Новости

Хищника вел по проспекту Ленина неизвестный мужчина.

Мама дошкольницы успела отдернуть дочь и льдина ударила по плечу ребенка.

Мило улыбнулись и поздравили с 23 февраля.

Праздничные выходные на День защитника Отечества будут аномально теплыми.

С 23 февраля свердловские гаишники переходят на усиленный режим работы.

Если тенденция сохранится, руководство пересмотрит программу неполной занятости.

В местах компактного проживания возводятся жилые дома, детсады, школы и центры.

День защитника Отечества артиллеристы отметят салютом в Екатеринбурге.

Сейчас проходят смотры, соревнования и выставка «Мужчина–Воин–Охотник в различных этносах».

Приборы для замера выбросов могут появиться при въезде в столицу Южного Урала.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Где же свет в конце тоннеля?

19.02.2009
Непонимание между заказчиком и генподрядчиком тормозит строительство челябинского метрополитена

Евгения РЕПНИКОВА

Челябинск

Cитуация с челябинским метрополитеном напоминает известную басню Крылова про лебедя, рака и щуку и игру "Слабое звено". Только в ролях здесь не представители фауны, а юридические лица - заказчик-застройщик МУП "Челябметротрансстрой" (ЧМТС), генеральный подрядчик ОАО "Челябметрострой" (ЧМС) и проектировщик - институт "Челябдортранспроект" (ЧДТПИ). А областная власть в очередной раз ищет самое "слабое звено". Осенью к строительству подземки собирались привлекать нового генподрядчика. В январе на совете у первого вице-губернатора Владимира Дятлова предлагалось сменить заказчика, руководство подрядчика и проектировщика.

Непонимание между заказчиком и генподрядчиком тормозит строительство челябинского метрополитена

Евгения РЕПНИКОВА

Челябинск

Cитуация с челябинским метрополитеном напоминает известную басню Крылова про лебедя, рака и щуку и игру "Слабое звено". Только в ролях здесь не представители фауны, а юридические лица - заказчик-застройщик МУП "Челябметротрансстрой" (ЧМТС), генеральный подрядчик ОАО "Челябметрострой" (ЧМС) и проектировщик - институт "Челябдортранспроект" (ЧДТПИ). А областная власть в очередной раз ищет самое "слабое звено". Осенью к строительству подземки собирались привлекать нового генподрядчика. В январе на совете у первого вице-губернатора Владимира Дятлова предлагалось сменить заказчика, руководство подрядчика и проектировщика. Но пока все остаются на своих местах и продолжают выяснять отношения.

Кто подводит команду?

В прошлом году губернатор Петр Сумин порекомендовал привлечь к строительству новых подрядчиков, провести конкурс поручил городу. В октябре он состоялся, несмотря на то, что накануне первый вице-губернатор Владимир Дятлов предложил подождать за-ключения госэкспертизы на строительство станции "Комсомольская площадь" и не расторгать контракт на генподряд с ЧМС. По закону муниципальные конкурсы можно отменять не менее чем за пять дней, говорят в МУП "Челябметротрансстрой" и считают победителем московскую фирму "Ингеоком".

В январе 2009 года прошло еще одно совещание при губернаторе. Его итоги вызвали новое возмущение со стороны заказчика: в протоколе говорится о возможности отстранения МУП "Челябметротрансстрой" от выполнения функций заказчика-застройщика, которые эта организация, как следует из документа, выполняла ненадлежащим образом. Руководство ЧМТС уверено, что это не так, что их структуре приписывают не соответствующие профилю обязанности. Кроме того, в протоколе оговариваются возможность замены руководства генподрядчика и целесообразность выполнения проектных работ институтом "Челябдортранспроект".

-- Представьте, у нас проекты и планы расписаны практически до 2017 года, и что будет, если сейчас начнем все это менять? - говорит юрист "Челябметротрансстроя" Егор Добрынин. - Если поменять заказчика и проектировщика, появится огромный объем документации. Потеряем еще лет пять, не меньше.

Неконкретные индексы

С точки зрения представителей "Челябметротрансстроя", ситуация больше напоминает басню о собаке на сене.

"Ингеоком" - зарекомендовавшая себя в области подземного строительства компания. Сейчас она заканчивает сооружение 460-метрового водоподводящего тоннеля в Турции, под проливом Босфор. Ингеокомовцы собирались использовать в Челябинске свой тоннелепроходческий комплекс более высокого уровня, нежели "Ловат". Называли дату прохождения комплексом тоннелей первой пусковой линии и станции "Торговый центр" - апрель 2010 года. Но на субподряд в "Ингеокоме" идти не согласны. И неудивительно: эта фирма строит в Москве транспортные эстакады, производственные объекты и метро, у нее около 10 тысяч работников, между тем у ЧМС их только 500. Возникает вопрос: кто у кого должен быть на субподряде?

Еще одно яблоко раздора - индексы (сметы на строительство метрополитена определены много лет назад, но с учетом меняющейся экономической ситуации еже-квартально меняются). Заказчик не согласен с новым увеличением индекса на заработную плату. В итоге увеличение расходов бюджета на эту статью в ЧМС составило почти 50 процентов. За 2008 год стоимость погонного метра проходки тоннелей буровзрывным способом увеличилась на 28,3 процента (по сравнению с 2007 годом), с применением тоннелепроходческого комплекса - на 48 процентов, и это при сохранении прежних скоростей. В ЧМТС считают, что это способ "искусственного" увеличения освоенных бюджетных средств, в предыдущие годы этот показатель у метростроевцев был низким. И предоставляют официальные графики за несколько лет, из которых видно, что темпы работ генподрядчика резко снижались с каждым годом, исключая 2008-й. Индексы - одна из основных причин, по которым ЧМТС пытается расторгнуть контракт с ЧМС еще с 2005 года. По словам представителей "Челябметротрансстроя", в госконтракте нет конкретики - не указаны точные сроки выполнения работ, объ-емы финансирования, примерные индексы. При таком положении бюджетные суммы можно увеличивать едва ли не как угодно. "Ни один генподрядчик сейчас не находится на таких сказочно льготных условиях, - говорит Егор Добрынин. - Получается, что им выгодно затягивать сроки, чтобы индексы росли и дальше".

Приостановку строительства на станции "Комсомольская площадь" из-за отсутствия заключения госэкспертизы и проектов в ЧМТС объясняют так. В 2000 году, когда составлялся контракт на генподряд ОАО "Челябметрострой" на первую пусковую линию ("Комсомольская площадь - проспект Победы"), в документе указана не только чугунная обделка, но и железобетонная. Можно было строить на основании этого указания. Но законодательство поменялось, и потребовалось положительное заключение госэкспертизы, а на согласование требуется время. Вышло, что метро строили неверно. Проект вовремя не предоставил "Челябинскдортранспроект". К сожалению, получить комментарий в этом институте не удалось.

Совсем вернуться к чугуну метростроевцам вряд ли позволят муниципальные власти - уже затрачены средства на возведение завода железобетонных тюбингов (контракт с фирмой "ЧелСтройИндустрия"), продукции произведено с запасом. Эти тюбинги - товар специфиче-ский, куда же их сбывать, если не на строительство метро?

Говорите точно, сколько взвесить

В "Челябметрострое" вздыхают: опять заказчик затевает скандал.

-- Станцию "Комсомольская площадь" заказчик вообще не включил в план, фронта работ попросту нет, - говорит генеральный директор ОАО "ЧМС" Константин Абрамчук. - Нам ставят в вину неудовлетворительные темпы работы за январь - месяц, в котором только 12 рабочих дней. Как он может служить показателем? Объемы работ за прошлый год соответствуют финансированию - вместо положенных 1 миллиарда 470 миллионов рублей мы получили только 646 миллионов, их и освоили.

Генподрядчик уверен, что просрочки на совести заказчика, не предоставившего вовремя проекты, не согласовавшего их.

-- У нас простаивает тоннеле-проходческий комплекс "Ловат", - поясняют в ЧМС. - Работники ежедневно прокручивают все детали, не дают механизмам разладиться. Однако это не панацея, мы можем потерять дорогостоящее оборудование из-за простоя:

На совещании 12 ноября, вспоминают метростроевцы, первый вице-губернатор Владимир Дятлов говорил: "Предположим, вы проведете конкурс. Придет на площадку другой подрядчик. Приступит к работе и столкнется с такими же проблемами - проекта ведь нет. В итоге предъявит неустойку за простой. И платить придется из областного бюджета".

-- Индексация инициирована не нами, а областным правительством, - говорит пресс-секретарь ОАО "ЧМС" Наталья Харченко. - И касается она прежде всего заработной платы. Никто не хочет работать под землей за 15 тысяч рублей.

Что касается "неконкретного" госконтракта, специалисты ЧМС уверены: сроков нет, потому что не прописаны объемы финансирования, а это решается на федеральном и областном уровнях.

В свою защиту ЧМС предлагает результаты работы за прошедший год: темпы работ на станции "Торговый центр" увеличены втрое. Заказчик же считает, что странно оперировать данными только за один участок, тем более сравнивать темпы с 2007 годом, одним из самых неудачных для челябинского метро. В ответ ЧМС говорит, что надо представлять полную картину по строительству метрополитена, а не только подконтрольную им линию.

Создается впечатление, что областные и городские власти делят очередную сферу влияния. Контрольный пакет акций ОАО "Челябметрострой" - у областной администрации, причем к лету он увеличится. При смене генподрядчика контроль муниципалитета над финансированием усилится. Все ждут очередного совещания при губернаторе, которое назначено на 3 марта. Причем к этой дате все участники должны предстать перед главой региона с четкими согласованными планами.

Комментарий первого вице-губернатора Владимира ДЯТЛОВА:

-- Конкурс на определение генподрядчика был проведен незаконно. С таким же успехом муниципалитет может выставить тендер на осваивание лунной поверхности. Задержка согласования плана с гос-экспертизой - на совести городской власти, которая еще в 2005 году брала на себя обязательства по корректировке и переработке проектов. На совещании при губернаторе 3 марта будет рассматриваться не конфликт между заказчиком и генподрядчиком, а различные варианты дальнейшего ведения проекта. Предложений несколько, мы их оценим, пока я больше ничего не могу сказать.

Комментарии
Комментариев пока нет