увы, следователи отказались вести протокол, и я не успел привести доказательства своей невиновности.

-- Владимир Иванович, правильно ли я перечислил фамилии обвиняемых по вашему делу: Головлев, Желтикова, Дудин, Белехов, Власов, Волчанов, Афонин?

-- Сначала в обвинении фамилий было гораздо больше, потом они исчезли. Исчезла и фамилия Александра Дудина, остались только люди, названные вами выше. С этими товарищами я не виделся уже много лет и сейчас совершенно сознательно с ними не встречаюсь, не разговариваю по телефону, не имею вообще никаких контактов, чтобы меня не обвинили, будто я пытаюсь повлиять не следствие (сидевший в двух метрах от нас Леонид Власов, бывший председатель областного фонда имущества и один из обвиняемых по "делу Головлева", видимо, был всего лишь призраком, фантомом, галлюцинацией - Р.Г.). Мое мнение - обвиняемым ничего не грозит: от этого дела ни-че-го не останется.

-- Когда же дело будет доведено до судебных слушаний? Долго ли вы будете знакомиться с материалами обвинения?

-- Приехав знакомиться с ними, я и мой адвокат Борис Золотухин заявили в прокуратуре, что мы заинтересованы в максимально быстрой передаче дела в суд. Сначала я бегло ознакомлюсь с содержанием всех 136 томов, чтобы определить, а стоит ли внимательно изучать все из них. Сложности могут возникнуть лишь с рукописными протоколами, а их в деле немало, придется кому-то читать мне их вслух - сам я не всегда разбираю почерк. Если не возникнет каких-то обстоятельств в ходе рассмотрения дела, а у меня есть сведения, что некоторые документы сфальсифицированы и некоторые материалы из дела просто исчезли, значит, со своей стороны, я гарантирую: затяжек никаких не будет.

-- Подробнее, пожалуйста, о фальсификациях - факты и фамилии.

-- Я уже говорил, что в фальсификации дела напрямую заинтересован прокурор области Анатолий Брагин. И доводы свои насчет заинтересованности Брагина я направил в Генеральную прокуратуру. Молчит генпрокурор Устинов - добьюсь ответа через суд. Личная заинтересованность областного прокурора в "моем деле" зависит от нескольких обстоятельств. Первое, и это всем известно, у нас с Брагиным многолетняя вражда. Я не раз через прессу и лично обвинял Брагина в сокрытии ряда преступлений и в непомерных политических амбициях. В свою очередь прокурор на каждых выборах старался помешать моему избранию в Государственную Думу. Еще за много лет до предъявления мне обвинения он выступил на заседании правительства области и назвал меня государственным преступником, сообщив всем, что он Головлева обязательно посадит. Таких фактов очень много.

Второе. Обвинение напечатано на 42 страницах, в нем перечислено более 100 фамилий, более 200 предприятий. Требуется оценка примерно 380 законов, указов и законодательных актов. Когда я прочитал "свое дело", стало совершенно очевидным личное участие Брагина в значительном количестве эпизодов. Этому есть документальные подтверждения и показания свидетелей. В любом случае Брагин либо в ходе следствия, либо во время судебного процесса может быть вызван для ответа. Пока свидетелем, а после того, как выяснятся все обстоятельства и состоятся очные ставки, я не исключаю, что прокурор Челябинской области перейдет по "моему делу" в категорию обвиняемых. Как же он может в таком случае вести это дело?

Третье. С момента, когда Брагин стал прокурором области, с его стороны шел обман Генеральной прокуратуры. Я обнаружил эти факты, знакомясь с материалами дела. Брагин просил у Генпрокуратуры продлить срок следствия, якобы для проведения экспертизы или каких-либо действий, но ничего подобного не делалось. Два года из Челябинска в Москву отправляли написанные под копирку сообщения о следствии по "делу Головлева", хотя фактически прокуратура бездействовала. Тем самым Брагин ввел Генеральную прокуратуру в заблуждение.

-- А к Петру Сумину у вас какие претензии?

-- Мои претензии к нынешнему губернатору и моя сильная нелюбовь к нему - это миф. Когда Сумина избирали - и в 1996, и в 2000 годах, я считал, что другого выхода у области просто нет. И наши с Петром Ивановичем действия были согласованы. Петр Сумин когда-то возглавлял областной Совет, то есть тот орган, который принимал целый ряд решений по приватизации. И Сумин поддерживал наши инициативы по приватизации. Сейчас очень многим хочется сказать: "Во всем виноват Головлев!" Но это не так! Речь-то идет не о моих личных проступках, а о нарушениях в законодательстве, допущенных в ходе приватизации ряда предприятий Челябинской области. Не я один принимал решения о приватизации! Если уж взялась прокуратура пересматривать итог приватизации, то пусть пересматривает все в совокупности. И если выполнение мною решений областного Совета является уголовным преступлением, то я согласен ВМЕСТЕ СО ВСЕМИ понести наказание. Вместе с Петром Ивановичем! Да не только с ним, решения по приватизации принимали Виктор Христенко, который курировал комитет по управлению госимуществом, Вадим Соловьев, целый ряд московских чиновников - Чубайс, Гайдар, Кох, Казаков, Илюшин.

-- В Интернете появилась информация, что вы записали и оставили в Лондоне некие видеоматериалы. Зачем?

-- У меня большой опыт, который говорит, что нужно предусматривать все возможные варианты развития ситуации. Да, ряд документов и видеоматериалов я отправил в Лондон. И, возможно, они уже в скором времени появятся в западной печати. Гарантирую: все, что я хочу сказать на следствии или на суде, не исчезнет.

-- Какая, по вашему мнению, судьба ждет чековый инвестиционный фонд социальной защиты населения и деньги многочисленных его вкладчиков?

-- Вас волнует судьба ЧИФ СЗН? Вы знаете, меня тоже! И в связи с этим скоро кое у кого возникнут большие проблемы. Как вы помните, тот чековый фонд был создан для того, чтобы ряду социально незащищенных слоев населения дать дополнительные гарантии. Вместе с заместителями губернаторов, представителями УВД, ФСБ и других серьезных организаций в составе наблюдательного совета фонда состоял и я. Это был чуть ли не единственный фонд, который действительно помогал своим акционерам: оплачивал ритуальные услуги, выписывал газеты, производил денежные выплаты. Все это делалось за счет доходов от работы на фондовом рынке. ЧИФ СЗН набрал большой пакет акций. И я с прокуратурой согласен, что этот пакет сегодня стоит 4 миллиарда рублей. Но ведь как только стало ясно, что у фонда появилась столь значительная сумма, именно сотрудники прокуратуры обратились в суд, требуя ликвидации фонда. И потребовали, чтобы именно их представители занялись бы распределением этих акций. В 1997 году они вначале обратились в московский суд. Им отказали. Тогда прокуратура в рамках моего дела арестовала все счета и все активы. Естественно, после этого акционеры ничего уже не смогли получить. А потом областной арбитражный суд отменяет регистрацию ЧИФ СЗН и поручает заняться активами фонда другой челябинской инвестиционной компании, которая к тому времени была уже объявлена банкротом. Очень странное решение. Мне до сих пор, хотя я уже давно не имею к ЧИФ СЗН никакого отношения, приходят письма акционеров, которые задают один вопрос: где же наши деньги? Так вот, я решил вернуться в фонд и обязательно начну разбираться, куда прокуратура дела 4 миллиарда рублей.

-- У вас есть собственность в Челябинской области? Машины, квартиры, акции предприятий?

-- У меня есть в Челябинске приватизированная однокомнатная квартира, в которой я не живу. Но у меня никогда не было в собственности ни одной акции предприятий Челябинской области. Вместе с 260 тысячами южноуральских вкладчиков я сдал свой ваучер в ЧИФ СЗН. И у меня была акция Банка содействия приватизации на миллион неденоминированных рублей. И все! Никакой другой собственности в Челябинской области у меня нет.

-- Упомянув Банк содействия приватизации, не хотели бы вы назвать свою версию до сих пор не раскрытого убийства его руководителя Владимира Багриновцева?

-- Багриновцев - это один из тех ключевых людей, личности которых почему-то отсутствуют в "моем деле". Связи Багриновцева были колоссальными, все вопросы он решал очень легко и здорово управлял Банком содействия приватизации. Я был членом совета директоров банка, инициировал ряд проверок его деятельности, в ходе которых выяснились весьма любопытные детали. Например, что в банке была налажена система хищений, деньги оттуда уходили, в том числе и на финансирование ряда "левых" политических структур области и некоторых кандидатов в депутаты по одномандатным округам. Перечислял банк Багриновцева деньги и конкретным сотрудникам правоохранительных органов. Анализируя всю эту ситуацию, можно выдвинуть различные версии гибели Багриновцева. Но я бы предпочел не делать сейчас выводов.

-- Видимо, судебный процесс по вашему делу будет не из легких...

-- Да уж (смеется), "дело Головлева" никогда не было легким для прокуратуры и ФСБ.

И не станет! Если кто-то, увидев, что меня нет в Челябинске, подумал, что Головлев сдался, тот глубоко ошибался. Я вернулся!

Роман ГРИБАНОВ

Комментарии
Комментариев пока нет