Новости

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Благодаря снимку космонавта Олега Новицкого.

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Реабилитационную программу для спортсменов организуют в санаториях Сочи.

На Играх разыграют 44 комплекта наград.

Изменение рабочего графика затронуло входящее в группу "Мечел" предприятие "Уральская кузница".

Подозреваемая втерлась в доверие к пенсионеру и забрала деньги, которые мужчина планировал потратить на еду.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Песни войны

06.02.2002
Корреспонденты "Челябинского рабочего" присутствовали  при смене милицейских отрядов в Чечне

Сергей КУКЛЕВ
Челябинск-Моздок-Аргун-Челябинск

:А в Чечню уже пришла весна: апрельская, по уральским понятиям, теплынь, зеленая трава. Но вот трава-то как раз не радует. Здесь она называется "зеленкой" и укрывает порой снайпера в зеленом камуфляже. Поэтому на кавказский "курорт" если и рвутся, то по велению долга, и песни там поют особенные:

Собрали нас, собрали нас, на юг послали.
Весь наш Урал, весь наш Урал - он тверже стали.

Корреспонденты "Челябинского рабочего" присутствовали при смене милицейских отрядов в Чечне

Сергей КУКЛЕВ

Челябинск-Моздок-Аргун-Челябинск

:А в Чечню уже пришла весна: апрельская, по уральским понятиям, теплынь, зеленая трава. Но вот трава-то как раз не радует. Здесь она называется "зеленкой" и укрывает порой снайпера в зеленом камуфляже. Поэтому на кавказский "курорт" если и рвутся, то по велению долга, и песни там поют особенные:

Собрали нас, собрали нас, на юг послали.

Весь наш Урал, весь наш Урал - он тверже стали.

Вернуть покой на Северный Кавказ -

Таков наш мирный боевой приказ.

Это строки из песни кыштымского милиционера Олега Максимова. Оставим в стороне разбор ее художественных достоинств, ведь она была написана в Шали, небольшом поселке, одной из точек на территории Чечни, куда южноуральцев призвала война.

Однако мы с фотокорреспондентом отправились не в Шали, а в Аргун, город, в историю которого прочно вписана челябинская страница. Несколько лет подряд сводные отряды милиции (СОМы), составленные из наших земляков, поддерживали в Аргуне порядок. Я уж не говорю о подаренном местной больнице инвентаре для операционной и "губернаторских" компьютерах для единственной в городе школы.

Год назад мы оставили Аргун на "попечение" иркутских милиционеров. Предполагалось, что по истечении этого года заниматься оперативной работой, организовывать патрульно-постовую службу начнут сами чеченцы. Но что-то не срослось, а вернее всего, до сих пор нет доверия бородачам-участковым. И в Аргун снова направили южноуральский СОМ:

Литерный эшелон за трое суток довез нас до Моздока и встал в тупик. Ждали иркутян, чтобы поменяться с ними местами: они - по купе, а уральцы - по машинам. Через пару часов вместе с иркутской автоколонной подъехало начальство из Ханкалы. Сообщили пренеприятную весть: по оперативным данным, на грузовики, в которых будут добираться до Аргуна челябинцы, готовится засада. На ближайшие двое суток для нас объявлен приказ "стоп колеса". Это означает, что на любом блок-посту нас могут развернуть в обратную сторону. Значит, ждем:

Стоящий в тупике эшелон привлек моздокских жителей. Прифронтовой город давно живет за счет прибывающих со всей России солдат. С ними ведут оживленную торговлю водкой, хлебом и женщинами. Водка, разумеется, северокавказская, "паленая", которую в Челябинске можно купить по 30 рублей за бутылку. Здесь она стоит рублей под 60, а жрицы любви предлагают свои услуги за три сотни. Местные торговцы на легковушках обеспечили бесперебойный подвоз продуктов, воды и пива, с удовольствием меняя их на армейскую тушенку:

Вечером, который, как обычно в горах, подкрался незаметно, свет в вагонах был погашен. Горел только костер, вокруг которого до утра сидели иркутяне - в вагонах места не было. На следующий день стало ясно, что ехать в Аргун нужно немедленно, ведь там, в расположении временного отдела внутренних дел, на бывшей базе "Сельхозтехники" остались ребята. Собрали колонну, поехали. Сквозь узкие бойницы бронированного "Урала" (привет, землячок!) виднелись то бетонные блоки на дороге, разложенные "елочкой" для того, чтобы машины, проходящие посты, снижали скорость, то бэтээры с суровыми бойцами в черных масках, то придорожные лавчонки, торгующие папахами, китайской лапшой и презервативами. Через пять часов после выезда из Моздока доехали до Аргунского ОВД:

Там от фугасов на дорогах рвались траки,

Там плавился металл и грелся автомат в атаке,

Когда горящий "борт", взмывая к облакам,

Нанес удар по вражеским горам.

"Борты" - вертолеты ходят кругами на малой высоте постоянно - контролируют территорию или сопровождают грузы. Их стрекотание да еще отдаленные разрывы и короткие автоматные очереди - это обычный "звукоряд" Аргуна. Говорят, наших там действительно ждали в засаде. Ведь за "иркутский" год ситуация в городе кардинально изменилась. Теперь уже бывший начальник Аргунского временного отдела внутренних дел полковник Александр Пономарев сказал, что показатели преступности возросли в два раза, за год произошло 58 убийств. Если еще год назад по Аргуну можно было проехать на легковой машине, правда, на высокой скорости, то теперь без сопровождения лучше не соваться. Иркутяне и так потеряли троих бойцов, а теперь, после зачисток, проведенных федеральными войсками в Аргуне, взаимоотношения между местными жителями и людьми в форме стали еще более натянутыми. Блок-пост "Козырь", находящийся в ведении ОВД, обстреливается с завидной регулярностью. Тому виной в том числе новая тактика, прививаемая моджахедам руководством. Тактика "пчелиной войны" предусматривает так называемые "тревожащие" обстрелы мобильными группами с безопасного расстояния. "Укусы" призваны посеять панику среди российских войск. Панику не панику, а определенное беспокойство обстрелы внушают, поэтому в Аргуне постепенно сошла на нет оперативная работа, и бандиты почувствовали себя совсем вольготно. Смена "власти" и приход южноуральских милиционеров взамен иркутских никак не устраивали боевиков, поэтому они и хотели нанести упреждающий удар по колонне. В общем, смена землякам предстоит нелегкая. За три месяца придется восстановить общественный порядок. Немало придется потрудиться и над восстановлением самих зданий ОВД: выгнать сверчков из бани, подлатать высоченный - от снайперов - забор. Основное внимание, по словам "челябинского" начальника ОВД Виталия Пугачева, будет уделено работе с милиционерами из местных.

-- А то бывает: приходит к нам человек, а у него в личном деле 2-3 года "выпали". Где был? Сейчас создаются аттестационные комиссии, которые ищут "темные пятна" в биографиях поступающих на работу:

А темных пятен хватает. Еще бы, предположим, в 1991 году, когда начались проблемы в Чечне, аргунским пацанам было лет по десять. Теперь им уже двадцать. А на протяжении последних десяти лет они не учились, не работали и назубок знают только устройство автомата Калашникова. Немного утопическая идея: взять таких боевиков и отправить под конвоем куда-нибудь под Ростов, в ПТУ, школу, да куда угодно. Пусть получат образование, профессию, пусть поймут, что заработать можно не только нажимая на курок:

Дыхание сбито, до базы всего лишь бросок.

Удача на всех лучше, чем боевая награда.

И если же кто-то отстал или просто не смог,

Помогут, прикроют друзья с боевого отряда:

Удача здесь особенно необходима. После нынешней командировки осталось смутное чувство бесконечного бардака. "Эмвэдэвские" ждут решения от "федералов". Одни в Аргуне или Автурах, другие - в Ханкале, и взаимодействие между двумя структурами, мягко говоря, находится на уровне "глухого телефона". Взять, к примеру, наше возвращение домой. Автоколонна с иркутянами и нашими вышла из расположения ОВД в 12 часов. Мы с фотокором Александром Кондратюком разместились возле "Шилки" - зенитки, установленной на шасси "Урала". Пока колонна выдвигалась за ворота, "Шилка" блокировала дорогу. Случился, кстати, примечательный эпизод: навстречу колонне неслась любимая в Чечне машина - "шестерка" белого цвета. Не обращая внимания на знаки бойца, стоящего в кузове "Урала", машина продолжала нестись. Только спаренные стволы "Шилки", развернувшиеся в сторону "гонщиков", заставили тех остановиться. Боец немедленно взял на прицел автомата пассажиров "шестерки". Минуты через две из автомобиля, едва сдерживая раздражение, вышел чеченец средних лет и сказал, обращаясь к бойцу:

-- Когда ты так делаешь (показал, будто прицеливается), ты похож на: - И прибавил русское непечатное.

(Окончание на 2-й стр.).

Комментарии
Комментариев пока нет