Новости

42-летний Аркадий вышел с работы вечером 22 февраля, сел в автобус и пропал без вести.

От «Сафари парка» до набережной в районе санатория «Солнечный берег».

Смертельное ДТП произошло на автодороге Култаево-Мокино.

100 специальных станций для зарядки экологичных электромобилей.

Массовое побоище произошло в Советском районе города на Обской улице.

Для детей и подростков, победивших тяжёлый онкологический недуг.

В ночь на понедельник в Свердловском районе города загорелся двухэтажный жилой дом.

По словам очевидцев, среди ночи они услышали страшный скрежет и грохот ломающихся конструкций.

Накануне 35-летний дебошир предстал перед судом.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Защита от дурака нам не грозит

07.02.2009
Московский политолог Александр Кынев убежден, что россиянам надо перестать бегать с флагами за конкретными вождями

Ирина ГУНДАРЕВА

Челябинск

Из общения с  Александром Кыневым  становится понятным главное: в России нет партий, мы - гиперпрезидентская республика с квазипарламентаризмом. В 90-х годах страна (или кто-то за страну) сделала роковой выбор: демократы написали неправильную Конституцию, и мы пожинаем горькие плоды их "творчества".

Не может быть партии  в отсутствие парламента

--  Александр Владимирович, что происходит сегодня с партиями на просторах РФ? Появляются как грибы, куда-то с кем-то сливаются, быстро исчезают. Люди за последние 20 лет устали от этой пестроты и многообразия:

--  В России нет полноценной партийной системы. В рамках нынешнего законодательства никакой партии создать нельзя.

Московский политолог Александр Кынев убежден, что россиянам надо перестать бегать с флагами за конкретными вождями

Ирина ГУНДАРЕВА

Челябинск

Из общения с Александром Кыневым становится понятным главное: в России нет партий, мы - гиперпрезидентская республика с квазипарламентаризмом. В 90-х годах страна (или кто-то за страну) сделала роковой выбор: демократы написали неправильную Конституцию, и мы пожинаем горькие плоды их "творчества".

Не может быть партии в отсутствие парламента

-- Александр Владимирович, что происходит сегодня с партиями на просторах РФ? Появляются как грибы, куда-то с кем-то сливаются, быстро исчезают. Люди за последние 20 лет устали от этой пестроты и многообразия:

-- В России нет полноценной партийной системы. В рамках нынешнего законодательства никакой партии создать нельзя. Это как попытка создать Франкенштейна. Можно распиарить нечто, получить голоса избирателей, но это нечто не будет являться партией по сути.

В ряде стран мира вообще нет закона о политических партиях: они сложились как естественный элемент исторического развития, как электричество, автомобиль, как часть прогресса и эволюции. Возможность утвердить законом то, чего не существует в природе, - большая иллюзия.

История политических партий - сложная наука, она менялась, развивалась, совершенствовалась. Партии XIX-XX веков и современные - это разные явления. Классические представления о них умирают, потому что меняется общество. То, что пишут сегодня в законах, было актуально в Европе конца XIX века, в левой нише мировоззрений. Даже таких партий, какими они были 20 лет назад, уже нет. Мы пытаемся создать то, чего уже лет 100 не существует.

-- То есть партия обязательно должна иметь многовековую историю?

-- Есть такое понятие, как институтанализация, обретение некой устойчивости политической партии в обществе. Мало ее создать, надо, чтобы она укоренилась, стала частью общества. Есть нормы, по которым складывается развитие партии. Она должна успешно пережить, вне зависимости от своих вождей, как минимум четыре электоральных цикла и быть представленной в федеральном парламенте. Срок развития - 20 лет, не меньше. Сегодня ни одна партия в России этим требованиям не соответствует.

-- А КПРФ?

-- Соответствует в большей степени требованиям эволюции, чем остальные, но не до конца, потому что не пережила еще смену лидера.

-- Тоже вождистский тип?

-- Конечно. Принцип сохранения структуры после смены лидера крайне важен. Я посмотрю на "Единую Россию", когда ее не будет возглавлять Путин. Рано или поздно это произойдет.

-- Судьба "Яблока" показательна. Ушел Григорий Явлинский...

-- Не только "Яблока". Партии как феномен цивилизации возникают в XVIII-XIX веках и связаны они с парламентаризмом. Они рождаются не потому, что кто-то их придумал, а благодаря потребности людей в самоорганизации. Это возможно при развитии парламентских институтов. Люди из разных местечек объединяются для защиты своих интересов (вместе результата добиться легче), проходят кристаллизацию совместных идеологических установок, частных и общих взглядов, проводят кампании, действуют сообща внутри парламента. Вот как появляются партии. Поймите, не может быть партии в отсутствие парламента.

Мы - гиперпрезидентская республика

-- У нас есть Госдума, в которой сидят представители всех партий.

-- Сидят-то они сидят... Но если парламент, где реально представлены партии, никакой настоящей власти по Конституции не имеет, то это называется квазипарламентаризмом. Дума у нас не формирует правительство: все кадровые решения принимаются единолично.

Абсолютно убежден: все беды нашей политической системы уходят корнями в 1990-е годы. Тогда был сделан роковой, неправильный выбор. Во имя каких-то идеальных реформ, которых нигде в мире не было, чтобы коммунистическая оппозиция, вдруг победившая в парламенте, не смела мешать нашему президенту, решили написать такую Конституцию. Но это фундаментальный документ, оказывающий влияние на века, а приняли его под влиянием сиюминутных соображений. Те, кто писал Конституцию, понимали: люди будут голосовать за коммунистов, за патриотов, и так свели их полномочия, чтобы никакой парламент не мог помешать нашему замечательному президенту проводить реформы.

До тех пор, пока парламент бесправен на федеральном уровне, такая модель будет проецироваться на регионы. Мы гиперпрезидентская республика. Ни в одной демократической стране такого нет.

В Америке конгресс утверждает персональные назначения президента. При этом президент не обладает правом роспуска парламента и правом законодательной инициативы. Во Франции парламент формирует правительство абсолютным большинством либо каждое назначение рассматривает персонально.

-- То есть опять упираемся в отсутствие у нас принципа разделения властей.

-- Увы, принципа разделения властей в России как не было, так и нет. Партия баллотируется в парламент, в котором не может реализовать свои программы. Возникает бессмыслица. Избиратель видит результат: партии обещают, но ничего не меняется. Голосуй хоть за ЛДПР, хоть за коммунистов. Люди понимают: все в руках президента. Социологические опросы показывают: население доверяет президенту, церкви, вооруженным силам, но только не партиям. Поэтому можно сколько угодно принимать законы о партиях, но никаких партий в такой системе не будет: смысла в их существовании нет.

Партия власти - это эвфемизм

-- Но на этом фоне мощно смотрится "Единая Россия".

-- Не обманывайтесь. Партия власти - вообще эвфемизм. Если власть сама под себя продуцирует партию, это полный абсурд. Когда в партии состоят все, это значит, что в ней не состоит никто. Концепция партии власти противоречит принципу госуправления. Классическая теория немецкого социолога XIX века Макса Вебера гласит: чиновник должен быть непартиен. Он первым разделил политического чиновника и политика. В этой концепции партии власти не может быть по определению: как только госуправленец становится партийным, он перестает быть чиновником. Должен существовать аппарат, который стабильно работает на реализацию четких управленческих функций, решений, вне зависимости от того, какие политические ветры дуют в данный момент. Политики должны указывать вектор для профессионалов.

-- Но у нас чиновники должны быть партийными для того, чтобы стать успешными.

-- Профессионализм в таком случае подменяется лояльностью, что противоречит принципу госслужбы в том виде, в каком она формировалась в Европе. Когда эта подмена происходит, вырабатывается неэффективная модель госуправления.

Картина складывается удручающая. Все поставлено с ног на голову, завешано ложными вывесками, повсюду клише, забивание мозгов, воспроизведение самих себя. Под цели, о которых демократы объявили в начале 90-х годов, были приняты решения, запущена пропагандистская машина. И мы идем по замкнутому кругу. Мы похожи на латиноамериканские страны, приобретшие независимость в 20-30-е годы XIX века. 200 лет они независимы, а в большинстве из них ничего не изменилось. Уровень жизни оставляет жалкое впечатление. Потому что и у них, и у нас нет фундаментальных принципов разделения власти.

Нужна реформа Конституции. Но не с точки зрения ужесточения и так жесткой существующей системы. Главными, самыми необходимыми являются поправки по усилению не декларативных, а реальных контрольных полномочий парламента.

Чтобы он мог назначать и снимать министров, формировать правительство, и в регионах должно быть так же. Система должна быть выстроена таким образом, чтобы чиновник находился в рамках влияния на него групп населения.

-- Защита от дурака?

-- Да, механизм таков, что защищает от подлеца, негодяя, вора.

Ушел в отставку президент страны, которую у нас так не любят, Джордж Буш. По оценкам многих, не самый выдающийся человек. Но он действовал в рамках, когда все его решения проходили через жесткое сито. И США после его ухода не развалились. Система надежно защищена парламентаризмом, разделением властей.

-- Так что же нам делать?

-- Нужно перестать бегать с флагами за конкретными вождями.

Перестать верить в доброго царя, барина, в мессию, идеального начальника. Это бессмысленно. Нужно создавать систему институтов, которые будут заставлять любого человека действовать в наших с вами интересах.

Почему эта система не внедряется незамедлительно, хотя определенные представители номенклатуры четко осознают: если нет открытой борьбы и сильной оппозиции, может возникнуть протест по признаку психологической усталости? Или история может выдать крутой поворот, опираясь на изменения настроений электората. Риск такой существует, и этого очень боится самая грамотная часть правящей элиты. Но и над ними, правящими, довлеет страх. Изменение обстановки может привести к потере контроля, управления в том смысле, в каком они его понимают. Пока они не готовы добровольно принять принцип разделения властей и написать новую Конституцию.

Александр Кынев эксперт Международного института гуманитарно-политических исследований (Москва), руководитель региональных программ Фонда развития информационной политики, специалист в области исследования региональных политических процессов России и стран СНГ, партийных и избирательных систем, доцент Высшей школы экономики, кандидат политических наук. В Челябинск приехал "посмотреть на выборные процессы", прочитать лекции в Челябинском институте УрАГС, провести дискуссионное заседание клуба "Искусство политики".

Комментарии
Комментариев пока нет