Новости

Ребенка забрали из неблагополучной семьи судебные приставы.

Дома строились по муниципальному контракту и в итоге были признаны аварийными.

Девочка пропала в понедельник по пути в школу.

По неподтвержденной информации, ешеход в тяжелом состоянии был экстренно госпитализирован на "скорой".

Совместно с представителями оргкомитета «Россия-2018» позитивно оценили ход реконструкции.

39-летняя екатеринбурженка пропала три дня назад.

Минувшим вечером у маршрутного такси №92 взорвалась шина.

Девушку не могут найти вторые сутки.

Связисты назвали активных пользователей сети 4G среди знаков Зодиака.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
  1. Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?
    1. Команда останется без медалей - 10 (83.33%)
       
    2. «Трактор» завоюет Кубок Гагарина - 1 (8.33%)
       
    3. Повторит достижение 2013 года и станет серебряным призером - 1 (8.33%)
       

Килограммы наркотиков и ни грамма романтики

23.01.2002
Работу ОБНОНа наш корреспондент увидел изнутри

Ирина КРЕХОВА
Коркино - Челябинск

Отдел по борьбе с незаконным оборотом наркотиков (ОБНОН) в ГУВД области существует с 1991 года. Корреспонденту "Челябинского рабочего" представилась редкая возможность посмотреть на работу важнейшего милицейского подразделения изнутри, проведя с его сотрудниками несколько часов на операции по задержанию наркосбытчиков.

Что мешает "сажать их всех"
Обноновцы приехали в Коркино поработать по нескольким адресам, на которые имелось достаточно информации для задержания продавцов наркотиков. В "день икс" за намеченными "явками" с утра следили несколько групп сотрудников. Их работой руководили начальники подразделений отдела Андрей Южаков и Максим Шаклеин.

Работу ОБНОНа наш корреспондент увидел изнутри

Ирина КРЕХОВА

Коркино - Челябинск

Отдел по борьбе с незаконным оборотом наркотиков (ОБНОН) в ГУВД области существует с 1991 года. Корреспонденту "Челябинского рабочего" представилась редкая возможность посмотреть на работу важнейшего милицейского подразделения изнутри, проведя с его сотрудниками несколько часов на операции по задержанию наркосбытчиков.

Что мешает "сажать их всех"

Обноновцы приехали в Коркино поработать по нескольким адресам, на которые имелось достаточно информации для задержания продавцов наркотиков. В "день икс" за намеченными "явками" с утра следили несколько групп сотрудников. Их работой руководили начальники подразделений отдела Андрей Южаков и Максим Шаклеин. Пока операция не вступила в завершающую фазу, у нас была возможность поговорить о том, чем занимается областной ОБНОН, что мешает ему "сажать наркоторговцев всех подряд", как желают многие добропорядочные граждане.

-- Сегодня, если получится, "хлопнем" самые низовые звенья сбытчиков, - вводит в курс дела А. Южаков. - Крупных оптовиков, везущих к нам в область наркотики в основном из Казахстана и Таджикистана, выявить и взять чрезвычайно сложно. Этому предшествует огромная работа по сбору информации, целый ряд мероприятий, чтобы влезть в их кухню. Крупные сбытчики не сидят на игле, не контактируют с рядовыми наркоманами. У них есть один-два проверенных наркокурьера. Вся система глубоко законспирирована, внедрить туда своих людей нелегко. К тому же их безопасность мы не можем гарантировать - программы защиты свидетелей, как в США, у нас нет. Как нет четких законов по борьбе с наркоманией, из-за чего население упрекает милицию, что ловим только мелкую сошку. Неправда, ловим и крупную, но они в глаза говорят, как при задержании один цыган (еще одна этническая группа, вместе с таджиками активно ведущая наркосбыт), что все равно в тюрьму не сядут: "У меня денег хватит и на адвоката, и на судью!". А сроки дают "мелочи", которой откупиться нечем.

В нашей практике был перехват фуры из Казахстана, которая везла 450 килограммов марихуаны. Это очень много и стоит бешеных денег. Орудовала российско-казахстанская группа, ее руководитель получил девять лет лишения свободы. Всего! Наравне с рядовым наркоманом, которого задерживают при сбыте одной тысячной грамма героина.

Адвокаты у наркомафии хорошие, честно отрабатывают высокие гонорары. Защищают не права человека и соблюдение УПК, а помогают своим подзащитным уйти от уголовной ответственности, выдумывают легенды и сами нарушают закон, всячески затрудняя работу следствия и суда.

Недавно у группы цыган изъяли килограмм героина. Посмотрим, чем закончится это уголовное дело. Вчера началось слушание еще одного, у четырех таджиков обнаружили 1,6 килограмма героина. А всего за прошлый год и с начала нынешнего изъято более 250 килограммов героина. Хотя это лишь малая часть наркотиков, поступающих в область.

Работаем. Хочется лучше. Но сложно, и людей не хватает - средняя зарплата в отделе две с половиной тысячи рублей. Поработает человек лет пять, многому научится, многое узнает и уходит куда-нибудь в коммерческую структуру, где ему сразу предлагают зарплату пять-десять тысяч. Кстати, в Коркино сегодня никого из местной милиции к операции не привлекаем, потому что человек, занимавшийся наркотиками, недавно уволился. Пока найдем замену - пройдет время, в городе наркосбытчиков станет еще больше. Географию Челябинской области ОБНОН изучает по адресам наркопритонов и торговцев героином. Их сейчас везде полно, даже в деревнях. Трудно сказать, какой город в области самый зараженный наркотиками - "центр" постоянно перемещается. В Челябинске по нашему телефону доверия бывает до 20 звонков в день, мы физически не можем реагировать на все одновременно.

Андрей извиняется, включает рацию, коротко объясняется с оперативниками, наблюдающими за одним из домов, "передает" меня М. Шаклеину и уезжает "на адрес".

"Хвост змеи"

Максим продолжает начатый с его коллегой разговор.

-- Пока не перекрыты границы с бывшими братскими республиками, мы отрубаем только "хвост" наркотической змеи - ее "голова" находится далеко от Челябинской области. Получается, что чем больше мы боремся с наркотиками, тем больше их к нам везут, таджики на этом за год сколачивают состояния.

Незаконный и законный оборот наркотиков тесно переплетаются - потребители одни и те же. Наша задача: максимально усложнить им приобретение наркотиков и сильнодействующих веществ (СДВ), которые распространяются медицинскими учреждениями. В Коркино два учреждения до сих пор не получили лицензию на хранение наркотиков. По области таких объектов осталось 13 из 393, с помощью главного управления здравоохранения области в ближайшем будущем не должно остаться ни одного. Но сегодня мы здесь не для проверки больниц и аптек. Есть данные, что в одном из домов идет бурная торговля сибазоном. С помощью этого препарата, как и некоторых других, наркоманы усиливают кайф. По рецепту упаковка стоит 19-20 рублей, сбытчики продают одну ампулу за 20-30. Таким образом пенсионеры иногда "подрабатывают", зная, что их из-за преклонного возраста не посадят. Мы занимаемся выявлением каналов утечки СДВ, задерживаем нелегальных распространителей. Максимальное наказание для них - пять-шесть лет лишения свободы.

У меня еще много вопросов к оперативникам, но они в Коркино не на интервью приехали. Переговоры по рации учащаются, напряжение нарастает, операция вступает в активную фазу.

Как в кино

Я становлюсь невольной участницей "автогонок". Вначале мы летим к машине, задержанной после посещения "сибазоновой точки". Начинается досмотр автомобиля и пассажиров. Трое челябинцев, двое коркинцев. "Пороха", то есть наркотиков, у них нет. (Забегая вперед: сибазоном в тот день почему-то не торговали, но М. Шаклеину работы хватило, на "неудачный" адрес он с товарищами еще вернется). Задержанные препровождаются в ГОВД - "откатать пальчики", "пробить по компьютеру", не числится ли за парнями уголовщины.

Пока идет досмотр первых задержанных, другая группа сообщает, что компания крутых ребят объезжает мелких наркосбытчиков, отбирая у них деньги и наркотики. Попросту говоря, люди на белой "девятке" занимаются разбоем. Их задерживают и препровождают подальше от дороги и дома "под колпаком". Зеваки с любопытством наблюдают, как пассажиры машины выстраиваются лицом к стеночке, руки за голову, милиционеры ищут понятых среди прохожих, Максим отработанными движениями начинает осмотр автомобиля... Тут находки интересные. Под ковриком водителя лежит пистолет "Вальтер". "Газовый он и сломанный!" - кричит владелец, но это экспертиза покажет. Оперативникам кажется, что как раз наоборот - оружие переделано под боевое. Еще - солидный ножичек и "доработанная" гантелька, которой, по замечанию мужичка-понятого, череп можно раскроить. Из карманов пятерых "бойцов" извлекаются солидные суммы денег (как позднее признается хозяйка дома, где торговали наркотиками, "гости", угрожая пистолетом, отобрали у сбытчицы - "Иванихи" некоторую сумму). Все изъятое тщательно пересчитывается, описывается, пакуется. "Веселая компания" также отправится в ГОВД. Досмотр еще продолжается, а мы с А. Южаковым мчимся в сторону улицы Восточной - перехватывать вторую машину, выезжающую с наркоадреса.

Одно дело - смотреть на перехват по телевизору и совсем другое - с расстояния в несколько шагов из кабины видеть, как технично и слаженно работают две милицейские группы, координируя действия по рации. Первая идет на "девятке" за васильковой "шестеркой". Водитель нашего "уазика" в нужный момент буквально "выбрасывает" свою машину из укрытия наперерез "Жигулям". "Шестерка" резко тормозит. Моментально со всех сторон ее окружают оперативники. Пассажир на переднем сиденье пытается что-то проглотить, прежде чем оперативники успеют открыть дверцу. Ему это почти удается, но в последний момент Андрей ловко выбивает из рук парня... так и хочется написать "пакетик с героином". Но нельзя, потому что, по закону, этот пакетик, который через несколько минут найдут в машине, в протоколе будет обозначен как "пакетик с веществом серого цвета", и только экспертиза точно скажет, что это такое на самом деле. Вся операция по захвату автомобиля продолжалась от силы минуты две. Гораздо быстрее, чем это показывают в кино. И куда круче киногероев, оказывается, могут работать наши "менты".

То ли дом, то ли притон

На улице Восточной начинается осмотр "адреса". К полуразвалившейся хатенке протоптана незарастающая народная тропа - прямиком к открытой форточке, откуда, по словам потерявших покой и сон соседок-понятых, идет круглосуточная торговля героином: "А какие они разборки устраивают - жуть!"

В грязном, вонючем наркотическом "теремке" народу набилось, как в том сказочном. Кроме обноновцев хозяйка Лена 25 лет и ее гости, среди которых разнообразные типажи, часть которых отпускают сразу после личного досмотра - "герыч" купить они не успели, стало быть, закон не нарушили. "Сомнительные" остаются "до выяснения". Солирует в этом обществе некая Татьяна, системная наркоманка. Подвыпившая и буйная, матом она не ругается - она им разговаривает. Да так, что краснеют видавшие виды милиционеры.

Даже беглый осмотр убогого жилища показывает, что колются здесь регулярно и с удовольствием: шприцы, ватки, ложки с остатками "вещества белого цвета", полоски фольги со следами порошка, все тот же сибазон...

-- Лена, давно ты наркоманишь?, - не могу удержаться от глупого в данной ситуации вопроса. И получаю достойный ответ: "Что вы, я вообще не колюсь!"

-- Тогда зачем вся эта атрибутика?

Хозяйка молча опускает "честные" глаза. Татьяна тем временем продолжает свой "концерт".

-- Да, я наркоша, имею право! Здесь все наркоши и алкашки.

Это похоже на правду. Ей 41 год, выглядит на 55. При личном досмотре она снимает брюки, я ахаю от вида ее ног - в струпьях, язвах, болячках.

-- Тебе себя не жалко?!

-- Жалко, вот и колюсь. 20 лет на игле, муж посадил. Он от заражения крови умер - в пах кололся. Я сейчас могу только в ноги. Пробовала соскочить - не получается. Больше суток без "герыча" не тяну - давление начинает зашкаливать за 180.

Системная наркоманка "добровольно выдает" одноразовые шприцы из наружного кармана кожаной жилетки. Из внутреннего оперативник извлекает несколько ампул сибазона и капсулку от "киндер-сюрприза". Там и впрямь сюрприз - семь "дэшек" (доз) в "золотинках" и маленький мешочек с героином (общий вес изъятого оказался 2,3 грамма, больше двадцати доз - авт.). Татьяна не отрицает, что это героин.

-- На базаре купила у "чурок", 350 рублей грамм!

-- Что ж сразу не выдала?

-- А х... его знает...

Когда ее уводят в милицейскую машину, она кричит: "Суки, я же загнусь в КПЗ без дозы! Зачем вам труп? Лучше под подписку отпустите!" Но это будет решать следователь, молоденькая девочка, брезгливо осматривающая задержанных.

Среди них выделяется юное нежное создание Женя. Купить они с другом ничего не успели - милиция помешала. Девушка спокойна. Наркотиков у нее нет, закон не нарушила. Травить себя законом не возбраняется.

-- Да я так, балуюсь от скуки. Меня родители уже пролечили.

-- Тогда зачем снова сюда идешь?

-- Сразу не бросишь, надо постепенно...

"Постепенность" в отношении героина очень скоро доведет хорошенькую Женю до состояния Татьяны. Не зря об эффективности лечения от наркозависимости милиционеры говорят так: все слышали об излечившихся наркоманах, но никто их живьем не видел. И еще один постулат к теме: героин умеет ждать. Есть наркоманы, могущие удерживаться от укола по нескольку лет, но потом героин вновь "забирает" их. И так до мучительной смерти или до СПИДа, что практически одно и то же.

Собачья работа

Досмотр продолжается почти два часа. Сегодняшняя операция ОБНОНа близится к завершению. Я еще не знаю, что ее рутинная часть будет продолжаться всю ночь и половину завтрашнего, субботнего дня. Семьи обноновцев увидят своих мужей, отцов, сыновей только через двое суток.

Мы с Южаковым выходим во двор, Андрей недоволен.

-- Гораздо лучше изымать героин килограммами, чем потом собирать его миллиграммами по всей области. Сегодня мы "хлопнули" самые низы. Радости от этого мало. Посадят "Иваниху", если еще посадят, на ее место придут десятки других мелких наркозависимых сбытчиков. А бороться с крупными, как вы, надеюсь, поняли, милиции в нынешних условиях чрезвычайно трудно.

Пессимизм А. Южакова объясним. Собачья погода сегодня, а завтра, может, выглянет солнце. У ребят из ОБНОНа собачья работа ежедневно, и никакого просвета. В этот раз, например, четверо задержанных оказались больны туберкулезом, двое - ВИЧ-инфицированы. А милиционерам при работе с таким контингентом резиновые перчатки и респираторы не положены...

Что делать?

С точки зрения сотрудников ОБНОН, побороть зло может только государство. Для этого следует принять давно назревшие меры.

1. Максимально конкретизировать законодательную базу борьбы с незаконным оборотом наркотиков, исключив "лазейки" для ухода от уголовной ответственности наркодельцов всех калибров и национальностей.

2. Ввести визовый режим для граждан среднеазиатских стран СНГ, в первую очередь - Таджикистана, что затруднит проникновение наркокурьеров на территорию России.

3. Усилить таможенный контроль за грузами из наркоопасных регионов.

4. Повысить зарплату всем бойцам антинаркотического фронта - врачам, учителям, сотрудникам милиции. Увеличить их ресурсное обеспечение.

Список можно продолжить, но даже эти меры помогли бы обществу вздохнуть легче. Пока начальник ОБНОН П. Иванов просит малого - добавить в штат хотя бы 35 человек, чтобы закрыть границу Челябинской области с Казахстаном.

Областной ОБНОН - один из самых малочисленных в России, при этом один из самых эффективных. В этом подразделении ГУВД работают всего около ста человек. По официальной статистике, в Челябинской области почти шесть тысяч наркоманов. По более реальным данным - около ста тысяч. Но даже по самым скромным подсчетам получается по одному милиционеру на тысячу наркозависимых, каждый из которых является потенциальным преступником. На ежедневную дозу честным трудом обычному человеку заработать невозможно, и он начинает торговать смертью... n

Комментарии
Комментариев пока нет