Новости

Сейчас проходят смотры, соревнования и выставка «Мужчина–Воин–Охотник в различных этносах».

Приборы для замера выбросов могут появиться при въезде в столицу Южного Урала.

Мэр: «Гости должны запомнить курорт чистым и благоустроенным».

Ребенка с тяжелым переломом стопы экстренно госпитализировали на карете "скорой помощи".

Пугающую статистику приводит Пермьстат.

В регионе малый бизнес все активнее выходит на международные рынки.

Четыре тысячи билетов продано на южноуральский этап Кубка мира по фристайлу.

Сильный ветер, переметы и гололедица блокировали дороги Челябинской области.

На Южном Урале с размахом прогонят надоевшую зиму.

Мужчины проводят время ВКонтакте и Facebook, а женщины в Одноклассниках и Instagram.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Агаповский историограф

24.01.2009
Юрий Козлов - один из плеяды уральских краеведов, автор книги "В верховьях Урала"

Факт есть факт: Некто (свыше?) распорядился так, чтобы в каждом уголке Южного Урала поселить хотя бы одного человека, который вдруг ни с того, ни с сего, без всякого договора и уговора, вопреки всем обстоятельствам, в ущерб себе и своей семье загорится страстью изучать прошлое своего края. В результате вся область покрыта "сетью краеведов", которые на свой страх и риск, мозаично, ткацко-прядильно плетут ткань нашей истории. Перечислю тех, живых и ушедших, кого знаю. Это - А. Беликов и Е.

Юрий Козлов - один из плеяды уральских краеведов, автор книги "В верховьях Урала"

Факт есть факт: Некто (свыше?) распорядился так, чтобы в каждом уголке Южного Урала поселить хотя бы одного человека, который вдруг ни с того, ни с сего, без всякого договора и уговора, вопреки всем обстоятельствам, в ущерб себе и своей семье загорится страстью изучать прошлое своего края. В результате вся область покрыта "сетью краеведов", которые на свой страх и риск, мозаично, ткацко-прядильно плетут ткань нашей истории. Перечислю тех, живых и ушедших, кого знаю. Это - А. Беликов и Е. Дубинин (Чесма и округа), В. Сосенков и Б. Щипачев (Еткуль и не только), Э. Рахимов (Чебаркуль), В. Егоров (Красноармейский район), Л. Сурин (Катав-Ивановск), Р. Хайрятдинов и А. Манин (Пласт), В. Свистунов (Касли), Е. Трофимов (Бакал), Л. Байнов (Куса), Н. Каледин (Усть-Катав), В. Черных (Верхний Уфалей), А. Мукомолов (Усть-Катав, Юрюзань, Сим, Миньяр, Аша). Эти имена не исчерпывают список даже тех, кто имеет уже краеведческие книги. К ним прибавлю еще одно имя - Юрий Козлов (Агаповка). О нем и речь на этот раз.

С Юрием Яковлевичем я заочно, по его нескольким письмам в газету, был знаком давно. С тех пор в моей памяти сохранилось впечатление его взыскательности и достоверности: в своих письмах он с кем-то спорил, настаивая на чем-то ином или противоположном. А наше очное знакомство совпало с выходом его книги "В верховьях Урала".

Верховья Урала в данном случае - дистанция от станицы Нижнеозерной, что в 100 верстах от Оренбурга, до Верхнеуральска. На этой дистанции автор выделяет еще два пункта - ныне здравствующую Агаповку и ушедшую под воды Магнитогорского пруда станицу Магнитную.

Станица Нижнеозерная интересует Козлова по очень простой причине: село Агаповка, где он живет, берет свое начало от жителей Нижнеозерной, в начале ХХ века переселившихся сюда, на берег Урала, на территорию станицы Магнитной. Там, на юге, было тесно и густо, а здесь, на севере, просторно и пусто. И здесь земля не чужая, казацкая, но все-таки очень далекая... Сам переезд занял 38 дней.

Историческое исследование не всегда, а лучше сказать редко, из прошлого поднимается к современности. Что касается факта переселения из станицы в станицу, неизвестного или забытого, то он привел к тому, что в один прекрасный день потомки нижнеозерских казаков приехали в Агаповку. Как ни странно, встреча через сто лет была очень трогательной: люди находили не только однофамильцев, но и родственников.

Книга Козлова наталкивает на некоторые исторические сопоставления: Агаповка - Магнитная, Магнитная - Магнитогорск - Верхне-уральск. Судьба Агаповки, скажем так, счастливее судьбы Магнитной, хотя в свое время первая была всего лишь поселочком (118 домов), а вторая - станицей (435 домов). А сопоставление Верхнеуральска со своими южными соседями дает ему выбор: или судьба Магнитной, или судьба Магнитогорска. Или своя собственная судьба.

Интересно, что в книге "В верховьях Урала" предпринимается попытка показать, как "велик" был Верхнеуральск в пору своего расцвета, на протяжении почти всего ХIХ века, что трудно представить нашему современнику. Верхнеуральский уезд был самым крупным в губернии, он занимал почти треть ее территории. До конца столетия он рос и набирал вес. Если в 1875 году в уезде проживало 130 тысяч человек, то в 1903 году - 240 тысяч. Это был крупный промышленный уезд. На его территории располагались такие "чугунные" заводы, как Белорецкий, Тирлянский, Авзяно-Петровский (верхний), Узянский, и такие "железные" заводы, как Авзяно-Петровский (нижний) и Кигинский. В самом Верхнеуральске действовал такой объект "тяжелой" промышленности, как завод Чупина и Бокка, чугун которого выплавлялся в американской печи. А руда была своя, с горы Магнитной (кстати, возвращаясь к древнему названию горы - Улу-Утассе-тау, а также к расхожему Атач, Юрий Козлов пытается "навести порядок" в этих топонимах).

Нельзя забывать и то, что Верхнеуральский уезд был видным добытчиком золота. Пробовал он себя и в других горных промыслах. Издавна освоил извоз. Из года в год набирал поголовье скота. Ну а по части легкой промышленности - мельниц, ремесел, переработки всякого сырья - уезд был признанным лидером. И оставался им долгие годы.

Конечно, столицу губернии Верхнеуральск затмить не мог, но к северу от Оренбурга он признавался как притягательный центр.

Надо сказать и о том, что Юрий Козлов - не только книгочей и архивный сиделец, по крохам собирающий историю земли, на которой живет. Он краевед широкого профиля. Бумажное, словесное, вещественное, ископаемое, живописное - любое прошлое ему интересно. Прошлое он ищет, находит и даже создает. В безденежные годы смуты он взялся за керамику. Глиняные игрушки дали ему заработок. Но керамика пригодилась и местному музею, в котором выставлены керамические картинки из быта древних людей. В это же время он "вдруг" стал истым кузнецом. Брал заказы (в Агаповке немало его кованых ворот и калиток). А когда, не без инициативы самого краеведа, в Агаповке был установлен 40-тонный монумент из серо-голубого гранодиорита - памятный знак казакам-оренбуржцам, Юрий Яковлевич выковал для памятника ограду, а также шашку и лавровую ветвь.

Книга издана. Историография продолжается.

Михаил ФОНОТОВ

Комментарии
Комментариев пока нет