Новости

По словам свидетелей задержания, активиста посадили в полицейскую машину и увезли в ОВД Дзержинского района.

По предварительной информации, площадь пожара превысила 400 квадратных метров.

Плакат у участников марша изъяли сотрудники полиции.

Несмотря на случившееся, Касьянов продолжил участие в памятном мероприятии.

Сообщение о возгорании автомобиля поступило на пульт экстренных служб в 05:53 с улицы Буксирной.

Чп произошло минувшей ночью в доме по улице Голованова.

Из-за аварии на энергосетях электричество в домах пропало в ночь на 26 февраля.

С 27 февраля за проезд придется платить 25 рублей.

Спортивный объект осмотрел глава Минспорта РФ.

Краснодарский край отметит 80-летие через 200 дней.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Дети парикмахеры, подробности тут.
iPhone 4s замена WiFi модуля - в Екатеринбурге.
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Центр и окраина

07.02.2009


Украина в самом начале битвы за "незалежность" исправляла нюансы собственного имени: не "на Украину" ехать теперь надо было, а "в Украину". Если оставить "на", значит, признать себя "окраиной", провинцией, какими-то задворками империи, в которой ты, собственно, играешь роль "заднего двора" и дальше прихожей не суйся.

Но, не вдаваясь в тонкости языковой политики "сестры", увидим в этом знак глубиннейшего комплекса неполноценности: провинциализма. Именно провинциализм и есть источник самых лютых "контр" между центром и окраиной. И главное выражение его, как ни парадоксально, в слепом стремлении стать "таким же, как центр" (заметим: не центром стать, но "таким же, как центр", похожим на него).

Украина в самом начале битвы за "незалежность" исправляла нюансы собственного имени: не "на Украину" ехать теперь надо было, а "в Украину". Если оставить "на", значит, признать себя "окраиной", провинцией, какими-то задворками империи, в которой ты, собственно, играешь роль "заднего двора" и дальше прихожей не суйся.

Но, не вдаваясь в тонкости языковой политики "сестры", увидим в этом знак глубиннейшего комплекса неполноценности: провинциализма. Именно провинциализм и есть источник самых лютых "контр" между центром и окраиной. И главное выражение его, как ни парадоксально, в слепом стремлении стать "таким же, как центр" (заметим: не центром стать, но "таким же, как центр", похожим на него). Если ты самодостаточен, уважаешь сам себя, то к чему глупые "состязания" с кем (чем) бы то ни было?

В "Законах подражания" великого социолога XIX века Ж. Тарда говорится о центростремительном устройстве цивилизации вообще: деревня равняется на уездный город, тот - на губернский, а уж губернский жмется к столичному формату (стоит ли говорить, что столица столице рознь, и среди них все та же модель тяготения к всеобщему центру - Парижу). Получается бесконечная пирамида. Нет ничего более жалкого, чем "претензии на столичность" во всем - в моде, архитектуре, организации событий, в языке. Грибоедовский Чацкий иронично обозначил это как "смешенье языков: французского с нижегородским".

Но ведь на все эти "потуги" можно посмотреть с неожиданной стороны. Почему бы не задуматься о совершенно иной стратегии "борьбы с центром" (что, собственно, есть одна из главных форм самоутверждения)? У Г. Ибсена в "Пер Гюнте" это сформулировано как всеобщий девиз человечества вообще "Будь собой". Стоит только стать собой, в своем "малом круге" найти центр, как вся механика "внешней" центростремительности опрокинется. Ведь это и есть обретение корней.

Сужение может быть бесконечным - главное, в любом таком круге ощущать себя неравнодушным исследователем и путешественником, как у Жюля Верна, "к центру земли". Твоя собственная "локальность" тебе самому должна быть важна и интересна. И место, где ты живешь, и семья, в которой ты вырос, и ты сам, наконец, - уникальная локальность. Здесь важен такой момент, как гордость. Если гордиться нечем, то неизменно появится тоскливая мечта (чеховские сестры: "В Москву! В Москву!"). А кто, собственно, делает локальность предметом гордости? Только мы сами, ощутившие свою самодостаточность, интересность себе самим.

В Европе существует традиция "кузинад". Раз лет в 10 семейный клан "прокачивает связи" : созваниваются родственники до третьего колена, договариваются о встрече, съезжаются в каком-то живописном месте, занимают гостиницу, придумывают "культурную программу" на пару дней. К кузинаде все относятся свято: едут с детьми и внуками, везут фотографии тех, кто не смог приехать. Во время этой семейной встречи все стремятся заполнить свои "генеалогические карты" - так называемые "деревья", на которых обозначены родственные ветви. И вот я задумываюсь: у меня только самых ближайших родственников по линии отца и матери не менее 50, а со многими из них я никогда в жизни не виделась! Понятно, что разметало всех по странам-заграницам, денег нет на похороны-то съездить, а то перессорились "старшие" - какие уж там кузинады. Но я понимаю, что если бы была традиция - была бы и такая семейная встреча.

Это лишь один из способов обретения центра - не географически-мифического, но своего собственного, той самой "уникальной локальности". И здесь уже нет места провинциализму, хотя географически ничего не изменилось, ты житель "обочины". Но это ведь как посмотреть! Земля круглая. Здесь нет вершин, острых и тупых углов. Где есть человек, там есть и центр, нужный этому конкретному человеку. Сменить пирамидальное мышление на сферическое - значит обрести себя самого.

Обсуждение на сайте mediazavod.ru

Марина ЗАГИДУЛЛИНА,

доктор филологических наук, профессор кафедры теории массовых коммуникаций ЧелГУ

Комментарии
Комментариев пока нет