Новости

Благодаря снимку космонавта Олега Новицкого.

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Реабилитационную программу для спортсменов организуют в санаториях Сочи.

На Играх разыграют 44 комплекта наград.

Изменение рабочего графика затронуло входящее в группу "Мечел" предприятие "Уральская кузница".

Подозреваемая втерлась в доверие к пенсионеру и забрала деньги, которые мужчина планировал потратить на еду.

Часть ограждения и покрытия крыши были повреждены тающим снегом.

Пока центр функционирует в тестовом режиме.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Защита с последствиями

06.03.2002
Драка в Аргаяше одного сделала инвалидом, другого - преступником

Виктор РИСКИН
Аргаяш

"Похороненное дело"
"Уважаемая редакция газеты "Челябинский рабочий"! Мы, жители с. Аргаяш, потрясены решением федерального суда Аргаяшского района по делу Дмитрия Геннадьевича Омеличева. Решения предвзятого, необоснованного, непрофессионального. Газеты, в том числе и наш любимый "ЧР", нередко пишут о несправедливых приговорах судов. Мы не думали, что когда-то ситуация, знакомая по газетным страницам, сложится и в нашем родном Аргаяше".

Драка в Аргаяше одного сделала инвалидом, другого - преступником

Виктор РИСКИН

Аргаяш

"Похороненное дело"

"Уважаемая редакция газеты "Челябинский рабочий"! Мы, жители с. Аргаяш, потрясены решением федерального суда Аргаяшского района по делу Дмитрия Геннадьевича Омеличева. Решения предвзятого, необоснованного, непрофессионального. Газеты, в том числе и наш любимый "ЧР", нередко пишут о несправедливых приговорах судов. Мы не думали, что когда-то ситуация, знакомая по газетным страницам, сложится и в нашем родном Аргаяше".

Вот такое письмо за 124 подписями поступило в корпункт "Челябинского рабочего". Оставалось только выехать на место для его проверки. Первый визит - в суд.

-- Вы не по адресу обратились, - судья Анатолий Маркин разводит руками, - мое решение отменено вышестоящей инстанцией. Хотя я считаю, что при вынесении приговора мы не вышли за рамки установленного. Но с нашим решением никто не согласился - ни обвиняемый, ни потерпевший, ни прокурор. Так что это дело уже похоронено.

"Похороненное дело" судья Маркин рассматривал 5 апреля 2001 года. Подсудимый Омеличев, родившийся 4 апреля 1975 года, признан виновным в совершении преступления, предусмотренного статьей 111, ч.1 УК РФ. Наказание - четыре года лишения свободы условно. Кроме того, он должен был возместить затраты на лечение потерпевшего в сумме 18 тысяч рублей. Плюс к тому - компенсировать моральный вред, оцененный в 25 тысяч. С приговором на тот момент были согласны все.

Однако вскоре Дмитрий Омеличев подал протест на "несправедливое решение суда". Областная Фемида приговор опротестовала. Следующее судебное заседание состоялось 30 января этого года под председательством Э. Кулматовой. Омеличева приговорили к трем годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима. Сумма возмещения морального вреда выросла с 25 до 40 тысяч рублей.

"Представляется маловероятным"

2 декабря 2000 года Дмитрий с женой и еще с несколькими знакомыми возвращался поздно вечером с дня рождения шурина. (Был он трезв. По свидетельствам окружающих, выпил всего одну рюмку вина). Остановились у дома N 10 на улице Новой. В это время мимо проезжали "Жигули". Стоящая рядом с Омеличевыми девушка случайно задела борт автомобиля пакетом. Сидящим внутри машины показалось, что кто-то пнул борт ногой. Они остановились. Вышли водитель Г. Яковлев и пассажир А. Хайров. Непрерывно матерясь, они набросились на Омеличева, утверждая, что именно он "пинал тачку". Яковлев схватил Дмитрия за шею, а Хайров вцепился ему в воротник пуховика. Жена Дмитрия и он сам пытались объяснить, что к нападению на машину никакого отношения он не имеет. Но это не подействовало. Пьяный Хайров оттолкнул жену и ударил Дмитрия кулаком в грудь. Тот ответил ударом в лицо. Нападавший упал на утоптанный снег.

Далее начинаются разноречивые показания. Те, кто был с Хайровым (в машине сидело еще несколько человек), показывают, что Омеличев подскочил к упавшему и ударил его ногой в голову. Знакомые Омеличева это отрицают. Более того, друг Хайрова Яковлев видел, что Дмитрий действительно нанес удар Хайрову ногой, но не в лицо, а в грудь. Между тем на суде было однозначно озвучено: "Ушиб головного мозга тяжелой степени: мог образоваться от прямого удара, нанесенного в лицо пострадавшего тупым, твердым предметом, каким могла быть нога, обутая в обувь. Образование данных повреждений при падении с высоты собственного роста представляется маловероятным".

Нисколько не оспаривая выводов экспертов и суда, хочется задать вопрос: а почему при падении с высоты собственного роста (а он у Хайрова за 180 сантиметров) нельзя получить те или иные повреждения? В тексте приговора звучат самые неприкрытые сомнения: "Мог образоваться: могла быть нога: представляется маловероятным". Так мог или нет? Была нога или отсутствовала? Маловероятно или невероятно? Насколько мы знаем из судебной практики, все сомнения трактуются в пользу обвиняемого. А здесь они послужили основанием для приговора.

Будем честны и откровенны: основанием для вынесения судебного вердикта послужили не удары рукой или ногой, а, увы, результат стычки. К глубокому сожалению, в результате ее не достигший 40 лет Альберт Хайров стал инвалидом первой группы. У него полностью отнялась речь и наступила гемиллегия - паралич правых конечностей. 4 декабря, через два дня после драки, ему сделали нейрохирургическую операцию, которая также облегчения не принесла.

-- А что вы хотите, - сказал мне председатель федерального суда Аргаяшского района Виктор Лунев, - последствия-то тяжелейшие. Поэтому областной суд и вернул первоначальное дело за мягкостью приговора. А мы теперь не имеем права принять такое же решение.

Незаинтересованный свидетель

Судье Эльзе Кулматовой, которая вела второе заседание, адвокатами Омеличева был заявлен отвод.

-- Совершенно верно, - подтверждает Эльза Фасхитдиновна. - Дело в том, что мать Хайрова является народным заседателем, поэтому отвод удовлетворили. Также были заявлены отводы по этой причине и всем другим судьям нашего суда. Но областной суд с отводами не согласился и вернул дело к нам.

Аргаяш сегодня шумит. Люди, знающие ситуацию, в разговорах связывают второй приговор с косвенным влиянием народного заседателя Хайровой. Другие перемигивались насчет первого решения. Дело в том, что Дмитрий Омеличев является зятем поселкового главы Виктора Нестерова.

С оперуполномоченным Аргаяшского РОВД, лейтенантом Эдуардом Бандуриным мы беседовали в кабинете начальника милиции.

-- Эту драку я видел с самого начала, - рассказывает он. - Они друг друга ударили. Хайров упал. На Омеличева напал еще один мужчина (брат Яковлева - В.Р.). Их разняли. Потом Хайров и Яковлевы сели в машину и уехали. Я не видел, бил ли Омеличев Хайрова ногой по голове. Через некоторое время, ближе к полуночи, пошел проведать родственников. Здесь, на улице Ленина у дома N 27, увидел ту самую машину "Жигули". Из нее стал выходить Хайров. Он поскользнулся и, скорее всего, упал рядом с задним колесом. Почему "скорее всего"? Сам факт падения я не видел. Видел, как вышел водитель и стал приводить его, уже сидящего, в чувство, похлопывая ладонями по щекам.

По словам Бандурина, характер у Хайрова задиристый. Когда выпьет, становится агрессивным. Силой не обижен: какое-то время занимался единоборствами, борьбой самбо. Омеличева Бандурин тоже знает. Он работал начальником охраны агрофирмы "Элита", тоже занимался спортом. В основном - пинг-понгом. По характеру спокойный, "выступать" не любил. Происшедшее Бандурин считает роковым стечением обстоятельств, инициированным потерпевшим. Кстати, в первом и во втором приговорах также отмечено, что драку спровоцировал Хайров.

"Не может быть исправлен"

В решениях судов я почему-то не увидел, насколько тщательно было исследовано место происшествия. Сказано - травма наступила от удара ногой - и все. Но ведь в первом случае Хайров упал рядом с бордюром, во втором - рядом с колесом! Отбросим бордюр и колесо. Что останется? Останется "утоптанный снег", который сродни асфальту. А не было ли в том снеге затаившегося камня или другой опасной штуковины? Не она ли послужила причиной травмы? Этого мы уже никогда не узнаем.

Так уж повелось и прижилось в обществе, что в уличных драках верх обязан одерживать именно хулиган. Он - наглый, гадкий, нехороший, а его жертва - слаба и труслива. Он может бить, рвать воротники пуховиков, отшвыривать женщин, а жертве остается одно - безропотно сносить издевательства или, бросив жену, бежать прочь со всех ног.

Я не ерничаю. Несколько офицеров милиции, с которыми я консультировался по этому поводу, так и сказали: наше законодательство в отношении самообороны настолько несовершенно, что человеку, столкнувшемуся с пьяным хулиганом, лучше всего убежать. Причинил ему нечаянный вред - тебя же и засудят.

В приговоре по делу Дмитрия Омеличева сказано, что он "не может быть исправлен без изоляции от общества". Может, с юридической точки зрения эта формулировка и безупречна, "исходя из степени тяжести совершенного преступления". А вот с точки зрения общества, от которого хотят изолировать Омеличева, довольно уязвима. Если бы мне вдруг дали слово на том суде, я бы встал и сказал: "Граждане судьи! Как раз общество-то и не хочет, чтобы Диму от него изолировали. Его, Диму, не надо исправлять, потому что он поступил, как настоящий мужчина, как человек, взявший ответственность за себя, свою жену, своих друзей. Из мест заключения он вернется не исправленным, а станет таким же, как все мы, - равнодушным к любой беде, живущим с опаской и настороженностью. Хулиганье же и прочие отбросы еще больше почувствуют свою неуязвимость. Если вы этого хотите, то выносите ваш приговор!"

В эти дни адвокаты Дмитрия Омеличева подали кассацию и ждут решения суда высшей инстанции. Ждет его в челябинском СИЗО и Дима... n

Комментарии
Комментариев пока нет