Новости

Сейчас проходят смотры, соревнования и выставка «Мужчина–Воин–Охотник в различных этносах».

Приборы для замера выбросов могут появиться при въезде в столицу Южного Урала.

Мэр: «Гости должны запомнить курорт чистым и благоустроенным».

Ребенка с тяжелым переломом стопы экстренно госпитализировали на карете "скорой помощи".

Пугающую статистику приводит Пермьстат.

В регионе малый бизнес все активнее выходит на международные рынки.

Четыре тысячи билетов продано на южноуральский этап Кубка мира по фристайлу.

Сильный ветер, переметы и гололедица блокировали дороги Челябинской области.

На Южном Урале с размахом прогонят надоевшую зиму.

Мужчины проводят время ВКонтакте и Facebook, а женщины в Одноклассниках и Instagram.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Непобежденный

23.01.2002
Чего стоит быть нормальным человеком

Нина ЧИСТОСЕРДОВА
Челябинск

Он родился весом 950 граммов. И еще три месяца провел в кювезе между жизнью и смертью.
- Откажитесь от него! - советовали врачи молодым родителям. - Дома скажете, что ребенок умер.
- Вы его действительно умертвите? - спросил отец.

Чего стоит быть нормальным человеком

Нина ЧИСТОСЕРДОВА

Челябинск

Он родился весом 950 граммов. И еще три месяца провел в кювезе между жизнью и смертью.

-- Откажитесь от него! - советовали врачи молодым родителям. - Дома скажете, что ребенок умер.

-- Вы его действительно умертвите? - спросил отец. - Что же, тогда мы сына своего, как котенка, бросим?

Володя сам вырос в детдоме. Обречь на такое же существование своего первенца - об этом не могло быть и речи. Но двадцатилетние родители и представить себе не могли, какой тяжкий крест им предстоит.

Сегодня Валере 31 год. Он успешный человек с престижной специальностью. Гордость школы, один из лучших выпускников университета. Его дипломная работа по инвестиционным фондам принесла предприятию 180 тысяч долларов экономического эффекта.

Умное лицо, открытая улыбка, дорогой костюм. Но вот он встает из-за стола, словно судорога искажает красивое лицо. Тянется к тросточкам - без них ему не сделать и шага.

-- Ты инвалид, а рассуждаешь, как нормальный человек! - бросил ему в лицо один начальник.

Больше того, Валерий Вишневский и жить хочет, как нормальный человек. И каждым своим днем доказывает, что способен на это.

Маленький Валера болел почти постоянно. У недоношенного малыша оказался детский церебральный паралич. Измученная бессонными ночами мать с трудом держалась на ногах. Однажды, когда ребенку стало совсем плохо, пришедшая на помощь старшая сестра вдруг вырвала у Лены телефонную трубку:

-- Не вызывай "скорую"! Хватит над ним и над собой издеваться...

Вишневских не понимали ни близкие, ни друзья, осуждали в родной термичке "Станкомаша", где оба работали. "Володька вон какой красавец. Бросит тебя с твоим инвалидом!" - пугали подружки. Но разве Лена могла иначе? У хорошенькой хохотушки "прорезался" железный характер.

-- Не плачьте перед ним! Не жалейте! Требуйте с него, как со здорового, - советовали ей врачи.

И Лена, сжав зубы, требовала, чтобы малыш красиво, аккуратно ел, чтобы сам одевался. Отец сделал ему поручни для ходьбы. На конце их вешали любимый автомат Валеры. И он шаг за шагом добирался до него, чтобы пострелять. Ноги не выдерживали, он пытался ползти. "Нет! - жестко останавливала мать. - Вставай, иди ножками".

Приехавшая из Тамбова бабушка плакала, глядя на "издевательства" над внуком, ругала дочь и даже подумывала, не лишить ли ее материнства. Ее сердце не выдерживало, когда четырехлетний внук, пошатываясь, в который раз заправлял свою кровать "по струночке", когда часами шнуровал ботинок.

Но как же пригодилось ему все это потом, в школе-интернате N 4, куда комиссия отбирала только самостоятельных детей, умеющих себя обслуживать. И в больнице, где он месяцами лежал в гипсе. Профессор Наум Полляк шесть раз оперировал Валере ноги. Операции были долгими, тяжелыми. Но во сто крат труднее было после них, когда не отпускали боли, а нужно было вновь и вновь повторять упражнения и снова, преодолевая себя, начинать учиться стоять, потом ходить. Мужчинам, сыну и мужу, изменяли силы. Валера плакал, капризничал, просил топор, чтоб обрубить себе ноги. Лена знала: через все эти муки необходимо пройти. Она видела, как все хуже становилось ровеснику сына с тем же диагнозом. Мама его, не выдержав мучений ребенка, наотрез отказалась от операций. Мальчик теперь передвигался ползком.

-- А Валера из нашего Ленинского района доходит пешком до северо-запада! - с гордостью говорит мать.

Конечно, это и ее достижение. Лишь на последнюю операцию - на головном мозге, которая, быть может, вернула бы сыну нормальную походку, она так и не смогла решиться. Врачи давали ей направление в Москву, но не давали никаких гарантий. И тогда семейный совет постановил: у Валеры светлая голова, потрясающая память, огромная работоспособность, пусть уж лучше он плохо ходит, чем вернется из Москвы дураком.

Ничего подобного они от сына не ожидали. Да, Валера прекрасно учился, причем самостоятельно. У мамы образование - 8 классов, у папы - десять. Чем они могли ему помочь? В прощальном школьном альбоме так и написано: "Наш умница, наша гордость Валерий Вишневский".

-- Но я всегда думала: вот напротив дома "Ремонт обуви", - рассказывает Елена Ильинична, - пристроим его туда - и при деньгах будет, и у меня на глазах.

Валера решил иначе: "Поступаю в университет!" В выпускном классе отказался от лечебных нагрузок: мне нужно учиться. Вот только с английским у него было неважно - пришлось нанять репетитора. Пожилая "англичанка" жила в семи остановках от их дома, на пятом этаже. Но разве Валеру можно было остановить?

Видя мучения сына, мама не выдержала, отправилась в родную школу. "Приехала вам в глаза посмотреть, - сказала она "англичанке". - Как же вы преподавали язык, если сын учит его вновь с пятого класса?" Учитель, растерявшись, ответила честно: "Кто ж мог думать, что инвалида в университет понесет?.." Было это двенадцать лет назад, когда никакого факультета доступности образования в ЧелГУ и в помине не было.

Конкурс на экономический был 60 человек на место. Валера написал сочинение на 18 листах без единой ошибки. А вот после экзамена по математике его фамилия исчезла из списка.

Он не мог сказать дома о "двойке" : столько сил, времени, денег потрачено на подготовку. Да "двойки" и не могло быть - память у него феноменальная, и он восстановил и вновь прорешал всю работу. Время шло, веселый, всегда улыбающийся сын ходил как в воду опущенный. "В чем дело, Валера?" - не выдержала, наконец, мать. И ахнула: давно нужно было подать на апелляцию.

-- Вы опоздали, все документы в архиве, - сказали им в университете.

Мать вышла из приемной комиссии, ничего не видя от слез.

-- Что случилось, что вы так плачете? - вдруг остановилась возле них женщина.

Елена Ильинична слова сказать не могла, говорил Валера - убежденно, четко.

-- Сейчас я возьму вашу работу в архиве, - вдруг сказала женщина.

Через четверть часа Валера уже показывал ей, декану факультета, свои расчеты. А еще через два часа, когда закончились экзамены, к ним вышел слегка смущенный преподаватель. Бегло просмотрев контрольную, зачеркнул "двойку", неохотно вывел "четверку" : "Извините, я ошибся!"

-- Мы так благодарны Татьяне Александровне Верещагиной - молюсь за нее. Везло нам на добрых людей в жизни, - со слезами говорит Елена Ильинична.

Валера бросился сдавать географию. Он никогда не пользовался льготами, потому и не подозревал, что 9 баллов инвалиду для поступления в вуз вполне достаточно.

Казалось, все было против него - к тому времени места на дневном оказались заняты. В деканате их убеждали и уговаривали, что на заочном ему учиться гораздо проще и удобнее.

-- Все равно через год я буду на дневном! - заявил Валера.

Так начались их победы и их страдания. Каждое утро в дождь ли, в 30-градусный мороз, Валера вставал в 5.30, чтобы вовремя успеть на занятия.

-- А минут через десять за ним выходили мы с Димой, моим младшим сыном, - рассказывает мать. - Шли шагов за 20 сзади, боясь, а вдруг упадет. Он входил в среднюю дверь троллейбуса, мы - в заднюю.

Сердце обливалось слезами, когда она видела, как толкают, оскорбляют ее ребенка в час пик, как двери захлопываются у него перед носом. Но самым страшным было высокое гранитное крыльцо университета. Никаких пандусов тогда не было, и Валера, случалось, минут 20 спускался с него, скользя и падая. "Не ходи, мама! - останавливал ее Дима. - Пусть сам, ты же знаешь, как он не любит помощи и не выносит жалости".

-- Мне столько пуговиц оборвали, столько порвали одежды, что я как только слышу "Помогите инвалиду!", сразу кричу: "Вы мне лучше не мешайте!" - смеется Валера.

Один он сидел на пустой лавке в аудитории ровно неделю. Студенты мигом оценили его ум, знания, юмор и потянулись к нему. У него и сегодня круг общения шире, чем у младшего брата.

На третьем курсе он уже начал работать в межвузовском центре. А после окончания университета без экзаменов поступил в аспирантуру.

Я листаю его трудовую книжку и с трудом верю глазам: главный экономист по маркетингу фирмы "Полина", генеральный директор фабрики "Картекс", главный экономист "Медпроминвеста". Семь лет он работал руководителем, возглавляя подразделения от 15 до 140 человек, имел право первой подписи, ездил в командировки, позволял себе трудиться по 10-12 часов в сутки. Побывал и в коммерческих переделках, когда его "кидали", пытались вынудить поставить свою подпись на документах. Такие нагрузки, такую ответственность не каждый здоровый человек выдержит.

-- Что вы, когда я работаю, забываю о своем состоянии. По мне чем больше бумаг, тем лучше. Я очень люблю свое дело. И перестаю быть зависимым.

Мама с гордостью показывает мне кожаное пальто - Валера купил его на свою зарплату.

Только вот выбирать ему приходилось фирмы-однодневки -солидные компании не берут на работу инвалидов. Или его идеи приносили блестящие результаты - и тогда его выставляли за дверь, чтобы не платить обещанных процентов. Последние восемь месяцев Валерий не работает, не может найти работу. Он звонит по многочисленным объявлениям, но как только на том конце провода слышат, что он инвалид, просто вешают трубку или обещают когда-нибудь позвонить.

-- Все видят во мне обузу, а экономического эффекта - нет! - грустно шутит Валера.

Человек доверчивый и открытый, недавно он решился схитрить: в резюме, посланном фирме, умолчал об инвалидности. Ему позвонили немедленно: "Приезжайте с документами - мы берем вас вне конкурса!"

У него открылось второе дыхание. На работу летел, как на крыльях. Секретарша смотрела на него потрясенно и растерянно: "Так это вы и есть? Шеф вас ни в жисть не возьмет!" Директор просто отказался встречаться с ним.

-- И вы не отчаялись, не озлобились?

-- Когда злишься, еще тяжелее, я понял это ребенком, когда подолгу лежал в гипсе. И научился свою ущербность компенсировать, ставя перед собой очередную цель. Вот и сейчас энергию трачу на дальнейший поиск работы. Иначе все, чего я достиг, пойдет прахом.

Ему не нужны подачки, и не помощи просит этот человек, сумевший стать таким сильным. Ему стыдно жить на пенсию родителей, зная, что может быть полезным, нужным и почти независимым. Но сегодня он сам нуждается в поддержке.

Тот, кто поможет сильному человеку преодолеть худшую из преград в жизни - невостребованность, может рассчитывать на очень щедрое по нынешним временам вознаграждение - свет в собственном сердце. n

Валерий ХАРОЛЬСКИЙ, главный бухгалтер завода "Сигнал" :

-- У парня исключительная голова и удивительная сила воли. У него современное мышление, прекрасно владеет ситуацией в экономике и финансах.

Геннадий ШУЛЬЖЕНКО, заместитель начальника депо ВЧД-2:

-- Не привыкли у нас в обществе к инвалидам относиться, как к полноценным людям. А этот рвется работать, дело свое знает. Толковый парень.

Александр КОСТЫЛЕВ, директор предприятия "Молния-2" :

-- Трудоголик. Любое порученное дело выполняет без сучка без задоринки. Масса идей. Память - как магнитофон. Великолепен в маркетинге, при ведении переговоров. А еще очень участлив - всегда готов прийти на выручку.

Комментарии
Комментариев пока нет