Новости

На 26 февраля запланировано 50 развлекательных мероприятий.

Среди пострадавших – два несовершеннолетних мальчика.

Удар ножом он нанёс в ответ на попадание снежком в лицо.

Открытие автомобильного движения запланировано на 2018 год.

В Пермском крае осудили мужчину, который более полугода избивал несовершеннолетнюю.

Выставка получилась уникальной, поучительной и чуть-чуть ностальгической.

В праздничные выходные посетителей порадуют интересной программой.

Школьники встретились с участниками Афганской и Чеченской войн.

Хищника вел по проспекту Ленина неизвестный мужчина.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Революция в кардиологии

26.12.2008
Минздравсоцразвития РФ поддержало предложенную губернатором Челябинской области кандидатуру главного кардиохирурга региона Олега Лукина на должность главврача федерального кардиоцентра. Мы узнали у Олега Павловича, как открытие кардиоцентра изменит жизнь южноуральцев.

Минздравсоцразвития России поддержало предложенную губернатором Челябинской области кандидатуру главврача федерального кардиоцентра. Это главный кардиохирург региона Олег Лукин, более двадцати лет проводящий операции на сердце. Корреспондент MediaЗавод.ру узнал у Олега Павловича, как открытие кардиоцентра изменит жизнь южноуральцев.

Чиновником я не буду!

— Олег Павлович, поздравляю вас с назначением! Конечно, очень жаль, что больные, которые просто молятся на вас, лишатся кардиохирурга с таким опытом и такими руками, да еще и оперирующего в две смены. Но блестящая карьера того стоит.

— Поздравлять пока преждевременно. Официальным назначением будет приказ Минздравсоцразвития после окончания строительства. Я в настоящее время являюсь одним из рассматриваемых кандидатов на эту должность. А та организационная работа, которую я выполняю по подготовке к началу работы центра, связана с моей должностью главного кардиохирурга области. Что касается прекращения активной хирургической деятельности в случае назначения меня главным врачом, то это все ерунда. Полностью переезжать из операционной в руководящий кабинет не собираюсь. Лео Антонович Бокерия руководит крупнейшим в мире по объему операций Бакулевским центром сердечно-сосудистой хирургии и при этом оперирует ежедневно. Директор центра нейрохирургии имени Бурденко в свои 75 лет четыре раза в неделю ходит в операционную. Главный врач Пензенского федерального центра, где я был недавно, кардиохирург из Москвы Владлен Владленович Базылев оперирует каждый день. Все это реально и технически возможно, если отработаны все организационные вопросы. Каждый должен заниматься своим делом, отвечать за свою службу. Нет, чиновником я становиться не планирую!

— Вы только что вернулись из командировки в Пензу, где уже полгода работает первый из семи федеральных кардиоцентров страны. Он действительно поражает воображение?

— Я уже бывал в Пензе, когда центр запускали. Тогда убедился: все, что было запланировано, там, действительно, есть. Диагностическое оборудование в нем самое современное. Там есть все: от компьютерного томографа очень высокого класса до УЗИ, ангиографических установок и т.д. Но ведь ничего идеального не существует, и сейчас требуется вместе со строителями предусмотреть все вопросы для успешного начала работы нашего центра. После завершения строительства будет необходимо в кратчайшие сроки смонтировать оборудование, проверить все системы, пройти все этапы обязательного лицензирования служб. Для этого тоже потребуется время. В Пензе корпус был сдан перед Новым годом, а первую операцию там сделали 26 августа. Надеюсь, что мы учтем их опыт и приступим к работе быстрее. По темпам строительного монтажа мы опережаем такой же Красноярский центр, хотя возводиться он начал раньше. В январе должны начаться первые операции в Астраханском кардиоцентре.

Поток, но не конвейер

— Главное в идее кардиоцентров высоких технологий — их огромная мощность, поток прооперированных за федеральные деньги больных. Речь шла чуть не о 10 000 пациентов в год. Почему в Пензе сделано всего 600 операций в 2008 году?

— С началом работы любой центр не сразу выходит на запланированный объем, и 600 операций за четыре месяца — хороший показатель. Это журналисты любят писать о «сердце на конвейере». Об этом не может быть и речи. Ведь это даже не глаз. Каждая операция на сердце индивидуальна, это огромный объем работы, комплекс высоких технологий. Ни в Астрахани, ни в Пензе вообще не было кардиохирургических служб. У них все ведущие специалисты приглашены из Москвы, Питера, Тюмени. В Челябинске этой проблемы не будет: у нас очень серьезная база кардиохирургии, которая закладывалась в то же время, что и в ведущих столичных клиниках. Все кадры у нас свои, высококлассные специалисты, прошедшие конкурсный отбор. Коллектив мы формируем очень тщательно, ведь людям предстоит совместная тяжелая многочасовая работа, поэтому нужно учитывать их личностные качества — так подбирают только космонавтов и хирургов.

В условиях данного центра можно оперировать от 3 до 6 тысяч пациентов в год. Это как раз столько, чтобы закрыть потребность Челябинской, Курганской и Оренбургской областей в плановых операциях на сердце. Естественно, мы тоже сразу не выйдем на проектную мощность.

— Каков штат Челябинского кардиоцентра?

— Есть штатное расписание, выданное министерством, где предусмотрено около 700 сотрудников. Но когда открылся центр в Пензе, у него в штате было всего 400 человек, и там сказали: нам пока вполне достаточно. Так что и у нас лишних людей не будет. На первом этапе у нас уже приняты на работу 18 кардиохирургов и 32 анестезиолога-реаниматолога.

Самая большая проблема сейчас — набрать порядка 100 человек младшего медицинского персонала. Это самое узкое место во всех больницах на сегодняшний день. А у нас в центре будут просторные комфортные палаты. Центр рассчитан на 167 коек, пять операционных, огромные площади, так что медсестер и санитарок нам необходимо на порядок больше.

— А какой будет их зарплата?

— Однозначно выше, чем в обычных больницах. Фонд заработной платы будет зависеть от эффективности работы центра: все его финансирование завязано на количестве и качестве выполненных операций. За лечение каждого больного нам будут перечисляться средства из федерального бюджета.

— То есть разговоры о том, что хирург у вас будет получать 70 000 рублей — это миф?

— Нет, это вполне возможно. Хирурги, берущие основной объем операций на себя, должны и получать соответственно. Но их единицы. Интенсивность и график работы у них совсем иные, как принято в Европе и США. Там рабочий день начинается в семь утра, а заканчивается, когда сделаны все операции. У них считается: выгоднее вложить немалые средства в специалиста, который спасет жизни многих граждан и тем самым вернет деньги государству.

— Немудрено, что и по сей день наши лучшие специалисты уезжают за рубеж: иные деньги, иное отношение к врачу.

— Вот поэтому-то и поставлена сейчас задача — изменить эту ситуацию в медицине. Федеральные кардиоцентры — это как раз другой уровень здравоохранения — и для врача, и для пациента.

Операция от инфаркта

— Какие операции будут проводиться в кардиоцентре?

— На первом месте по летальности населения во всем мире стоит ишемическая болезнь сердца. Задача кардиологов — вовремя направить поток больных на плановые операции по поводу ИБС, чтобы предотвратить инфаркт, как это уже десяток лет делается на Западе. Это и будет основной поток пациентов федерального центра. Конечно, мы будем оперировать все врожденные и приобретенные пороки сердца, в том числе у детей (там будет детское отделение на 17 коек). Третье направление — оперативное лечение различных нарушений ритма сердца. К сожалению, именно среди этих больных сегодня самая большая очередь на операцию.

— Все эти чрезвычайно дорогостоящие операции для пациентов будут бесплатными?

— Да.

— Но у нас не принято идти к врачу, пока человеку не становится по-настоящему худо. Как же вы будете выявлять своих потенциальных пациентов?

— А что толку сегодня обращаться к врачу? Впервые у мужчины появились боли в грудной клетке, он испуганный отправляется в поликлинику. И видит очередь к терапевту, в которой надо сидеть два часа. В лучшем случае ему дают талон к кардиологу: «Приходите через неделю!» А у него впервые возникшая стенокардия, предынфарктное состояние, ему эту неделю еще как-то пережить надо. У кардиолога пока тоже нет возможности направить своего пациента на своевременное обследование и лечение. Сегодня на Южном Урале погибают 18 человек из ста, перенесших инфаркт миокарда. А в Европе этот показатель не превышает 2-3 процентов. Потому что в первые три-четыре часа при инфаркте больному там делают операцию. В результате инфаркт не разовьется и не оставит рубцов на сердце. Я надеюсь, что с появлением кардиоцентра мы сможем решать эти проблемы.

Единая служба

— Олег Павлович, но для этого вам придется учить и переучивать кардиологов и врачей общей практики.

— Обязательно! Это должна быть единая служба в области. Хирургам никак не обойтись без кардиологов. Ведь это их задача — максимально обследовать больного, подготовить его к операции, а потом вести, наблюдать после нее. В этом плане мы уже сейчас великолепно работаем с Магнитогорском. Мы даже не лимитируем поток их пациентов в областную больницу — они сами проводят все обследования, устанавливают очередность.

— Впервые слышу, что хирурги доверяют чужим обследованиям. Как правило, в больнице все их приходится повторять.

— Никогда не повторяем коронарографию, требующую времени и стационара. В Челябинске ее делают в четырех больницах: областной, дорожной, третьей и восьмой городских. Это главное исследование для операции на сердце при ИБС. Все остальные обследования можно сделать в приемном покое в течение получаса.

— Как долго пациент будет лежать в кардиоцентре после операции?

— Вы же понимаете, что все здесь сугубо индивидуально. Но при гладком течении будем выписывать через несколько дней. Потому что еще одно условие работы центра — обязательная реабилитация прооперированных. Она будет проводиться в реабилитационном центре «Смолино», на базе городской больницы №2, в санаториях «Кисегач», «Увильды», а также Кургана и Оренбурга. Это лечение будет бесплатным не только для работающих, как сейчас, но и для детей, пенсионеров. Средства на реабилитацию уже заложены в Фонде социального страхования.

— Хирурги кардиоцентра спасут человека от инфаркта, сделав ему аортокоронарное шунтирование стоимостью минимум в 100 000 рублей. А через три-четыре года операцию придется повторять? Патриарху Алексию II АКШ выполнили в Германии, но все равно не спасли.

— Если операция сделана вовремя, более 90 процентов пациентов возвращаются к своей работе. Это, между прочим, данные кардиологической службы Магнитогорска. У нас немало людей, которых мы прооперировали 20 лет назад, и ничего им повторять не требуется. Но в случае прогрессирования атеросклероза никогда нельзя исключить и необходимости повторных вмешательств у ряда пациентов.

— Федеральный кардиоцентр оголит, оставит без работы челябинские больницы?

— Напротив, мы их разгрузим, и они смогут развивать другие направления: сосудистую хирургию, оперировать экстренных больных с острым инфарктом. В областной больнице, горбольницах №3 и 8 для этого есть и наработанный опыт, и прекрасное оборудование.

Цена здоровья

— Что должно измениться в медицине, чтобы дети пошли по вашим стопам?

— Просто нужно, чтобы изменилось отношение людей к своему здоровью. Еще в дореволюционные времена земский доктор был одним из самых уважаемых специалистов в России. Сейчас человеческие ценности поменялись, на первом месте — финансовые. И даже обеспеченные люди далеко не всегда внимательно относятся к своему здоровью, соответственно, и к врачам, медицине вообще. Когда люди начнут ценить здоровье, врач снова станет престижной профессией. Я не считаю, что дети обязательно должны идти по стопам своих родителей. Это их право выбора. Меня радует то, что произошло в кардиохирургии за последнее время. Я пришел в областную больницу в 1986 году, невозможно сравнить нынешний уровень с тем, что было. В этом году мы отказали в операции только одному пациенту — он бы ее не перенес. Сейчас мы оперируем и новорожденных, и людей за 80 лет, и достаточно тяжелых больных. Недавно сделали операцию молодому человеку, у которого произошло разрушение клапанов сердца. К тому же он хроник с почечной недостаточностью, требующей гемодиализа. Жить ему без операции оставалось в лучшем случае месяц. А теперь он поправляется, у него появилось будущее. И у нас, хирургов, есть перспектива дальнейшего поступательного движения.

СПРАВКА

Олег Павлович Лукин родился в Челябинске в 1963 году. С красным дипломом окончил Челябинский мединститут в 1986 году. Все эти годы работает хирургом отделения кардиохирургии Челябинской областной больницы. С 2005 года — ассистент кафедры госпитальной хирургии ЧелГМА. В 2004 году защитил кандидатскую диссертацию по проблемам хирургического лечения ишемической болезни сердца. С 1994 года — член Европейской ассоциации кардиоторакальных хирургов. Стажировался в клиниках Германии и Голландии. После обучения в Голландии одним из первых в России начал делать аортокоронарное шунтирование на работающем сердце.

Комментарии
Комментариев пока нет