Новости

Мужчины проводят время ВКонтакте и Facebook, а женщины в Одноклассниках и Instagram.

Мальчик получил переохлаждение, но избежал травм.

Девушке удалось сбежать и добраться до отделения полиции.

55 человек уже получили документ, дающий право на соцподдержку.

Спящего мужчину между станциями Менделеево и Григорьевская увидел машинист поезда.

После ДТП с участием фуры в районе Кондратово оказалось заблокировано движение транспорта.

Пациента машины со спецсигналом отвезли в лечебное учреждение на другом реанимобиле.

От полученных травм мужчина скончался на месте.

Девушку искали почти сутки.

К счастью, водителя в машине не было и никто не пострадал.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Несгибаемый доктор

09.08.2000
4 июля прошлого года в Боткинской больнице он вылечил больного СПИДом. В этот же день - потерял сына

О московском чудо-докторе "Челябинский рабочий" писал дважды. Он вылечивает людей от болезней, считающихся неизлечимыми. Шестой год приезжает Плешков  в Верхний Уфалей и к нему стекаются толпы страждущих со всей области. Берется Александр Сергеевич врачевать все недуги, кроме сахарного диабета.

4 июля прошлого года в Боткинской больнице он вылечил больного СПИДом. В этот же день - потерял сына

О московском чудо-докторе "Челябинский рабочий" писал дважды. Он вылечивает людей от болезней, считающихся неизлечимыми. Шестой год приезжает Плешков в Верхний Уфалей и к нему стекаются толпы страждущих со всей области. Берется Александр Сергеевич врачевать все недуги, кроме сахарного диабета. Не могу утверждать, что исцеление получает каждый, но общий эффект потрясающий. На очередной нашей встрече Плешков рассказал такие детали своей биографии, в которые поверить невозможно, а умолчать тем более. Увиделись мы с ним во время короткого перерыва между приемом больных.

-- Александр Сергеевич, во время прошлых наших бесед вы несколько раз проговаривались, что наступит время и вы поведаете мне такое, от чего у меня остатки волос встанут дыбом: Это время настало?

-- Да, больше молчать я не намерен. После того, как в июле прошлого года зверски убили моего среднего сына, считаю себя свободным от каких-либо обязательств: По образованию я агроном. Преподавал десять лет биохимию в Тюменской сельхозакадемии. Специальность была ориентирована на выращивание продуктов, благотворно влияющих на оздоровление населения. Помимо общей биохимии изучалась биохимия лекарственных растений. Моим научным руководителем был родной дядя. Работал он три года в Англии, пять лет в Америке. Заболел раком печени. К тому времени я уже рассчитал методику лечения и принес дяде ее показать. Он просмотрел и сказал: "Ты прав!" И еще сказал: "Ты первый!" Применить методику на практике, то есть попытаться спасти собственного дядю, я не успел: через три дня после нашего разговора он умер.

-- Вы рассчитали свою методику применительно к конкретному человеку?

-- Совершенно верно. Таким должно быть любое лечение - индивидуальным. Но вы меня перебили. На этом история не закончилась: По праву считая себя наследником научного багажа своего дяди, я с боем занял его рабочее место: кабинет профессорский, а я всего лишь ассистент. Кстати, забыл упомянуть, что дядя был выдающимся ученым: в тридцать лет защитил докторскую диссертацию. За нестандартную передачу знаний студентам коллеги его не любили. Следы этой нелюбви я обнаружил под рабочим столом около литра разлитой ртути! Вот откуда рак печени! Я своими руками демеркуризировал отраву. Но этим не закончилось. Попутно я учуял запах газа. Нашел и отверстие, через которое в помещение поступал газ:

-- Простите, Александр Сергеевич, но вынужден еще раз вас перебить. Мне приходилось встречаться с людьми, зацикленными на соседях-отравителях. То они какую-то гадость подкинут к порогу, то газ к спальне подведут. А потом оказывалось, что мои визитеры - клиенты специфических диспансеров.

-- Намек понял. К таковым себя не отношу. Ртуть убирал при свидетелях. Газовиков вызывал из городской службы, так как свои, "академические", приехать отказались. Слесари подтвердили подвод трубы с газом через стенку внутрь кабинета.

-- К тому времени вы были автором нескольких разработок по применению лекарственных растений:

-- Если точнее, то получил патенты на восемь разработок. Но использовать в качестве объекта исследования человека было в то время затруднительно, поэтому наша группа стала пробовать на животных. Предприняли попытку дать корректировку питания с целью выздоровления группы парнокопытных и: растений. Взяли лучшее хозяйство Минской области и принялись за работу. Действовали сразу на трех направлениях. С двумя студентками обслуживали две тысячи гектаров свеклы. Там работали до полудня, а потом шли в больницу, где за месяц вылечили 30 онкологических больных. А с восьми вечера до полуночи экспериментировали на ферме с коровами. За десять дней подняли надои с каждой коровы на два литра в сутки:

-- Погодите, погодите! Какие коровы!

-- Сначала делаем анализ крови животного, взятой из шейной вены. Если в крови не хватает таких элементов, как цинк, кобальт и так далее, то мы эти вещества вносили в состав, которым опрыскивали пастбища, переводили их за один-два дня в биологическую форму, то есть кобальт становился биологически активным. Мы лечили животных продуктами. А я получил авторское свидетельство на корректировку питания животных.

-- Чувствую, до онкобольных мы так и не доберемся:

-- Как раз подхожу к ним: Из Минска приезжала комиссия и признала все тридцать СЛУЧАЙНО ВЫЗДОРОВЕВШИМИ! Тогда мы сдублировали тему в пределах пятнадцати дней в онкоцентре города Боровляны под Минском. На восьмой день опухоль молочной железы пациенток (все безнадежные!) из четвертой стадии перешла во вторую. Большего добиться не смогли: нас отстранили от работы. Сказали, чтобы через 24 часа нас здесь не было!

-- Раковых лечили, как коров?

-- Да, только через корректировку питания, то есть через уже апробированную методику.

Против нас поднялась вся многоэтажная клиника. Врачи подходили и откровенно высказывали претензии: "Мы годами их лечим, плавно доводим до могилы, а вы за несколько дней на ноги ставите! Чем мы тогда будем заниматься?"

-- Поведение врачей объяснимо: кому охота из-за одного "выскочки" лишаться работы, званий, должностей. Но вами же заинтересовались и более официальные органы.

-- Этот "выскочка" хотел получить Нобелевскую премию и принести в мир знания, что онкология, в принципе, лечится. Тем более мне удалось получить рентгеновские снимки, которые, как правило, больницей не выдаются. Мне они были нужны, чтобы запатентовать свое открытие. Лечение не вызывало юридических нарушений, потому что лекарства, которые мы подбирали, относились к продуктам питания и согласовывались с лечащими врачами. То есть все открыто, понятно, никакого шарлатанства. Но спустя несколько дней после получения рентгеновских снимков меня вызывают на известную площадь в Москве:. Ты что, спрашивают, хочешь рак вылечить?.. Да, отвечаю, тридцать больных на стадии выздоровления: А может, ты хочешь и Нобелевскую получить?.. В принципе, говорю, реально за тридцать больных: Так вот, ты получишь не премию, а срок от трех до восьми и лес будешь валить там-то и там-то: За что?.. Ты не имеешь права лечить: Так я же их не дома лечу!.. Все равно не имеешь права. А будешь возражать, тебя на дороге случайно собьют прицепом: Не собьют, я успею отпрыгнуть: Впервые встречаем такого умного. У тебя дети есть?.. Есть, трое: Тогда мы поубиваем твоих детей на твоих глазах, а тебя оставим в живых.

Через несколько дней избили старшего сына: Я был вынужден уволиться из академии, где преподавал биохимию, и до сих пор устойчиво нигде не работаю.

Научные разработки мы не останавливали. Только поменяли методику. Секретов никаких: даем больным те же лекарства, что и другие, в моем случае немецкие, врачи. С одной разницей - там больные не выздоравливают, а у нас встают на ноги и идут домой продолжать жить.

-- Вы упомянули о речевой команде. Что это такое?

-- Резонансная команда оператора, произнесенные им слова являются той лечебной базой, которая на 90 процентов уничтожает заболевание. Резонансная терапия максимально избавляет от необходимости применять лекарственные препараты, хотя полностью от них сегодня отказаться нельзя. Эта технология запатентована. По ней я лечил 124 больных на Курской атомной станции. Все - безнадежные. Получил 120 выздоровлений при потере четырех больных.

-- И все-таки, давайте уточним, каким образом вы излечиваете явно безнадежных?

-- Есть три вида диагностики. Первая определяет состояние всех органовых систем. После этого выписываются органы, которые работают с отключением от нормы. По ним делается вторая диагностика - устанавливается причинно-следственная связь. А таких причин восемь - от генетики до вирусной инфекции. Далее все причины, по которым человек болеет, аранжируются по значимости. Без этого лечение невозможно. Если начнем лечить с пятого пункта, пропустив первый, пациент умрет. Представьте себе, что у человека болят сердце и почки, причем последние сильнее. Начинаем лечить почку, повышается поток токсических веществ и сердце останавливается. Поэтому сначала надо подступать к сердцу, болеющему слабо, и только после этого браться за почку, которая является, предположим, причиной заболевания сердца. То есть лечим следствие, чтобы после взяться за причину.

-- Не очень понятно, но попробуем пойти дальше: Как вы начинаете лечение?

-- Начинаем со слова, с резонантного уничтожения заболевания. Если вы сегодня заболели, то произносится слово "вирус", и болезнь исчезает: Если год назад, то говорится два слова - "вирус гепатита:"

-- И при этом не забываете взмахнуть волшебной палочкой?

-- Шутите на здоровье: Чем глубже заболевание, тем больше тратится слов на его уничтожение. Пациент, в принципе, этой работы не видит. Он просто сидит на диагностике. А оператор по отчетам прибора вводит нужное количество слов в мозг больного. Затем мы назначаем те же гомеопатические препараты, которые не лечат (что очень трудно понять обычным врачам!), а сопровождают переход заболевания из худшего состояния в лучшее. Поэтому попытки дублировать нашу методику лечения, выписывая такие же препараты, к выздоровлению пациентов не приводят. Почему? Да потому, что у нас 90 процентов лечения происходит под действием слова, а лекарства выполняют компенсаторную функцию. Нам достаточно проработать с пациентом полчаса, чтобы получить право на работу в этой клинике: результат налицо! Нами разработана теория лечения генетических смещений.

-- Эта теория запатентована?

-- Нет. Для этого требуется большая статистика:

-- Александр Сергеевич, вы понимаете, что берете на себя ответственность за каждое произнесенное слово? Так легко жонглируете серьезными болезнями и малыми сроками выздоровлений, что нас с вами примут за шарлатанов. Другие, что еще опаснее, всерьез вам поверят, как в панацею.

-- Повторяю, я ни на чем не настаиваю. Прошу только об одном - дать мне возможность работать, доказывать теории на практике. Меня изгоняют из клиник как раз за стопроцентно положительные результаты: В одной клинике год лежал некий высокопоставленный больной с температурой 37,3 - следствие остаточного туберкулеза: Приехал к нам - через неделю температура стала нормальной. Спустя еще неделю профессор, который его лечил, после обследования говорит: "У вас резкое ухудшение". Тот в панике ко мне. Я протягиваю градусник: "На, смерь: Ты год лежал в кремлевской клинике с температурой. Теперь она есть?" - "Нет". - "Вот и ответ - ты выздоравливаешь!" То есть официальная медицина даже у высокопоставленных больных пытается блокировать выздоровление, оставив их в системе заболевания.

-- Но какой смысл?

-- Вы забываете о существовании незыблемой системы (не только медицинской!): заболевшим человеком легче управлять! И эта система относится не только к России. Я встречался в Германии со светилами мировой науки. Выступал на конференции. Говорил: "Что же вы делаете!? Употребляете витамин А, который вам засовывают в таблетки. Но через месяц потеряете способность усваивать этот витамин из пищи! И все становитесь рабами аптеки". Соглашаются, но с оговоркой: если все будут получать витамины из хлеба и морковки, то кто тогда пойдет в аптеку? И куда девать фармацевтические заводы, сотни тысяч людей, занятых в больницах и поликлиниках? Работа многих западных центров медицины смотрится внешне благородно, а на самом деле - это полное уничтожение возможности человека жить вне медицины.

-- Вы, несмотря на предупреждение, полученное в 1987 году, продолжали двигать свою методику лечения:

-- К несчастью, да: Первого больного СПИДом мы вылечили в Боткинской больнице в прошлом году. И тогда же, 4 июля, убили моего среднего сына. Четыре ранения ножевых - три в шею, одно в грудь. Дважды пробили голову, душили: Еще живого бросили в воду: На место преступления меня сразу не пустили: знали, что я работаю по безнадежным больным: Пустили, когда минуло шесть часов со времени убийства. Вот теперь, сказали, можешь идти: Все это произошло рядом с одной из правительственных дач. Место, где за брошенную спичку вас возьмут, и дай бог, если вы через три дня увидите свет. А тут и машину сожгли, и человека убили: И никто ничего не видел, хотя все снимается на камеру: Значит, действовали подонки, которые имеют весьма широкую возможность свободно передвигаться и ничего не бояться.: Милиция не получила допуск к просмотру видеозаписи. Один милиционер, правда, пообещал искать. Так вот, его убили в октябре.

-- И после всего случившегося вы продолжаете работать?

-- Меня никто не отучит думать. А если я думаю, то и действую:

Виктор РИСКИН

Комментарии
Комментариев пока нет