Новости

Хищника вел по проспекту Ленина неизвестный мужчина.

Мама дошкольницы успела отдернуть дочь и льдина ударила по плечу ребенка.

Мило улыбнулись и поздравили с 23 февраля.

Праздничные выходные на День защитника Отечества будут аномально теплыми.

С 23 февраля свердловские гаишники переходят на усиленный режим работы.

Если тенденция сохранится, руководство пересмотрит программу неполной занятости.

В местах компактного проживания возводятся жилые дома, детсады, школы и центры.

День защитника Отечества артиллеристы отметят салютом в Екатеринбурге.

Сейчас проходят смотры, соревнования и выставка «Мужчина–Воин–Охотник в различных этносах».

Приборы для замера выбросов могут появиться при въезде в столицу Южного Урала.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Характер Магнитки

01.02.2002
Он остается загадкой уже 70 лет

Владимир СОКОЛОВ
Магнитогорск

"Я не люблю комбинат. Он губит наше здоровье, заставляет думать так, как хочется его руководителям". Это слова одного из молодых магнитогорцев, случайно услышанные мною.

Огонь, газ и многое другое - неизбежные спутники металлургии. Дымы из труб и шлаковые отвалы, портящие берега Урала, - для меня с детства знакомая картинка.

Он остается загадкой уже 70 лет

Владимир СОКОЛОВ

Магнитогорск

"Я не люблю комбинат. Он губит наше здоровье, заставляет думать так, как хочется его руководителям". Это слова одного из молодых магнитогорцев, случайно услышанные мною.

Огонь, газ и многое другое - неизбежные спутники металлургии. Дымы из труб и шлаковые отвалы, портящие берега Урала, - для меня с детства знакомая картинка. Это предприятие моего отца, около 40 лет отработавшего на комбинате. И, несмотря на свою нынешнюю пенсионерскую полунищую жизнь, он, как и десятки тысяч его бывших и нынешних "братьев по огню и по горячим делам", воспринимает жизнь совсем не так мрачно. "Без комбината, - часто повторяет отец, - не будет и Магнитогорска". Он по-своему прав.

Даже для меня, коренного жителя Магнитогорска, порой необъяснима суть характера магнитогорского металлурга, черты которого улавливаешь в самых повседневных ситуациях.

Ранним утром в трамваях не протолкнуться - к началу утренней смены едут доменщики, сталевары, коксохимики и прокатчики. К мощным спинам взывает маленькая бабуся, в неурочный час попавшая в вагон:

-- Сынки, мне выходить, дайте пройти-то.

-- Что ж ты, бабка, не знаешь, что комбинат сейчас на смену едет? - поворачивает к ней голову одна спина, легонько подталкивая старуху к выходу из вагона.

Да, едет "комбинат". Сколько веса в этом слове! Откуда? Казалось бы, за что любить стального монстра?

Накануне юбилея стало известно, что Магнитогорский металлургический комбинат отмечен пиаровским конкурсом "Серебряный лучник" в номинации за лучший пиар-проект в области связей с общественностью. Думаю, "Серебряный лучник" попал в цель. Во многом комбинат знаменит на всю страну благодаря неуемному пропагандистскому воздействию на умы. Но как бы то ни было, я вынужден согласиться с миллионером и философом Генри Фордом: "Совсем не важно, на какую теорию опирается реальная работа, поскольку в будущем решают только факты". И как бы ни раздирали нас противоречия в отношении ММК, они - упрямая вещь. Комбинат для Магнитогорска - свет, тепло и привлекательные рабочие места.

Мне не пришлось зимами 30-х годов прошедшего века жить в палатке и работать на 50-метровой высоте в 40-градусные морозы. То время лучше всего описывает американец Джон Скотт, пять лет отработавший на строительстве Магнитки, в своей книге "За Уралом". "Я мог бы побиться об заклад, что только одна битва русских за создание черной металлургии повлекла за собой больше жертв, чем битва на Марне. В 30-е годы русские постоянно воевали. В Магнитогорске я был брошен в битву. Я очутился на линии фронта чугуна и стали. Десятки тысяч людей терпеливо выносили невероятные трудности, чтобы построить доменные печи, и многие делали это по своей воле, охотно, с безграничным энтузиазмом, которым с первого дня своего приезда заразился и я".

Верю, что это так. И есть для этого основания. Разве не интересна история чугунной плиты, которая сегодня хранится в запасниках музея ММК? В 1992 году, когда я еще работал в газете ММК "Магнитогорский металл", ее тогдашний редактор Андрей Подольский обнаружил на новостройке 138-го микрорайона, где раньше располагалось одно из самых старых городских кладбищ, надгробную плиту. Кто-то нашел ей другое применение, положив в грязь на дорожку, чтобы обувь не пачкать. Сохранившаяся на чугунной отливке надпись свидетельствует о том, что отлита она доменщиками для погибшего товарища во время выпуска чугуна в далеком 32-м году. К сожалению, установить, кто это, так и не удалось: угол плиты безвозвратно утерян. Где-то в пыли архивов затерялось имя одного из первых магнитогорских доменщиков, отложившего в сторону мастерок строителя и вставшего к доменной летке. Смерти на рабочем месте в те времена были нередки. На "фронте чугуна и стали" стояли эти люди, кровью, потом и слезами постигавшие нелегкую профессию металлурга. Может быть, отсюда, а не только из идеологии идут корни магнитогорского характера, так удивляющего приезжих?

Вот почему накануне юбилея первой домны я склоняю голову в память о первых строителях ММК и перед теми, кто, отложив в сторону мастерки и лопаты, встал к доменной летке, кто платил за реалии той эпохи своей жизнью и здоровьем. Они подарили последующим поколениям Магнитку. Благодаря им "величайшая азартная игра в истории", как называла первые пятилетки западная пресса, закончилась победой. n

Комментарии
Комментариев пока нет