Новости

Пожар в заведении "Юнона" произошел в воскресенье в полдень.

52-летний водитель припарковал старенькую "Тойоту" на горке.

Из-за инцидента движение  в сторону проспекта Энгельса оказалось частично заблокировано.

По данным Пермьстата, обороты заведений общепита резко просели.

Добычей безработного пермяка стали 5800 рублей.

23-летний Анатолий вышел из дома 10 февраля и больше его никто не видел.

В Арбитражный суд Пермского края обратилась компания "Росстройсервис".

В ближайшие сутки на территории края ожидаются снегопады и метели.

В ближайшее время жестокий убийца предстанет перед судом.

Отца двоих детей искали двое суток.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Потомок богини счастья

10.02.2009
Непростой путь к джазовой электрогитаре Валерий Сундарев, музыкальный руководитель ансамбля «Уральский Диксиленд», прошел самостоятельно.

Непростой путь к джазовой электрогитаре Валерий Сундарев прошел самостоятельно.

За свою жизнь Валерий Сундарев перепробовал много всевозможных занятий: слесарь, учитель русского языка и литературы, организатор внеклассной работы, певец, музыкант. В музыке чего только не попробовал: играл в ресторанном ансамбле, пел в церковном и камерном хоре, аккомпанировал бардам, был даже флейтистом в армейском оркестре. Но настоящей его судьбой стала джазовая электрогитара. По версии журнала «Джаз.ру» музыкальный руководитель ансамбля «Уральский диксиленд» Валерий Сундарев — один из лучших джазовых гитаристов России. Все остальное теперь существует «для колорита». Например, в «Диксиленде» Сундарев может, играя джазовый стандарт, вдруг запеть.

Художественный руководитель Челябинской филармонии Владимир Ошеров однажды слушал Сундарева в составе квартета, принимавшего участие в концерте памяти баяниста и композитора Алексея Тихонова. «Можно было подумать, будто народная музыка, полечки, фокстроты — его конек», — удивился тогда Ошеров.

Знающие люди иногда заходят в салон «Джамбо» не за инструментом или гитарной «примочкой», а послушать Сундарева. Валерий Петрович любит джемовать, то есть импровизировать с вместе с музыкантами, волей случая оказавшимися рядом. Из джазовых знаменитостей, с которыми он играл на фестивалях, можно вспомнить Игоря Бутмана, Валерия Гроховского, Даниила Крамера и многих других.

Между учителем литературы и музыкантом

Валерий Петрович, в англоязычном написании ваша фамилия имеет корень «sound», что в переводе означает «звук».

— В заграничном паспорте так и написано — Soundarev. Есть две версии происхождения моей фамилии, и ни одной из них я не могу отдать предпочтение, поскольку не знаю историю рода дальше, чем мой дед. Либо это польский прононс исконно русской фамилии Сударев, либо фамилия произведена от имени индийской богини счастья Сундари.

Первым вашим инструментом был баян. Не жалеете о том, что с малых не взялись за гитару?

— Музыку я любил с детства. Но, как и любого мальчишку, хоккей и футбол привлекали меня гораздо больше, чем занятия в музыкальной школе. Сейчас я прекрасно понимаю, что школа дала определенный теоретический базис. Особенно интересно то, что баян — инструмент полифонический. Чувство гармонии и голосоведения мне во многом помогло при освоении гитары.

Поступая в институт, вы выбрали филологию.

— Колебался между филологией и историей. В первый год после окончания школы вообще не поступил в университет. Я встречался с девочкой, у меня были романтические чувства к ней. Перед последним вступительным экзаменом она заявила, что ей понравился другой мальчик. Я расстроился и не пошел на экзамен, после чего ни о каком поступлении уже не могло быть и речи. Я спокойно отработал на радиозаводе слесарем. На следующий год решил не испытывать судьбу и пошел не в университет, а в пединститут. Гитара долгое время шла как хобби. В институте был популярен клуб самодеятельной песни, и я аккомпанировал Лене Щибриковой, сестрам Лисичкиным.

Правда ли, что в армейском оркестре вы играли на флейте?

— После института меня, невзирая на молодость и неопытность, поставили организатором внеклассной работы в челябинскую школу № 123. Я был уверен, что буду трудиться на этой должности, никаких других планов не было. Но наше правительство перевернуло все принятые им же законы. Если раньше я был годен к нестроевой по причине своего неважного зрения, то теперь решили, что и с таким зрением можно служить. Мне даже не дали доработать учебный год: 9 мая просто взяли и забрали в армию. Дочке было меньше года, жена студентка.

Почему обратился к флейте? В Челябинске существовал «Клуб филафонистов»: в здании нынешнего камерного театра собирались меломаны и обменивались записями. Я в то время увлекался группой «Jethro Tull», ее лидер самобытно играет на флейте. Я попросил флейтиста Женю, тоже ходившего в клуб, дать мне пару уроков. В армии меня направили в рембат, перспектива провести полтора года под танками абсолютно не прельщала. Я стал при каждом удобном случае говорить, что являюсь одним из лучших флейтистов Советского Союза, просился в оркестр. Дирижер оркестра майор Гуляев после прослушивания сразу понял, что никакой я не флейтист. Зато выяснилось, что я могу играть на гитаре, клавишных, баяне в ансамбле, а он для гарнизона был крайне необходим.

Мне дали книгу «Школа игры на флейте» и срок две недели. Через месяц я сдал весь необходимый для военного оркестра репертуар.

Музыкальная жизнь в армии била ключом. Силами офицеров, их жен и срочнослужащих решили поставить оперу «Запорожец за Дунаем». Собрали с миру по нитке оркестр, где помимо армейских духовиков были и скрипачи, и балалаечники. Я играл партию флейты, довольно, кстати, сложную.

В общем, армия, как ни странно, оказала положительное влияние на вас как музыканта.

— Она прямо сказала, что у меня как минимум есть выбор — быть учителем литературы или попробовать себя в музыке. Вскоре после того как я вернулся, поступило предложение поработать в ресторане, от которого не смог отказаться. С этого времени начал профессионально заниматься гитарой и вокалом, потому что приходилось петь и играть огромное количество самой разной музыки. В то время в ресторанах играли лучшие музыканты страны. В первом отделении мы играли то, что нам было интересно: джаз, традиционный и современный, авторскую музыку. Первый час работы был часом творчества. В начале 90-х наступили дикие времена, когда находиться в ресторанах стало опасно для жизни. Расписные братки вели себя по-хамски, насмотревшись американских и гонконгских фильмов, где бросают вилками, ножами, фужерами и бутылками в музыкантов.

Тело формирует исполнительскую модель

Кто вас учил играть на гитаре?

— Практически никто, занимался сам. Путь самый обычный и распространенный, огромное количество музыкантов, ставших впоследствии мегазвездами, начинали именно так. Хотя я жалею, что у меня не было настоящего сильного преподавателя, потому что многое приходилось изобретать самому.

Зато у вас мозг работал.

— А у джазмена он работает всегда. Как научиться играть музыкальную фразу? Только слушая образцы, ставшие критериями для подражания, и пытаясь их копировать. И потом, мне в жизни очень помогла книга В.Манилова и В. Молоткова «Техника джазового аккомпанемента на шестиструнной гитаре». Доступным языком написана теория, раскрывающая многие тайны создания настоящей джазовой музыки, и великолепная практическая часть — упражнения, хрестоматия.

Были ли на вашем музыкальном пути задачи, над которыми приходилось ломать голову?

— У Пэта Мэтини или Уэса Монтгомери рука в полтора раза больше, чем у меня. Я могу исполнить далеко не все аккорды и приемы, которые они используют. Приходилось что-то изобретать. С подобными проблемами сталкиваются исполнители на любом музыкальном инструменте. Именно физическое строение тела формирует исполнительскую манеру, стиль, индивидуальность звучания. Некоторые приемы мне даются гораздо легче, чем музыканту с большими руками: например, «мелкая» игра в верхних позициях.

Из храма в джаз

Как вы попали в камерный хор Валерия Михальченко?

— История вполне закономерная. В ресторане начались проблемы с публикой, а нужно было содержать семью. Мой приятель сказал, что в Симеоновском храме освободилась вакансия в хоре и я могу себя попробовать. Сольфеджио я владею, по нотам читать и петь могу. Все начало получаться. Когда в филармонии организовался камерный хор, я стал петь там. Потом меня пригласили в «Ариэль», приходилось работать на два фронта. Когда были гастроли у «Ариэля», писал заявление Михальченко, и наоборот. А когда Игорь Бурко пригласил меня в «Уральский диксиленд», принял его предложение не раздумывая.

В хоре вы нашли не только работу, но и супругу.

— Вряд ли это имеет отношение к нашему интервью. Мы оба пели в церкви, приходили на работу, не обращая друг на друга особого внимания. Наташа, кроме того, работала в филармонии администратором. Однажды мы случайно встретились в компании. Оба были в браке, но эта встреча перевернула и ее, и мою жизнь.

С приходом в «Уральский диксиленд» начался европейский период в вашей биографии.

— Восемь — девять месяцев в году мы проводили в Европе. Работали в серьезном прокатном агентстве, у нас были хороший менеджер и хорошие контакты. Зарплата была по тем временам более чем приличная. Одна из самых памятных встреч — с американским классиком джазовой гитары Баки Пиццарелли. На гастролях в Англии наш «диксиленд» работал следующим после его трио. Разговоры были не про жизнь, не про семью, а про то, на каких струнах, какими шнурами… Я у него подсмотрел интересный комплект струн, который мне привезли с оказией из Америки только в прошлом году. Это просто сказка.

Все-таки многое зависит от струн, не только от мастерства…

— Электрогитара очень молодой инструмент. Он живет, модернизируется, что-то новое придумывается, в том числе огромное количество моделей струн, сделанных для разных стилей, и даже для разных рук. И все это, если вдаваться в подробности, очень интересно.

Ученику «в реале» буду только рад

В «Уральском диксиленде» находится место для музыкальных экспериментов?

— Практически нет, я занимаюсь этим для себя. В клубах и на фестивалях удается поиграть более современную музыку. Хотя иногда для хохмы приходилось применять технические новинки и в «диксиленде». Однажды мы играли в Москве на юбилее фигуриста, чемпиона мира Игоря Бобрина. Он возобновил свой показательный номер на мелодию Чарли Чаплина и попросил, чтобы мы ему аккомпанировали. Там в оригинале играет рояль. У нас есть гитарный синтезатор, имитирующий звук рояля. На генеральной репетиции выходит Бобрин, а рояля нет. Он в ужасе: «Подо что я буду танцевать?» И тут я начинаю играть на гитаре рояльным звуком.

Почему вы перестали ездить в Европу?

— Мы попали на волну, когда интерес к постперестроечной России был огромен, потом он стал спадать. Засуетились европейские музыкальные профсоюзы, стали выставлять для русских ограничения. Ехать в Европу на три месяца, тратя месячную зарплату на дорогу, вторую — на питание, не имеет смысла. Хочется побыть с семьей, с детьми, с внуками, которые есть у каждого из нас. Общение с этими карапузами — отдельное удовольствие, которое не заменишь ничем.

Почему вы официально нигде не преподаете?

— Преподавал в академии культуры, но мне это было не интересно. Не каждый концертирующий музыкант является хорошим преподавателем. За три года у меня был один талантливый ученик — Игорь Петров, который сейчас руководит группой «Шико». Еще были братья Васильевы, бравшие у меня уроки. Потенциально очень сильные ребята, способные. Но у них медицинская семья, и сами они учились в медакадемии, гитара и джаз для них были хобби. Когда они перешли на старшие курсы, перестали ходить ко мне, я сожалел, что они отказались от музыки. С тех пор ничего интересного как у преподавателя не было.

У меня на сайте «В контакте» есть своя страничка. Каким-то образом меня отыскивают молодые гитаристы, начиная от Петропавловска-Камчатского и заканчивая Угличем. Они задают дельные вопросы, на которые не всегда можно найти ответы в Интернете или в специальной литературе: я делюсь опытом, пересылаю записи. Это общение через Интернет для меня очень интересно, но если способный ученик придет ко мне «в реале», буду только рад.

Комментарии
Автору: пожалуйста, уточните кем является Валерий Сундарев в "Уральском диксиленде" руководителем или музыкальным руководителем и какова роль Игоря Бурко. Спасибо.
Dmitry
10.02.2009 12:28:10
Уважаемый Дмитрий! Спасибо за поправку. Валерий Сундарев - музыкальный руководитель "Уральского Диксиленда". Руководитель "Диксиленда" - Игорь Бурко
Олеся Горюк
11.02.2009 08:00:45