Новости

Пожар в заведении "Юнона" произошел в воскресенье в полдень.

52-летний водитель припарковал старенькую "Тойоту" на горке.

Из-за инцидента движение  в сторону проспекта Энгельса оказалось частично заблокировано.

По данным Пермьстата, обороты заведений общепита резко просели.

Добычей безработного пермяка стали 5800 рублей.

23-летний Анатолий вышел из дома 10 февраля и больше его никто не видел.

В Арбитражный суд Пермского края обратилась компания "Росстройсервис".

В ближайшие сутки на территории края ожидаются снегопады и метели.

В ближайшее время жестокий убийца предстанет перед судом.

Отца двоих детей искали двое суток.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Пражская мозаика

19.01.2002
Взгляд с берега Миасса на берег Влтавы

Михаил ФОНОТОВ
Челябинск-Прага

Сравнение
Прага равна Челябинску, один к одному. И по числу жителей, и по площади. По индустриальной мощи наш город, я думаю, тоже не уступит столице Чехии. Преимущество Праги - в ее истории. Возраст для города - отнюдь не изъян.

Взгляд с берега Миасса на берег Влтавы

Михаил ФОНОТОВ

Челябинск-Прага

Сравнение

Прага равна Челябинску, один к одному. И по числу жителей, и по площади. По индустриальной мощи наш город, я думаю, тоже не уступит столице Чехии. Преимущество Праги - в ее истории. Возраст для города - отнюдь не изъян. Прага прожила четыре такие жизни, как Челябинск. Это требует почтения.

У Челябинска есть 750 лет, чтобы "догнать" Прагу. Где тот фантаст, который скажет, каким будет Челябинск через 750 лет?

Трамвай

"Девятка" - мой трамвай в Праге, "родной". Им я пользовался. Единственным. Утром второго дня я вышел к "девятке", чтобы отправиться в "свободное плавание" по Праге. Поднявшись в вагон, сразу же пробил свою йизденку - желто-серый талончик. Стоит он двенадцать крон (примерно десять рублей). Автомат пробивает на йизденке дату и время посадки. Одна йизденка позволяет ездить в течение часа, причем не только в трамвае, но и в автобусе и даже в метро.

Еду. Езда мягкая, плавная, почти беззвучная. Осторожно оглядываю попутчиков. Кто-то смотрит в окно, кто-то читает газету. Народ спокойный, чинный, весь в себе, но не на замке. Такие же, как мы? Не совсем. Знаете, что я уловил? Пражане, даже и старики, они как бы лучше умыты, лучше пострижены, лучше причесаны, лучше постираны и лучше поглажены, чем мы. Нет, понимаете ли, нашей помятости, следов небрежной поспешности и серого загара на лицах.

Между прочим, и вся Чехия такая - убранная, вычищенная, опрятная. Завидно.

С "девятки" схожу на Вацлавской площади, не найдя светофора, ступаю на "зебру", по привычке хочу "вежливо" пропустить "татру", выплывшую справа, но к моему удивлению автомобиль услужливо притормозил, пропуская меня. Потом, переходя улицу на "зебре" (в Праге, кстати, мало светофоров), я всякий раз поражался тому, как пражские водители упрямо норовили пропустить меня, всем своим видом показывая, что они нисколько не торопятся.

В гостиницу я возвращался вечером, в темноте. К моему огорчению, радиоголос не объявлял заставки (остановки): не пропустить бы свой выход. Тогда я подумал, что и в Праге бывает так - уставший водитель забывает объявлять остановки. Но тут же осекся, увидя над плечом одного из пассажиров световое табло, на котором высвечивались названия остановок.

Танк

Поэт Михаил Львов брал столицу Чехии.

"Утром был освобожден центр Праги: Староместная площадь, парламент. У здания парламента похоронили погибших танкистов".

"Вдоль шоссе, по улицам выстраивались гигантские толпы, тысячи рук были протянуты к нам. Женщины бросали цветы на танки".

"В конце мая мы уезжали из Чехии. Чехи плакали, провожая нас".

На одной из площадей Праги сразу после войны был поднят на постамент танк (не челябинский ли?), первым ворвавшийся в город. Он "смотрел" на запад.

Теперь в Праге нет площади Советских танкистов. И танка нет на ней. Лет десять назад чешские "демократы" развернули танк на восток. Потом скульптор Давид Черный перекрасил боевую машину в розовый (почему-то) цвет. Потом танк сбросили с постамента, а постамент взорвали. Теперь тот же Черный предложил местной власти вернуть Т-34 на площадь Кинских (так она названа), но не поднять на постамент, а зарыть в землю, выставив наружу только его зад. Районная власть одобрила проект Черного.

Одна из "достопримечательностей" Праги - Дом продовольствия. Он, этот дом, как сказано в одном из проспектов, "относится к тем немногим зданиям, которые пострадали от бомбежек в последние дни войны".

Еда

К Рождеству пражане съели уже своих жареных карпов с картофельным салатом, как и гусей с индейками, положенных на следующий день.

В чешских меню сохранились супы. Преимущественно тертые. Очень вкусные. Даже и чесночные супы - объедение. В ресторане "Вила Романо" (это курорт Марианские лазни) я заказал рыбный суп. Выхлебав густой красный бульон, я обнаружил на дне рака и моллюска.

Вообще-то в Чехии есть что поесть. Мне показалось, что здесь предпочитают свинину. Нельзя не испробовать фирменое жаркое из свинины с кислой капустой и кнедликами. Свиную коленку, разваренную и запеченную, в ресторане "Новоместский пивовар" я не смог доесть, как и остальные из наших, кто ее заказывал.

Этносы

Чехов на белом свете всего-то миллионов восемь. Но почти все они на месте, вкупе, не разбрелись по материкам. И научились жить среди больших народов, между ними, прежде всего, между немцами и русскими, сохраняя себя, то, если надо, приутихнув, то, если время, взъерошившись.

Из десяти жителей Чехии восемь - чехи. Немцев почти нет. По крайней мере дважды немцы накатывали в Чехию и дважды их выпроваживали, в последний раз - в 1945 году. Мало евреев, хотя был и остался Йозефов - еврейский квартал с несколькими синагогами, с - трудно поверить - 120000 захоронений на старом кладбище, а также ратушей, на которой часы идут в обратную сторону, что в пожилом возрасте нельзя не оценить.

Не на каждом шагу, но очень часто на улицах Праги ловишь русскую речь. Русских в Чехии много. Но еще больше украинцев. Их больше, чем кого-либо из 200 тысяч иностранцев, наводнивших Чехию в поисках работы, пусть и черной, пусть и за треть платы. Как пишет в журнале "Пражские огни" австрийский этнолог Катарина Раупп, например, на стройках чехи работать не хотят, "этот факт говорит о развитии народа". На стройках работают украинцы, что выгодно вдвойне - они строят лучше, а получают меньше.

Мост

В Европе мало стран, в истории которых не было бы короля Карла. Был он и в истории Чехии, причем любимый - Карл IV. Строитель. В числе многого другого (университет, к примеру) он построил Карлов мост - на всю Европу известный пешеходный мост.

Гиды туристам обычно называют ряд цифр, которые читаются одинаково слева направо и справа налево: 1357.9.7.5.31. Расшифровка: Карл IV повелел мастеру Отто начать строительство моста в 1357 году, 9 июля, ровно, по совету астрологов, в 5 часов 31 минуту. А строился мост 45 лет.

Когда-нибудь, будем надеяться, и Кировский мост в Челябинске станет пешеходным и прославится на всю Евразию.

Гашек

У зажиточных пражан был обычай давать своим домам имена, некие символы - "У белого павлина", или "У черного солнца", или "У колокола". Так вот, в пивнушке "У чаши" любил посидеть Ярослав Гашек. Там же он будто бы работал и над книгой о похождениях бравого солдата Швейка. А до пивнушки "У чаши", в сентябре 1919 года, он обитал в Челябинске, на будущей улице Тимирязева, в доме, на месте будущей зубной больницы. Гашек воевал за красных, но войну ненавидел и в душе хотел когда-нибудь высмеять ее. И высмеял ее за столиком в пивнушке "У чаши". И заставил смеяться челябинцев на спектаклях о Швейке в театре драмы.

Сады

Сады Праги... Три зеленых пятна на левом берегу Влтавы - Летенские сады, Лесной заповедник Стромовка и холм Петршин в Малой Стране, где Вртбовска заграда (то есть сад), Лобковицкий сад, Семинарский сад, сад Кинского и другие. А еще садовый комплекс Пражского града - Королевский, Ледебургский, Большой и Малый Палфиовские и другие. А еще сады правого берега и среди них Ботанический... Всего 870 "зеленых" гектаров.

Но пражские сады - не просто деревья. Это архитектурные ансамбли, каждый в своем стиле. Террасы и каскады, фонтаны и павильоны, ковры клумб и газоны партеров, лестницы и балюстрады, стриженые боскеты и ажурные ограды, лекала дорожек и укромность аллей, а над всем этим - деревья, иные из которых тоже вроде произведений искусства...

Монумент

Надо въехать на Чехов мост с левого берега Влтавы, где-то на середине моста оглянуться и увидеть на высоком лесистом берегу всего лишь неверно качающийся маятник метронома. Метроном был установлен к какой-то выставке, вроде бы временно, но так и остался, неизвестно, насколько.

А некогда здесь, на бетонном основании стоял Сталин. Это был самый большой в Европе памятник вождю. Возвышаясь над всей Прагой, Сталин обозревал за Влтавой Староместскую площадь с ратушей и Тынским храмом, а еще дальше - Вацлавскую площадь до самого Национального музея. Сталин стоял не один, за ним клином следовали советские и чешские рабочие, крестьяне, ученые, воины.

Монумент Сталину простоял семь лет, а неприступный постамент не пригодился ни для чего, кроме как для метронома.

Имена

Позвольте несколько чешских имен. Наиболее известных. Сначала Яны. Ян Гус и Ян Жижка. Ян Коменский и Ян Неруда. Ян Люксембургский и Ян Палах. Ян Непомуцкий и Ян Бехер. Теперь "славы" - Ярослав, Венцеслав, Собеслав, Болеслав, Ладислав, Владислав, Вратислав, Бржетислав. А еще - Томас Мюнцер, Томаш Батя, Томаш Масарик, Альфонз Муха, Франц Кафка, Фридрих Сметана, Юлиус Фучек, Карел Чапек, Карел Гот, Витезлав Незвал... Чувствуется примесь немецкого, но славянское преобладает.

Чехия верна себе. n

Комментарии
Комментариев пока нет