Новости

Сообщение о возгорании автомобиля поступило на пульт экстренных служб в 05:53 с улицы Буксирной.

Чп произошло минувшей ночью в доме по улице Голованова.

Из-за аварии на энергосетях электричество в домах пропало в ночь на 26 февраля.

С 27 февраля за проезд придется платить 25 рублей.

Спортивный объект осмотрел глава Минспорта РФ.

Краснодарский край отметит 80-летие через 200 дней.

Хорошего вечера пожелал президент США участникам предстоящего мероприятия.

Неизвестные злоумышленники вырубили ивы и вязы по адресу: улица Захаренко, 15.

Пассажир отечественного авто погиб на месте.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Доктор Дубовский: "Я в медицине человек случайный!"

20.01.2009
На счету выдающегося врача более 5000 операций и сотни спасенных жизней

Виктор РИСКИН

Кыштым

Вчера, 19 января, травматологу Дубовскому исполнилось 70 лет. Его имя известно не только в Кыштыме, но и в других городах и районах северного округа области. Третий год  на базе местной больницы действует организованное Дубовским межрайонное травматологическое отделение. Оно обслуживает жителей Кыштыма, Карабаша, Каслей, Верхнего Уфалея, Нязепетровска. А недавно подъехали заведующие отделениями из Аргаяшского  и Кунашакского районов:  не согласиться ли Алексей Игнатьевич при необходимости брать к себе и сельских пациентов?

Икона в кабинете

--  Да я ж не против, - широко разводит руками Дубовский, - вот только врачей в отделении недостаточно.

На счету выдающегося врача более 5000 операций и сотни спасенных жизней

Виктор РИСКИН

Кыштым

Вчера, 19 января, травматологу Дубовскому исполнилось 70 лет. Его имя известно не только в Кыштыме, но и в других городах и районах северного округа области. Третий год на базе местной больницы действует организованное Дубовским межрайонное травматологическое отделение. Оно обслуживает жителей Кыштыма, Карабаша, Каслей, Верхнего Уфалея, Нязепетровска. А недавно подъехали заведующие отделениями из Аргаяшского и Кунашакского районов: не согласиться ли Алексей Игнатьевич при необходимости брать к себе и сельских пациентов?

Икона в кабинете

-- Да я ж не против, - широко разводит руками Дубовский, - вот только врачей в отделении недостаточно. Да и коечек (их 28) прибавить бы не мешало.

Потом он поделится заветной мечтой: вот бы обзавестись собственной операционной! Но это будет потом. А в начале нашей беседы мое внимание привлекли два портрета над рабочим столом в кабинете Алексея Игнатьевича. Один узнаваем - великий кудесник из Кургана Гавриил Илизаров. А вот кто другой - монашеское одеяние, седая борода, суровое аскетическое лицо, а на груди крест и орден?

Когда я спросил об этом у моего собеседника, он необычайно легко для своего возраста вскочил из-за стола и быстро скрылся за дверью. Вернулся спустя пару минут с книгой и: иконой.

-- Чьи портреты обычно вешают на стенку? - спросил он и сам же на него ответил. - Учителей! Считаю своим учителем Гавриила Абрамовича Илизарова. Я в течение двух месяцев находился в Кургане, присутствовал при операциях. Это был великий человек: практически на пустом месте он организовал институт травматологии: На втором портрете запечатлен автор книги, которую я принес, - "Очерки гнойной хирургии". А написал ее Войно-Ясенецкий - не только великий хирург и лауреат Сталинской премии. Еще и глубоко верующий человек. За веру он пострадал: был арестован и отправлен в северные лагеря на 15 лет. Там и написал вот эту книгу. Во время войны ему дали госпиталь. Оперировал он в основном высокопоставленных военных. Причем обходы палат делал в рясе священника. В ней же выступал и на различных конференциях. Был награжден двумя церковными знаками - крестом и орденом. Потом ослеп и вскоре умер. Церковь возвела его в ранг святых под именем архиепископа Луки. Он является покровителем хирургов. А вот эту икону с его изображением мне подарили в Екатеринбурге.

Лучше утоплюсь!

Кем-кем, а врачом Дубовский становиться не собирался. Так и сказал: "Я в медицине человек случайный". И это верно: в его семье никто не занимался медициной. Прадед Андрей, живший в конце позапрошлого века, был сыном помещика. Он должен был наряду с братьями получить свой пай земли. Но угораздило его (а такое случалось не только в романах!) влюбиться в обычную крестьянку. Разгневанный отец лишил его наследства. Андрей не шибко огорчился. Не получив родительского благословения, он отбыл с молодой "незнатной" супругой из Саратовской губернии в далекий Казахстан. Где и развернулся на дарованных Столыпиным непаханых землях.

Так что вовсе не генсек Хрущев первым взялся за покорение целины, а такие вот переселенцы за полвека до Никиты Сергеевича. Так в казахской степи обосновался и вырос целый род Дубовских. И на долю Алексея достался свой отрезок целинной эпопеи.

-- Когда закончил десять классов, встал вопрос, куда идти, - вспоминает Алексей Игнатьевич. - Мама Анна Селиверстовна предложила медицинский. На что я сразу ответил: "Лучше пойду и утоплюсь!" А тут как раз началось освоение целины. Взяли меня учетчиком в тракторную бригаду. Ходил с аршином по полю, записывал, сколько вспахали, засеяли, скосили. Но вскоре школьный друг Серега написал мне из Еманжелинска, мол, хватит тебе крестьянствовать, давай к нам, на шахту. Здесь и техникум есть.

Хмурый директор совхоза долго рассматривал заявление, отговаривал. А потом в уголке написал - уволить и какие-то две цифры. Добрая кадровичка завздыхала: "Да тебя же с такой прогульной статьей никуда не примут. Перепишу-ка я - по собственному желанию!"

На шахте Алексей работал откатчиком. Вручную оттаскивал тяжеленные вагонетки с углем, опрокидывал и возвращал обратно под загрузку. Поступил в горный техникум. Словом, видел себя в перспективе горным инженером. Но все изменил призыв в армию.

-- Сидел я 4 октября 1957 года в военкомате, - вспоминает Дубов-ский, - слушал по радио сообщение о запуске первого искусственного спутника. Думал: а куда меня запустят? И тут вызывают меня к военкому. А в это время шло сокращение армии. И так получилось, что под увольнение попали военные медики. Надо было срочно готовить замену. Военком мне и объявил: "Пойдешь учиться на фельдшера!"

Ошарашенный призывник не стал спрашивать, где тут ближайший пруд, чтобы утопиться, как обещал когда-то матери. Он покорно отправился вместе с остальными 30 салагами в Магнитогорское медучилище, которое благополучно и закончил. И тут оказалось, что ранее неизвестная профессию ему очень интересна, хотя прежде он почему-то испытывал к ней необъяснимую, но стойкую неприязнь.

Этот интерес не прошел у него и по сию пору. Казалось бы, за почти 40 лет непрерывной практики, когда ежегодно ему приходится делать в среднем по 120-130 операций, для него не должно остаться никаких профессиональных тайн. Ан нет, он по-прежнему читает специальные журналы (их в домашней библиотеке накопились сотни), каждую операцию предварительно "проигрывает" в голове, а затем детально анализирует.

Мы восстанавливаем!

-- Какая разница между хирургом и травматологом? - спросил я у Дубовского.

-- Вопрос хороший: На Западе такой специальности, как травматология, нет. Там есть ортопедия и хирургия. Травматология - это наше советское определение. Тем не менее разница есть. Хирург борется за жизнь человека, а мы, травматологи, восстанавливаем поврежденные органы.

Дубовский наотрез отказывается подчеркивать свою личную исключительность за операционным столом.

-- Поймите, - убеждал он, - хирург или травматолог работает не один, а всегда вдвоем, а то и втроем. Поэтому не могу утверждать, что именно я, допустим, спас однажды женщину, упавшую с большой высоты. У нее была тяжелая травма грудной клетки, живота, упало давление. Вытаскивали ее втроем. Но, слава богу, она осталась жива.

Операционный день обычно длится с 10 утра до 15 часов дня. Бывает и дольше. Например, несколько лет назад в ДТП у Косого моста попала машина с четырьмя вьетнамцами. Часов десять Дубовский с коллегами не выходил из операционной.

-- Кстати сказать, - заметил Алексей Игнатьевич, - они держались мужественно и потому быстро встали на ноги. Давно известно: тот, кто стремится стать здоровым, тот и выздоравливает. Поэтому очень важно для хирурга установить контакт с пациентом. Я даже какие-то слова про себя говорю во время операции. Какие именно? Не помню. Но матом не ругаюсь!

Его принципы

Первый и непреложный - все больные равны. Приоритет дается не тому, у кого выше положение в обществе или туже набит карман, а кому тяжелее. Его первым на стол.

Другой принцип касается попыток отблагодарить материально.

-- Бывает, идешь на обход, а какая-то бабка рядышком семенит, - рассказывает Алексей Игнатьевич. - Бубнит что-то и сует конвертик в карман халата. Я тут же вынимаю и возвращаю обратно. Нет, не буду уверять, будто не приму ни цветов, ни бутылки коньяка. Но с одним условием - после выздоровления. По этому поводу вспомню интересный случай. Лежит больной. Завтра операция. Мамаша его приходит с двумя сумками, полными бутылок, мол, мы вас уважаем и все такое прочее. Говорю: "Я верю в приметы. Прооперирую, выпишу, вот тогда можете и приходить". Выписываю больного, встречаю спустя месяц его мамашу. А она, завидев меня, за два квартала оббегает!

И еще есть принцип у Дубовского. Он звучит так: "Врача надо уважать!" Но не за профессию, не за звание.

-- Бывает, - приводит пример Алексей Игнатьевич, - что недовольный нами пациент набрасывается на первого встречного в белом халате. Как-то в приемном покое женщина томилась в ожидании доктора. Уже на взводе. Тут я подворачиваюсь. Она налетает: "Да вы все такие-сякие!" Останавливаюсь, говорю: "Представьте, я собираюсь оперировать вашу дочь. Вы на меня накричали, расстроили. А вдруг у меня из-за этого при операции рука дрогнет. Выйдет беда". Она рот раскрыла, вы-слушала и замолчала... Врач не просто слесарь: иногда не повредит перед ним и шапку снять.

Алексей Игнатьевич Дубовский живет в Кыштыме, заведует травматологическим отделением центральной больницы. Почетный гражданин города. Увлекается лыжами и пешими прогулками. По выходным вместе с женой проходит по 10-11 километров и пять - на лыжах. Жена Нина Петровна в прошлом экономист. Сын Вячеслав окончил железнодорожный институт. Имеет двоих внуков-студентов - Антона и Алексея.

Николай ТАРАСОВ, ученик и коллега Дубов-ского:

-- С Алексеем Игнатьевичем я знаком с 1979 года. Он и пригласил меня в отделение. Помимо профессиональных навыков в нем привлекают человеческие качества. Однажды он спорил с врачом. Тот крикнул в запале: "Больным нельзя верить!" Алексей Игнатьевич ответил твердо и спокойно: "Больному безоговорочно надо верить!"

Валерий АЛЕКСЕЕВ, главврач больницы:

-- Алексей Игнатьевич - удивительный человек. Он посвятил свою жизнь служению медицины. Через его руки прошло огромное количество больных, которые восстановили трудоспособность благодаря ему. Алексей Игнатьевич давно просится на отдых, но мы отговариваем. Думаем, он еще потрудится, поможет нам перейти на новые технологии в травматологии. Здоровья ему и наши поздравления с юбилеем!

Советы от доктора Дубовского

n Меньше пейте: большинство травм - следствие пьянства,

особенно в праздники

n Бессмертия нет: не рискуйте здоровьем понапрасну

n Врач - не Бог: думайте о своем здоровье сами

n Уважайте врача.

Комментарии
Комментариев пока нет