Новости

Изменение рабочего графика затронуло входящее в группу "Мечел" предприятие "Уральская кузница".

Подозреваемая втерлась в доверие к пенсионеру и забрала деньги, которые мужчина планировал потратить на еду.

Часть ограждения и покрытия крыши были повреждены тающим снегом.

Пока центр функционирует в тестовом режиме.

На 26 февраля запланировано 50 развлекательных мероприятий.

Среди пострадавших – два несовершеннолетних мальчика.

Удар ножом он нанёс в ответ на попадание снежком в лицо.

Открытие автомобильного движения запланировано на 2018 год.

В Пермском крае осудили мужчину, который более полугода избивал несовершеннолетнюю.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Тихие трагедии

15.02.2002
С разницей в сутки одинаковой и страшной смертью умерли две девушки, учащиеся одного и того же профессионального училища

Анатолий ЛЕТЯГИН
Южноуральск - Увельский район

После похорон девчат прошло так мало времени, что директор южноуральского  ПУ-118 Нина Васильева все еще не оправилась от шока. Впрочем, не только она - преподаватели, воспитатели, учащиеся с трудом осознают случившееся. Обе девушки повесились, и хоть одна ушла из жизни, как видится следствию, нечаянно, из-за несчастного случая, а другая - добровольно, для всех это стало одной страшной трагедией. И корни этой беды, как считают все знавшие девчат, одни и те же, общие - современная жизнь, с ее духовной и для многих материальной, неодолимой нищетой, дикие нравы и незащищенность перед обстоятельствами.
- Так хочется выступить по телевидению, чтобы услышали и рядовые граждане, и представители власти.

С разницей в сутки одинаковой и страшной смертью умерли две девушки, учащиеся одного и того же профессионального училища

Анатолий ЛЕТЯГИН

Южноуральск - Увельский район

После похорон девчат прошло так мало времени, что директор южноуральского ПУ-118 Нина Васильева все еще не оправилась от шока. Впрочем, не только она - преподаватели, воспитатели, учащиеся с трудом осознают случившееся. Обе девушки повесились, и хоть одна ушла из жизни, как видится следствию, нечаянно, из-за несчастного случая, а другая - добровольно, для всех это стало одной страшной трагедией. И корни этой беды, как считают все знавшие девчат, одни и те же, общие - современная жизнь, с ее духовной и для многих материальной, неодолимой нищетой, дикие нравы и незащищенность перед обстоятельствами.

-- Так хочется выступить по телевидению, чтобы услышали и рядовые граждане, и представители власти. Чтобы сказать: "Люди, вы же сами губите своих детей, на уровне семьи и государства создали для этого соответствующие условия!" - заявляет Васильева. - Смотрите, что творится. Самогоном безнаказанно торгуют в каждом подъезде, телевидение практически круглые сутки завлекает пить, "красиво" жить, разлагает души.

Выводы, конечно, не новы, но и спорить не о чем. Поэтому - о самих трагедиях, страшных для близких и знакомых, тихих и незаметных для других. Потому что не единичны и к ним привыкли. Имена и фамилии погибших девушек я изменю.

Сквозь решетку с крестом на шее

У Любы Шмелевой, считают в училище, был сложный характер, а привычками обладала не лучшими. Однажды ее поведение обсуждали на городской комиссии по делам несовершеннолетних, а в училище находилась на контроле. Замечалась тяга к спиртному, была до истерики несдержанна. Необузданность, правда, быстро проходила, но до поры. К Любе относились снисходительно-жалостливо, как к сироте, недавней детдомовке. В общежитии она жила даже в отдельной комнате.

Люба - фигура изначально трагическая, из круга той несчастной молодежи, что множится неудержимо. У ее родителей, живших в селе Хуторка Увельского района, уже было двое детей, когда родились она и ее братик Миша - двойняшки. А потом мама родила и пятого ребенка, девочку. И вскоре умерла, по-глупому, по недосмотру районных врачей, от перитонита. На отца надежды не было никакой, потому что пил, лишился родительских прав, и детей разобрали кого куда: родне, в детдом. Люба жила в детском доме Южноуральска. А когда подошел возраст, ее определили в городское училище - осваивать профессию оператора связи.

Три с половиной года назад, помню, приехав в Увельский район, услышал нехорошую новость - в Хуторке повесился подросток. Его нашли за селом, висящим на березе. Это был Миша, брат Любы. Что его, 14-летнего пацана, заставило сунуть голову в петлю, так никто и не узнал. Может быть, от бесприютной жизни. Возможно, сыграла доставшаяся от отца дурная наследственность. Не исключено, и то, и другое. Кто бы мог в то время предполагать, что и жизнь его сестры оборвется таким же способом.

Незадолго до трагедии Люба показывала подружкам альбом с фотографиями. Глядя на фотографию Миши, якобы произнесла: "Вот дурак, я бы никогда так не сделала!" Будто что-то чувствовала и спорила сама с собой. А в день гибели ее "сорвало с тормозов". Не пошла на занятия, день где-то пропадала с дружками. К вечеру пришла пьяная, в сопровождении парней. Воспитатели в кармане ее шубы нашли бутылку с самогоном. Подругам Люба сообщила, что еще и накурилась анаши. Несмотря на сопротивление, ее отвели в комнату и уложили спать. "Меня мальчишки ждут!" - якобы кричала Люба.

В десять вечера Люба просила вахтершу выпустить ее из общежития. "Я все равно удеру!" - заявила с вызовом. От вахтерши пошла к подруге. "Я из окна вылезу, а ты мне сбрось шубу!" - попросила. Любе все хотели добра, советовали не дурить и лечь в постель - вахтерша, подруга.

Оставшись одна, Люба зашла в комнату ребят-сокурсников. Комната была не заперта, а парней не было. Не зажигая свет, Люба сняла шубу, чтобы стать тоньше и не мешала. Подошла к окну, отдернула штору и открыла оконную створку. Внизу, метрах в двух, сквозь нечастую железную решетку, белел снег - первый этаж, от воров и хулиганья все окна общежития давно зарешетили. Любе, возможно, было не впервой сбегать на улицу из этого окна.

Через некоторое время в свою комнату вернулись парни. В комнате, им показалось, стало слишком холодно. Один из них подошел к окну, отдернул штору. Люба висела на улице, за решеткой, на кофте. В комнате у окна лежала ее шуба. Позже, когда внимательно осматривали место трагедии и рисовали картину случившегося, обратили внимание на нательный крестик с разорванным шелковым шнурком. Пришли, возможно, к правильному выводу - пролезая через решетку, Люба зацепилась за нее и кофтой, и шнурком креста. Он и перехватил горло, пока не разорвался.

Ее схоронили в Хуторке, рядом с братом Мишей. На могиле рыдал пьяный отец. Оплакали Любу преподаватели училища и учащиеся, подруги. Когда-то работящая и зажиточная птицеводческая Хуторка глядела на происходящее нетрезво и равнодушно. Любе не было еще и 18 лет.

"Что за жизнь, господи?!"

Розе Исхаковой 18 лет, в училище она пришла после окончания 11-го класса и поступила на факультет "Коммерсант в торговле". В отличие от Любы Шмелевой Роза к учебе относилась со всей серьезностью, училась хорошо. За полгода учебы с ней вообще не было хлопот. Всегда улыбающаяся, ко всем доброжелательная, аккуратная. Но никто не знал, что у Розы есть и вторая жизнь, другой мир, в который она никого не пускала. Видимо, не пришло время, слишком мало знала подруг, чтобы доверять мысли и девичьи тайны. Многое открылось только после ее смерти - Роза страдала от нищеты в семье, бессилия что-либо изменить в ней. Судя по всему, болезненно острую неудовлетворенность жизнью Роза ощутила в себе года четыре назад, после смерти отца. Именно тогда она начала вести личный дневник и писать стихи, неумелые, но искренние. Увы, открывающийся во всех красках мир девочка-подросток видела только в двух цветах - белом и черном. Красивая жизнь представала на телеэкране, в книжках, в грезах - все рушилось, стоило обвести квартиру взглядом, выйти за порог, пройти по своему поселку Каменский. Бедность, убогость, безнадега. "Какая стала жизнь, смогу ли ее вынести? - вопрошала Роза в своих стихах, и отвечала. - Нет!" Она перед собой не лгала.

За день д о гибели Любы Шмелевой Роза уехала домой, на выходной. После выходного вместо Розы в училище приехала ее тетя, со страшным известием. С ее слов, Роза, приехав домой, как всегда, вела себя спокойно. Ей нужны были деньги, и она попросила их у матери. У матери денег не оказалось. В ответ Роза якобы, как в своих стихах, только и воскликнула: "Что за жизнь, Господи?!" Но до самой трагической развязки даже не подала виду, что сильно о чем-то переживает. Даже помирила поссорившую родственницу с мужем, мол, из таких-то пустяков рушите жизнь. А вечером, улучив время, с прочным шнурком в руке Роза зашла в темный сарай...

-- Когда приехали на похороны Розы и зашли в ее дом, все были в шоке. Страшная нищета, о которой Роза никому не говорила и все скрывала. Не вынесла, сорвалась, - рассказывает Нина Васильева.

О трагической гибели Любы Шмелевой Роза узнать не успела, обе умерли с разницей в сутки. Впрочем, это ровным счетом ничего не изменило бы в ее решении. n

Комментарии
Комментариев пока нет