Новости

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Благодаря снимку космонавта Олега Новицкого.

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Реабилитационную программу для спортсменов организуют в санаториях Сочи.

На Играх разыграют 44 комплекта наград.

Изменение рабочего графика затронуло входящее в группу "Мечел" предприятие "Уральская кузница".

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Отмените приговор

20.02.2009
Главный онколог области Андрей Важенин опровергает расхожие заблуждения о раке

Нина ЧИСТОСЕРДОВА

Челябинск

Рак считается у нас одним из самых грозных заболеваний. В структуре смертности он занимает второе место после болезней сердца. Редкую челябинскую семью эта беда обошла стороной. Однако представления о ней многих южноуральцев по сей день абсурдны и вопиюще безграмотны. Ответить на самые острые вопросы читателей "Челябинского рабочего" мы попросили главного врача Челябинского областного онкологического центра, доктора медицинских наук, профессора Андрея ВАЖЕНИНА.

Главный онколог области Андрей Важенин опровергает расхожие заблуждения о раке

Нина ЧИСТОСЕРДОВА

Челябинск

Рак считается у нас одним из самых грозных заболеваний. В структуре смертности он занимает второе место после болезней сердца. Редкую челябинскую семью эта беда обошла стороной. Однако представления о ней многих южноуральцев по сей день абсурдны и вопиюще безграмотны. Ответить на самые острые вопросы читателей "Челябинского рабочего" мы попросили главного врача Челябинского областного онкологического центра, доктора медицинских наук, профессора Андрея ВАЖЕНИНА.

Спасение от рака - это труд

-- Андрей Владимирович, наши читатели называют Челябинскую область лидером по смертности от рака. Неужели мы действительно впереди планеты всей?

-- В этом заблуждении действительно есть доля правды: наш регион входит в первую десятку территорий России по онкологической патологии, занимая шестое-седьмое место. Но ситуация у нас мало чем отличается от Екатеринбурга, Москвы или Кемерова - городов-мегаполисов, где развита тяжелая промышленность. Однако как раз по смертности от рака наша область находится на значительно более низком уровне в России, в последнее время мы "опустились" на 18-19-е места, хотя еще в 90-е годы были на седьмом. Смертность от злокачественных опухолей значительно снизилась даже за прошлый год.

-- Достижения медицины вообще могут избавить народ от рака, считают некоторые наши читатели, были бы деньги.

-- Должен их разочаровать: онкология - такая наука, где революционных средств, которых люди все время ждут, нет и быть не может. Есть у специалистов такой негласный критерий: все, что превышает по эффективности 15 процентов, должно вызывать сомнения. За 25 лет работы в онкологии ни чудодейственных вещей, ни стремительных рывков ни разу не видел. Спасение от рака - это труд, труд и труд, постепенное, шаг за шагом, движение к выздоровлению. Только тогда достигается эффект. Мы не устаем повторять: селен, кошачий коготь, деринат, водка с маслом по Шевченко, промывка чакр, поездки в Тибет не избавят от тяжелого хронического заболевания, которым является рак. Без научной медицины здесь не обойтись. А гарантии в онкологии дает или дурак, или жулик. Если же онкологический больной обращается не к врачу, а к целителю или экстрасенсу, время может быть непоправимо упущено. И тогда уже никакие достижения медицины ему не смогут помочь.

-- Но есть же еще передовые технологии клиник Израиля, Германии, которые нам недоступны.

-- Вот это - чистейшей воды миф. Онкология - наука открытая. Мы постоянно посещаем зарубежные конференции, клиники, читаем самую современную литературу, многих профессоров знаем лично. И мы всегда в курсе, кто в мире чем занимается. Так что эффективных западных технологий, которые были бы неизвестны в России, просто не существует.

-- Тогда почему за рубежом заболеваемость раком меньше, чем у нас в России?

-- И это тоже традиционное заблуждение. В масштабах всего мира Россия по уровню заболеваемости намного отстает от США, Европы и Японии. Причин несколько. Во-первых, рассказы о чудесной экологии Штатов и Японии очень сильно преувеличены. Во-вторых, онкологических больных у них больше, так как средняя продолжительность жизни в этих странах намного выше, чем у нас. А рак, как известно, все-таки в основном болезнь пожилых людей. Опять же выявляемость заболеваний у них значительно выше. И дело тут не столько в уровне диагностики, сколько в отношении к своему здоровью. Там здоровье - капитал, а у нас - так, разменная монета:

-- Но тут ведь дело не только в менталитете, но и в том, что наш онкологический больной подчас предоставлен самому себе, остается один на один с болезнью.

-- С этого года в нашей стране стартовала национальная онкологическая программа, которой не было ни в Советском Союзе, ни в России. На территории страны будут созданы пять окружных онкоцентров. Одним из них станет челябинский, который получит в рамках федеральной программы 871 миллион рублей на дальнейшее переоснащение. Нам предстоит первыми разработать стратегию онкологической службы. Ее ключевые направления: раннее выявление заболеваний, система диспансерного наблюдения и маршрутизация пациентов. Так что наши онкобольные ни в коем случае не брошены на произвол судьбы. Я уж не говорю о диспансеризации, углубленных осмотрах "вредников", онкоскрининге, возобновлении сети смотровых кабинетов в каждой поликлинике. Все это позволяет выявить рак на ранних стадиях, а значит, вовремя помочь человеку и вернуть его к работе, нормальной жизни. Сегодня рак уже не считается приговором. У нас в области на диспансерном учете состоит 75 тысяч пациентов, причем 60 процентов из них - более пяти лет.

Вторые в России по радионуклидной терапии

-- Многие пациенты из области жалуются на огромные очереди в вашей поликлинике.

-- Это связано с тем, что большинство пригородных электричек и автобусов приходит в Челябинск к 10 утра. В это время в поликлинике наплыв пациентов. Мы стараемся регулировать их потоки, но зависимость от графика пригородного движения, к сожалению, остается. Но никто не уехал от нас, не попав на прием.

-- Став окружным диспансером, вы будете по квотам принимать больных Башкортостана, Кургана. Не ущемит ли это права жителей нашей области?

-- Дополнительные средства из федерального бюджета помогут перераспределить потоки больных по трем нашим областным диспансерам - в Челябинске, Копейске и Магнитогорске. Челябинский городской онкодиспансер закрыт, его сотрудники также перешли к нам. Старые его здания непригодны для использования, а вот земельные участки под ними, несмотря на кризис, не будут долго простаивать.

Федеральные деньги позволят нам создать отделение радионуклидной терапии, это не совсем радиология и не совсем лекарства. Оно позволит нам лечить изотопами целый ряд онкозаболеваний, которые до сих пор не поддавались лечению. Единственное подобное отделение на всю Россию есть только в Обнинске, но там всего 25 коек. Мы будем вторыми.

-- Сегодня у вас есть возможность бороться с раком самыми современными и высокотехнологичными методами. Значит, онкозаболеваемость в области будет снижаться?

-- Увы, такой зависимости нет. Напротив, мы констатируем постоянный рост заболеваемости на два-три процента в год. Этой общепланетарной тенденции способствуют и рост продолжительности нашей жизни, и техногенные факторы, и вредные привычки.

Другое дело, есть такой термин "управление онкологической ситуацией" : управлять заболеваемостью нельзя, а вот смертностью - можно, что мы и пытаемся делать. Самые распространенные локализации рака выявляются на ранних стадиях самыми рутинными манипуляциями: флюорографией, пальцевым исследованием. От того, как подготовлены терапевт, гинеколог, дерматолог, к которым наш пациент приходит с первыми косвенными жалобами, зависит судьба больного.

-- Андрей Владимирович, многие спрашивают, как попасть на обследование в онкодиспансер, если вдруг заподозрил у себя рак.

-- Абстрактно ехать к нам, чтобы обследоваться на наличие опухоли, точно не нужно. Такая явка малоэффективна. Я же говорю: к нам должен направлять участковый врач с предварительным базисным обследованием. За последние 10 лет количество активных обращений людей выросло в шесть с лишним раз. Главное - не надо бояться и откладывать. Человек должен выйти из дома со своими проблемами и обратиться к врачу.

-- Вы говорили о маршрутизации пациента. Что это такое?

-- Минздрав России взял за основу японскую модель лечения онкобольного. Речь идет о строгом соблюдении явок и перерывов в наблюдении пациента. Если после операции или курса химиолучевой терапии человек приходит на прием, как положено, через две недели, мы получаем полноценное эффективное лечение. Если же он является через полтора-два месяца, все идет насмарку: впустую теряются время, средства, силы, в том числе и больного.

Комментарии
Комментариев пока нет