Новости

Уральские мужчины придерживаются творческого подхода в решении мобильных вопросов.

Есть и «зеленый подарок»: область выделила средства на завершение строительства очистных сооружений.

Власти Кудымкара пока не знают, как будут обеспечивать жителей питьевой водой на время отключения водоснабжения.

Подрядчика для ремонта крыши определит аукцион.

Испекут блины, посоревнуются, поздравят мужчин с 23 февраля.

Вместо 12 месяцев на посту парень может провести два года на нарах.

На базе местного НИИ травматологии и ортопедии планируется открыть еще один нано-центр.

Найден таксист, который превратил своего пассажира в Шрека.

В Омской области неизвестный своим автомобилем травмировал женщину.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Зачем покупают заводы

08.02.2002
Виктор Шеррюбле считает, что область спасут местные предприниматели,  а не столичные олигархи

Возглавляющий Ассоциацию предприятий и банков области В. Шеррюбле - человек партийный, если считать партией его сторонников из числа хозяйственников. Он представляет довольно большую группу промышленников, объединившихся вокруг идеи о приумножении своего, то есть областного, потенциала. Отрицая географические преграды для бизнеса, представители этого промышленного течения тем не менее делают региональный акцент: никто не будет вникать в проблемы области, как способны это делать местные предприниматели. Когда речь заходит об олигархах российского масштаба, они демонстрируют собственную гордость - независимость в суждениях и действиях.

Виктор Шеррюбле считает, что область спасут местные предприниматели, а не столичные олигархи

Возглавляющий Ассоциацию предприятий и банков области В. Шеррюбле - человек партийный, если считать партией его сторонников из числа хозяйственников. Он представляет довольно большую группу промышленников, объединившихся вокруг идеи о приумножении своего, то есть областного, потенциала. Отрицая географические преграды для бизнеса, представители этого промышленного течения тем не менее делают региональный акцент: никто не будет вникать в проблемы области, как способны это делать местные предприниматели. Когда речь заходит об олигархах российского масштаба, они демонстрируют собственную гордость - независимость в суждениях и действиях.

Из этого разряда - событие, которое произошло недавно. Как знать, не придется ли через некоторое время рассматривать в нем черты тенденции? А суть - в приобретении промышленного имущества местными инвесторами, причем не через процедуру банкротства и не путем закулисной скупки акций. Прошел слух, будто В. Шеррюбле привлекает финансовые средства для покупки южноуральских заводов. Так ли?

-- В принципе это - правда, - говорит президент "ПромАсс". - Но, к сожалению, я не такой богатый человек, чтобы приобретать собственность в особо крупных размерах. Хотя как физическое лицо теперь действительно "присутствую" в ряде акционерных обществ, имею там свои пакеты. Это не тайна. Не засекречиваю и объекты, в которые вкладываю средства.

Один из них - Юрюзанский машиностроительный завод (бывший механический). Совершенно гиблое было предприятие. В том виде, в котором находилось, оно ничего не стоило. Возможно, и не очень хорошо так говорить о себе, но его покупку в какой-то мере можно назвать подвижничеством. Полностью было ликвидировано производство холодильников, не выпускались, как раньше, патроны для стрелкового оружия. Соответственно в состоянии летаргического сна пребывал и продолжает еще пребывать сам город. Людям там нечего делать. Вот гримасы нашего политического состояния. Около семидесяти человек из Юрюзани вахтовым методом ездят на работу в Челябинск, на "Станкомаш", а это 220 километров. Идиотизм, к слову, еще в том, что в самом областном центре почти невозможно найти рабочих высокой квалификации.

Уже владея собственностью, мы полностью нормализовали в Юрюзани выпуск приводных цепей для сельхозмашин и собираемся выйти на объем 18 миллионов рублей в месяц. Это совершенно рентабельное, востребованное направление. Вторым этапом должна стать кооперация с партнерами по СНГ. С минским заводом "Атлант" (это нынешняя торговая марка бывшего "Минска") заняты сейчас организацией СП. В октябре этого года станем выпускать сами холодильники. Реанимируем производство патронов. Выяснили, что потребность в них выросла в три с лишним раза в сравнении с периодом десятилетней давности. Демонтированные линии стоят в солидоле, ждут своего часа. Имущество на 12-13 миллионов долларов, все было заморожено, брошено. Но сейчас начались пусконаладочные работы. Обратно установить эти линии - не проблема. Надо лишь частично доукомплектовать оборудование - успели разграбить.

На заводе есть плотина, а до 1969 года работала гидроэлектростанция, давала практически дармовую энергию. Однако нашлись мудрецы, которые демонтировали и ее. Стоит нижняя часть гидротурбин, но самого вырабатывающего ток агрегата нет. Тоже надо восстанавливать, питать город.

-- Второй объект вашего интереса...

-- Еманжелинский механический завод (ЕМЗ) - сателлит тракторного объединения. Теперь его продукция не востребована, что придает еще больший драматизм шахтерской проблематике. С учетом этого производственного "букета" о Еманжелинске тоже можно сказать: вымирающий город.

Какие цели преследуем здесь? На имеющихся площадях собираемся изготавливать строительные материалы по технологии совершенно нового уровня. Вообще-то у нас вариант плавный. Пока забираем только один пустующий корпус, чтобы организовать там выпуск утеплителя - минераловатных плит. Итальянское оборудование для этого уже изготавливается, есть контракт. Первую очередь пустим в эксплуатацию в октябре 2002 года, там будет задействовано 620 человек. В течение двух последующих лет в строй введем еще четыре очереди, и тогда работу получат уже около тысячи человек.

Что подкупает? Рынок этой продукции свободен, есть возможность для экспорта. Вся сырьевая база - под боком. Пески, щебень. Надо завозить лишь смолы - связующее для минераловатных плит. Это 4-5 процентов от общего сырьевого объема. Не страшно. В последующем же намечаем изготавливать изделия из этих плит, а также пустить четыре мини-завода, выпускающих керамику и санфаянс мирового качества.

-- Речь идет о заводе, которому В. Гартунг отводил место в своих планах, намереваясь создать машиностроительный холдинг?

-- Время нас рассудит. Я это говорю на любом уровне: если он сумеет защитить свой проект, сможет существовать там параллельно. Но почему я считаю, что это стратегически не совсем разумно? На сегодняшний день проектные возможности машиностроительных предприятий области в четыре раза превышают их фактическую загрузку. То есть заводы эти либо работают с нагрузкой в 20 процентов, либо вовсе стоят. Зачем, спрашивается, еще больше усугублять ситуацию?

Валерий Карлович хочет наладить на ЕМЗ выпуск ходовой части трактора, тогда как ее ныне производит сам тракторный завод. Мощностей ЧТЗ хватает на загрузку 55 тысяч человек, сегодня же там, как известно, трудятся 22 тысячи. А если перевести производство ходовой части в Еманжелинск, без работы останутся еще две тысячи тракторостроителей. И зачем такая рокировка? Чтобы разрушить технологическую цепочку на одном предприятии, потом воссоздавать подобное звено на другом? Но ведь это экономически абсурдно.

Впрочем, еще раз повторю, пусть жизнь рассудит: если В. Гартунг сумеет отстоять идею создания альтернативного производства на ЕМЗ, можно будет говорить об оптимальной загрузке всех мощностей этого предприятия. Но для меня, как для физического лица, участвующего в ином проекте и, соответственно, лоббирующего его, совершенно очевидно, что наше направление деятельности более надежно. С другим уровнем обеспечения, гарантированной средней зарплатой в размере 300 долларов. Все материалы и изделия, которые мы намереваемся создавать на ЕМЗ, будут иметь спрос. Урал, Сибирь, Дальний Восток - таких производств нет. Мне могут возразить: в магазинах рябит от импорта, бери - не хочу. Но стоимость запредельная. А наш товар при западном качестве можно будет купить примерно по нашим ценам. Вот в чем преимущество.

-- Какие предприятия вам интересны еще?

-- Если говорить о цепочке стройиндустрии, ее можно продолжить Челябинским заводом металлоконструкций. Это уникальнейшее производство с мощной интеллектуальной базой. К нему у меня уважительно-повышенный интерес. Так получилось: все атомные станции электродный завод, где я работал и который впоследствии возглавил, строил вместе с ЧЗМ. Реакторный графит марки РБМК для кладки реакторов выпускали мы, а металлическую составляющую - завод металлоконструкций, поэтому знаю его давно. Это бывшее предприятие Минсредмаша (оборонного министерства) может делать все что угодно. Купол московского стадиона в Лужниках смонтирован из его изделий, как и конструкции храма Христа Спасителя. Зачем я это говорю? Для наглядности: завод выигрывает у родственных производств любые серьезные тендеры. Большое впечатление произвел даже на побывавшего там Герхарда Фукса, главы всемирно известной компании "Фукс Системтехник", которая специализируется на поставках металлургических агрегатов самого широкого спектра.

-- Выбор предприятий не случаен?

-- Есть такое модное слово - холдинг. Троица, о которой говорю, должна войти в него. Впрочем, там будут и другие фирмы.

-- Но технологически перечисленные заводы не очень связаны.

-- Ничего подобного, они могут быть увязаны везде. Как я это вижу? Есть, к примеру, проект 26-этажного офисного здания по улице Воровского. В моем представлении, каркас к нему способен сделать завод металлоконструкций, а ЕМЗ - поставить стены. Изделия из минераловатных плит обладают отличными теплоизолирующими свойствами. Плита толщиной 50 мм эквивалентна 400 мм шлакоблока. Здание может получиться легким. Значительно облегчится монтаж строительных конструкций. Так я представляю работу единого комплекса.

-- Логично тогда было бы взять в компанию строительную фирму.

-- Семимильными шагами шагать - опасно для одежды. Но то, что это не маниловщина, совершенно очевидно. Здесь и серьезных оппонентов-то нет.

-- Говоря о планах, вы часто произносите "мы". А "мы" - это кто?

-- В Юрюзани все-таки могу говорить "я". 21 процент акций ЮМЗ находится у области, 75 - под моим контролем. У Виктора Яковлевича Бооса, на заводе металлоконструкций, - три акционера, каждый владеет блокирующим пакетом. Это группа единомышленников, у нас однозначно консолидированный пакет. Производство в Еманжелинске на стадии становления, там даже не сформирован блок собственников, поэтому пока решающее слово остается за мной. Есть такая фирма "Квелле", где я - генеральный директор. Создана она исключительно ради еманжелинского проекта. Уже открыта большая кредитная линия. Привлечено и уплачено шесть миллионов евро, а "все удовольствие" обойдется в 15 миллионов. Перспектива у завода хорошая. Затраты на его строительство должны окупиться в течение полутора лет. Для такого объекта это очень короткий срок.

-- Зачем вам это хлопотное дело? Материально выгодно, просто интересно или необходим положительный пример для других? Какая мотивация?

-- Наверное, "виноваты" характер, философия жизни, привычка действовать - все вместе. Есть ситуация и есть возможность приложить силы ради благородного дела. Почему этого не может быть? Передо мной и моей семьей давно не стоит вопрос о хлебе насущном. Есть нормальный кров, нормальный холодильник и кое-что в нем. У человека все равно одно горло, зачем ему столько, сколько никогда съесть не сможет? И вообще, если все сводить только к материальным благам, так это животное существование. Мне на жизненном финише, подводя итоги, будет в тысячу раз приятнее знать, что некогда мертвый город Юрюзань снова жив, и осознавать, что к этому и я причастен. Это тоже стимулирует. Поэтому Юрюзань сегодня - тот объект, куда я вкладываю все свои деньги, которые у меня есть. Сумасшедший я или альтруист? Да просто верю, что в итоге все усилия окупятся.

Если же говорить о протестной части... В какой-то степени и это справедливо. Считаю наших нуворишей людьми без морали и принципов, которые в сговоре с представителями власти ограбили народ и государство. Из-за этого у нас появилась такая философия: здесь, в стране, нельзя нормально работать, себе дороже получается - такие законы, такие правила, такая мораль. Я же хочу доказать обратное.

В какой-то мере это протест и против политики, направленной на использование бюджетного ресурса, создание льготного климата для избранных структур. Речь идет, в частности, о некоммерческом партнерстве "Уральский промышленный холдинг". Что сделали некоммерческие партнеры? За 16 миллионов рублей выкупили у энергетиков 90-миллионный долг Магнитогорского калибровочного завода и говорили: либо предприятие будет подвергнуто процедуре банкротства, либо отдавайте уже 260 миллионов. Это что, нормальные схемы? Если так, то, действительно, из этой страны нужно бежать без оглядки, ибо подобным образом продемонстрированная "равноудаленность" бизнеса от власти не вселяет никакого оптимизма.

В некоммерческое партнерство, к примеру, входят Бакальское рудоуправление и Златоустовский металлургический завод. В своей хозяйственной деятельности они вообще не пересекаются. В Златоусте нет доменного производства, поэтому бакальская руда ему не нужна. Проблем у обоих выше крыши. Но что они способны сделать вместе? Использовать бюджетные средства? Среди партнеров нет ни одного устойчивого предприятия. Поэтому никакой экономической целесообразности их союз не имеет. В объединении ММК и калибровки хотя бы логика есть. Калибровочный завод полностью работает на металле комбината. Возможно, что в результате их слияния уменьшится налогооблагаемая база. Понимаю, это не очень нравится власти, но вся экономика держится на таком фундаменте: чем меньше затраты, тем успешнее бизнес. Поэтому вариант объединения калибровочного завода с ММК гораздо симпатичнее того, который планировало партнерство.

-- Свой бизнес вы рассматриваете в качестве идеологического противовеса?

-- Я часто вспоминаю, что Ден Сяопин, безусловный приверженец коммунистической идеи, реформируя Китай, руководствовался исключительно логикой целесообразности и больше ничем. И в эпиграфе к своей книге "Моя реформа" написал: "Пока экономикой будут руководить политики, не будет ни политики, ни экономики". С этим я согласен даже не на сто, а на триста процентов. Противовес, альтернатива... У меня подход очень простой: надо делать то, что позволит предприятию жить и развиваться и как следствие обеспечит достойную жизнь людям, которые связаны с этим предприятием. Вот вся моя идеология.

-- Происходит глобализация экономики. В область приходят олигархи российского масштаба. Они могут реально способствовать экономическому процветанию региона или все-таки надо делать ставку на своих инвесторов, ждать их, а когда они придут, любить и оказывать всяческие знаки внимания?

-- Существует много теорий и прогнозов. Пытаясь предсказать наше будущее, аналитики вспоминают о преступной природе возникновения капитала в Америке. Дескать, мафия, гангстеры и букмекеры со временем начали инвестировать легальный бизнес, а наследники их вообще сделались цивилизованными предпринимателями. Лично я не очень верю в то, что у бандита вырастет высоконравственный сын. Всегда эта порода будет грабить общество, стараясь жить за его счет.

Капитал российских олигархов тоже сформирован на том, что украдено у общества, у народа. Они не установили ни одного станка, ни одного километра дорог не построили, только "торговали воздухом" и вывозили деньги за рубеж. Наглотавшись вседозволенности за 10-11 лет, мы пожинаем, что посеяли. Имеем миллионы беспризорников, наркоманов, нищих, теперь уже малограмотных, неквалифицированных и не способных работать людей. Но нельзя думать, что так будет вечно. Все равно наступит отрезвление, поменяются приоритеты. Сегодня, по крайней мере, президент уже говорит, что за мешок картошки люди у нас сидят в тюрьме, а за 100 миллионов долларов становятся политическими деятелями.

Надо сопротивляться. Часто к этому подталкивает просто здравый смысл. Сегодня мы сформировали в области программу малой гидроэнергетики. В Сатке можно построить две-три электростанции, в Миассе. А вообще таких объектов в регионе может быть 11. Если государство не справится с совершенно дикой и гнилой философией Чубайса, который все дальше и дальше будет ввергать общество в экономическую нищету, найдутся альтернативные силы. Аша строит свою станцию на вторичных энергоресурсах. Магнитка практически завершила объекты энергоснабжения. "Мечел" завершает. Та же Юрюзань через два года будет иметь гидроэлектростанцию мощностью три мегаватта. Для завода и для города этого хватит. Таким путем мы вынуждены идти сейчас. Что я имею в виду? Свои инвесторы - это попытка самим себя спасти.

-- Ощущаете ли вы поддержку губернатора?

-- У меня такое впечатление, что ему интересно то, что он видит. Но пока Петр Иванович наблюдает, морально поощряя. Хотя сам я смотрю на этот процесс философски. Как губернатор меня поддержит? У области и страны столько дыр, что сделать какой-то материальный подарок Шеррюбле Виктору Гербертовичу губернатор не может. Ему надо решать проблемы бюджетников, беспризорников и массу других вещей. Поэтому рассчитывать на повышенную благосклонность с его стороны... Я трезвый человек и не жду именно такой поддержки и помощи.

Беседовал Евгений КИТАЕВ

Комментарии
Комментариев пока нет