Новости

Сейчас проходят смотры, соревнования и выставка «Мужчина–Воин–Охотник в различных этносах».

Приборы для замера выбросов могут появиться при въезде в столицу Южного Урала.

Мэр: «Гости должны запомнить курорт чистым и благоустроенным».

Ребенка с тяжелым переломом стопы экстренно госпитализировали на карете "скорой помощи".

Пугающую статистику приводит Пермьстат.

В регионе малый бизнес все активнее выходит на международные рынки.

Четыре тысячи билетов продано на южноуральский этап Кубка мира по фристайлу.

Сильный ветер, переметы и гололедица блокировали дороги Челябинской области.

На Южном Урале с размахом прогонят надоевшую зиму.

Мужчины проводят время ВКонтакте и Facebook, а женщины в Одноклассниках и Instagram.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Совпасть с самим собой

27.02.2009
Челябинцам повезло: у них есть возможность увидеть персональную выставку знаменитого екатеринбургского  графика Виталия Воловича

На открытие своей персональной выставки "Мистерии Воловича"  в Челябинском музее искусств сам Виталий Михайлович приехать из Екатеринбурга не смог. Пару месяцев назад он серьезно повредил позвоночник, упав с четырехметровой высоты. Лишь благодаря этому грустному обстоятельству наша встреча в его мастерской получилась не мимолетной.

Художник и зрители

--  Моя первая челябинская выставка состоялась в 1980 году. Она была в том же здании на площади Революции, что и теперешняя, в зале каслинского литья.

Челябинцам повезло: у них есть возможность увидеть персональную выставку знаменитого екатеринбургского графика Виталия Воловича

На открытие своей персональной выставки "Мистерии Воловича" в Челябинском музее искусств сам Виталий Михайлович приехать из Екатеринбурга не смог. Пару месяцев назад он серьезно повредил позвоночник, упав с четырехметровой высоты. Лишь благодаря этому грустному обстоятельству наша встреча в его мастерской получилась не мимолетной.

Художник и зрители

-- Моя первая челябинская выставка состоялась в 1980 году. Она была в том же здании на площади Революции, что и теперешняя, в зале каслинского литья. В те времена была в ходу книга отзывов. Там есть одна запись, которая до сих пор украшает мою жизнь: "Уважаемый товарищ Волович! Мне очень понравилась ваша графика, но еще больше понравилось ваше каслинское литье". Был и еще один отзыв - чрезвычайно серьезный: "У меня вызвали беспокойство те сюжеты, которые вы используете в своем творчестве. Понимаю, что у вас сложное душевное состояние. Когда будете в Москве, зайдите для серьезного разговора". Указаны адрес, телефон и подпись - "врач-психиатр".

-- Я показала каталог вашей выставки дагестанским мужчинам в поезде Махачкала-Тюмень. Они велели спросить, почему у дамы на картине "Старик и молодая женщина" левая грудь больше, чем правая.

-- Когда возмущенный зритель подошел к Матиссу и заявил: "Я бы никогда не лег спать с такой женщиной" - художник ответил: "Это не женщина, месье, это картина". По законам пластики две одинаковые формы - скучно. Существует много приемов деформации, но деформированная грудь почему-то чаще всего возмущает мужчин. Если считать, что Господь создал совершенный мир, нужно рисовать так, как это делали художники прошлых времен - копируя и не посягая на основы мироздания. Но человек, увы, живет в уродливых обстоятельствах, да и сам во многом деформирован.

-- Вы придаете значение тому, считывает ли зритель ваш творческий замысел?

-- Дело не в том, понимают ли твои картины (такое случается крайне редко). Но сама тональность, когда человек хочет разо-браться, уже приятна. Не художник должен искать своего зрителя, а зритель - своего художника. Художник обречен на самого себя, никакие симпатии или антипатии зрителя не могут заставить его измениться. Художник пытается реализовать свою внутреннюю программу. Если он при этом нравится - большая удача. Не нравится - не повезло художнику, но он все равно должен будет свою программу осуществить. Чтобы сделать вещь, которая нравилась бы тебе самому, ты должен реализовать все свои внутренние принципы, собранные за долгую жизнь. Нравиться самому себе - вот главное для художника.

-- Легко ли добиться совпадения личности и картины?

-- Это всегда требует упорного труда, вариантов, попыток что-то изменить. Попробуйте спеть внутри себя оперную арию, а потом воспроизведите ее вслух. В живописи происходит то же самое. Внутренний голос звучит без ошибок, а когда пытаешься его реализовать, начинаются проблемы. Иногда от отчаяния оставляешь рисунок, понимая, что не выявил задуманного. Бывает, замысел выполнил, но не полностью. А сроки поджимают - с горечью отношу листы в издательство. Проходит время, видения забываются, и уже кажется, что работа как будто бы выразила то, что было задумано.

Вообще путь воплощения творческого замысла - это путь утрат. Эскиз, не скованный ожиданиями и сделанный по свежим следам, в большей степени похож на внутреннее видение. Поэтому эскиз всегда нравится художнику больше, чем картина.

От зайчиков к Гете

-- Первая половина жизни была абсолютно раб-ской. Я закончил художественное училище, мама в это время умирала от туберкулеза, я не смог поехать поступать в институт. Пришлось трудом компенсировать недостаток профессионального образования. В Свердловском книжном издательстве я делал поденную работу: справочники, путеводители. Так продолжалось больше 10 лет.

Потом я стал нащупывать, как мне тогда казалось, свою тему. Первой удачей была книга Пришвина "Кладовая солнца". Я рисовал с натуры пейзажи. Когда книга была издана, от Пришвина пришло письмо: "Кладовая солнца" издавалась бесчисленное количество раз, но ваша - лучшая". Не думаю, что она лучшая. Перед смертью Пришвина я был у него в гостях. На стене висели этюды, по которым понял, что он очень ценил кропотливую и тщательную работу. С тех пор мне стали предлагать книги получше. Я рисовал зайчиков, искренне полагая, что жизнь леса - это и есть мое призвание. Потом самым неожиданным образом выяснилось, что все это полная чепуха.

Мне пришло предложение из Москвы участвовать в международном конкурсе иллюстраторов, проходившем в Лейпциге. Было дано на выбор несколько тем, в том числе "Шот-ландская баллада" Роберта Стивенсона.

Детство мое совпало с войной, мать и отчим были профессиональными писателями, и у отчима имелась роскошная библиотека. Там были книги с иллюстрациями Доре, история крестовых походов, Шекспир. Я жил в этом мире, мое детство прошло под знаком игр в рыцари. Поэтому принялся за "Шотландскую балладу" с азартом, полтора месяца не вылезал из мастерской. Книга удостоилась серебряной медали, и это поставило меня в положение художника, который может выбирать, что ему иллюстрировать. Я сделал "Исландские саги", "Отелло", "Ричарда Третьего", "Эгмонта", "Слово о полку Игореве". Рисунки к "Орестее" Эсхила уже попали на ситуацию слома.

На 14 лет прекратилась моя работа с книгами. Я радовался переменам, произошедшим в стране, но очень горевал, что их следствием стал развал издательского дела. Иллюстрация как жанр умерла, издатели полагают, что картинки удорожают издание и поэтому не нужны. Может быть, это справедливо применительно к литературе для взрослых, но не для юношества. Не представляю себе, чтобы в детстве читал "Историю крестовых походов" или "Дон Кихота" без Доре, "Трех мушкетеров" - без Мориса Лелуара. В образах все запоминается и усваивается гораздо лучше.

Упал быстрее рубля

-- 14 лет я занимался живописью. Недавно вновь возникла благоприятная ситуация по книгам. В 2008-м мне исполнилось 80, на меня обрушились всяческие почести, и спонсоры образовались. За год издал шесть книг, которые делались всю жизнь. Моя заветная мечта - книга, где художник играет роль не иллюстратора, а соавтора. "Средневековый роман" - реализация этой мечты. Там три средневековых текста, и между ними я рисую атмо-сферу, в которую погружается читатель.

В книге "Путешествия" собраны рисунки и фотографии, сделанные в период с 1951 по 2002 год. Каждый год мы с моим ныне покойным другом Алешей Казанцевым ездили на этюды. Где мы только не были - Средняя Азия, север Урала, Иерусалим, Крым, Китай, города Европы. Месяц в году отводился на этюды - это был закон. Однажды мы никуда не смогли уехать. "Давай, - говорю, - попробуем порисовать в городе. Рисуем же Бухару, Самарканд. Екатеринбург - тоже красивый город".

Начали рисовать, и я этим дико увлекся. Понял, что смотрю на старый Екатеринбург не как турист, у меня есть ощущение свободы и полного знания. Через 10 лет книга "Старый Екатеринбург" будет иметь огромную ценность с точки зрения этнографии, потому что из нарисованного мною уже сейчас почти ничего нет. Старые здания сжигаются, на месте их строятся железные и стеклянные сараи.

Шестая по счету книжка была издана в тот день, когда я по глупости свалился с четырехметровой высоты. Мне надо было поправить штору, я поставил на стол стул, на стул еще что-то и рухнул, пролетев мимо металлического станка и стекол с планшетами. Стал думать, что кто-то наверху решил меня немножко притормозить. А другой взял и поддержал, не дав убиться.

-- Удивительно, как издательство "Кучково поле" решилось на вашу книгу мемуаров "Мастерская. Записки художника". Ведь вы не Майя Плисецкая и уж тем более не Ксения Собчак.

-- Семь лет назад умерла моя жена. Вечерами образовалась пустота, которую нужно было чем-то заполнить. К тому же я вырос в литературной семье, где считали, что если книжка написана - жизнь удалась. Поначалу чувствовал перед листом бумаги полную беспомощность. Постепенно память ожила, возникали эпизоды, совершенно забытые. Кроме этого, жена сохранила мои школьные и училищные дневники, наполовину выцветшие. Один из моих приятелей, сценарист, уехавший в Москву, попросил прислать рукопись. Времени довести ее до ума было очень мало. У меня ощущение, что я эту книгу не закончил. Когда выдается свободный вечер, делаю записи. Года через три-четыре попробую издать ее во второй раз.

Олеся ГОРЮК

Екатеринбург-Челябинск

В центре Екатеринбурга есть скульптурная композиция Андрея Антонова "Горожане", именуемая в народе "На троих". Первоначально она была вылеплена в гипсе. Как мадонн рисовали с прачек, так и Антонов вылепил горожан со своих друзей: художников Воловича, Мосина, Брусиловского. Через 30 лет он повторил скульптурную группу в бронзе, слегка состарив персонажей. "Все спрашивают: а они что, живые? - смеется Волович. - Там внутри нас бутылки стоят обязательно, распивают водку и все такое".

Комментарии
Комментариев пока нет