Новости

Благодаря снимку космонавта Олега Новицкого.

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Реабилитационную программу для спортсменов организуют в санаториях Сочи.

На Играх разыграют 44 комплекта наград.

Изменение рабочего графика затронуло входящее в группу "Мечел" предприятие "Уральская кузница".

Подозреваемая втерлась в доверие к пенсионеру и забрала деньги, которые мужчина планировал потратить на еду.

Часть ограждения и покрытия крыши были повреждены тающим снегом.

Пока центр функционирует в тестовом режиме.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Энергетический массаж лица серебряными элеронами, подробности на сервисе Юду.
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Жизель + Базиль

13.03.2002
Это роли-мечты балетного и семейного дуэта

Не т@кие?
Молодое поколение  в искусстве
Сегодняшние герои нашей рубрики - представители едва ли не самой жестокой и неблагодарной профессии в искусстве. Драматические актеры, например, к тридцати годам только начинают серьезную профессиональную деятельность. Балетные же танцоры к этому возрасту формально уже собираются на пенсию. У них изначально сдвигается жизненный ритм. За недолгие 15-20 лет своей танцевальной жизни они должны успеть пройти все ступени от кордебалета до сольных партий.

Это роли-мечты балетного и семейного дуэта

Не т@кие?

Молодое поколение в искусстве

Сегодняшние герои нашей рубрики - представители едва ли не самой жестокой и неблагодарной профессии в искусстве. Драматические актеры, например, к тридцати годам только начинают серьезную профессиональную деятельность. Балетные же танцоры к этому возрасту формально уже собираются на пенсию. У них изначально сдвигается жизненный ритм. За недолгие 15-20 лет своей танцевальной жизни они должны успеть пройти все ступени от кордебалета до сольных партий. И только потом заняться, что называется, делами семейными. Нынешнее молодое поколение балетного искусства подстраивает эту традицию под сегодняшнее время. Да, они тоже стремятся станцевать лучшие партии. Соблюдают длиннющий список всевозможных ограничений. Ежедневно с утра до ночи оттачивают свое мастерство. Однако при этом нынешнее поколение не хочет откладывать на потом, например, рождение ребенка. Так поступили и наши молодые родители - танцоры Челябинского академического театра оперы и балета имени Глинки Надежда Заякина и Денис Усталов.

Надежда и Денис - не из "балетных" семей. Но мамы приняли самое живое участие в выборе их будущей профессии. Надежда, дочь ярой балетной поклонницы, закончила у себя в городе Казанское хореографическое училище. Дениса его мама в четыре года отправила на фигурное катание. А потом, утаив это от отца, отвела в Пермское хореографическое училище.

Сегодня 23-летняя Надежда Заякина и 21-летний Денис Усталов по приглашению художественного руководителя балетной труппы Челябинского оперного театра Александра Мунтагирова танцуют у нас. За шесть лет Надежда исполнила множество ведущих партий: в "Дон Кихоте", "Кармен-сюите", "Жизели", "Тысяче и одной ночи", "Спящей красавице", "Лебедином озере". Денис за три сезона - партии в "Трех поросятах", "Чиполлино", "Тысяче и одной ночи", "Спящей красавице", "Жизели", "Щелкунчике", "Лебедином озере".

Воспитывать маленькую дочурку молодой семье помогают родители Надежды, переехавшие из Казани в Челябинск. А Надежда и Денис тем временем готовятся к очередному карьерному шагу - балетному конкурсу.

-- Это будет международный конкурс артистов балета, который проходит в Перми каждые два года, - рассказывает Надежда. - Мы впервые с Денисом там будем танцевать вместе партии из "Дон Кихота" и "Лебединого озера". Кстати, танцующие семейные пары в балете - это частое явление. У нас Татьяна Предеина танцует с Андреем Субботиным, Татьяна Сулейманова - с Андреем Булдаковым. Просто так удобнее. Мы ведь иной раз и ночью репетируем. А с мужем потом идти по темным улицам не страшно.

-- С какой целью сейчас устраивают подобные конкурсы?

Денис: Еще во время учебы я всегда ходил на этот конкурс. Любовался выступающими. Сейчас же цель каждого артиста там - удивить всех своим балетным образом, техникой.

Надежда: : и только техникой. Такие конкурсы - это соревнования. Оценивают на них всякие трюки. Их сейчас даже в женском танце стало намного больше. В угоду и зрителям, и балетному самолюбию.

Денис: Конкурс - это, прежде всего, закалка. Важна не столько победа, сколько ваша предварительная работа. И важно понимать, что ты в это предконкурсное время в любом случае работаешь на себя, на будущее.

Надежда: Кстати, дирекции нашего театра вообще не очень нравятся подобные затеи с конкурсами. Танцоры побеждают и потом уезжают из родного театра. Но мы не из таких. Уехать-то всегда можно. Меня, например, приглашали на работу в Мариинку. На конкурсе мы хотим, в первую очередь, посмотреть на других. Себе что-то доказать. И чтобы в театре на нас после этого посмотрели немного с другой стороны.

-- Выстраиваете ли вы свою карьеру?

Надежда: Для меня большое значение имеет творчество. Это и есть карьера. Но ради галочек в карьерном списке я стараюсь не браться за те партии, которые не чувствую. Например, "Шопениана" - балет, на мой взгляд, неэмоциональный. И я знаю, что это - не мое. Сегодняшний мой репертуар - это вполне нормально. Например, я уже станцевала вторые партии во всех балетах. Но до потолка я еще, конечно, не допрыгнула. Партия Жизели, например, до сих пор пока в мечтах.

Денис: А я хочу исполнить Базиля в "Дон Кихоте". Кто-то танцует только "голубую" классику: Дезире, Зигфрида, Щелкунчика. И не берется за характерные партии. Я же предпочитаю разноплановые роли. У меня детские спектакли хорошо получаются. Я просто без ума от "Трех поросят", "Чиполлино".

Надежда: Вот он - Поросенок, мечтающий о Базиле:

Денис: Ну и что? Между прочим, многим танцорам их "звездность" не позволяет танцевать в таких балетах. Но ведь если ты называешься "мастер сцены", ты должен танцевать не только "спектакли для галочки".

-- Вы планируете уехать работать в столичные театры? Или за границу?

Надежда: Знаете, нас вполне устраивает творческая работа в челябинском театре. Здесь замечательные педагоги, дающие нам возможность раскрыться.

Денис: В других театрах молодых танцоров сначала держат года три в кордебалете. И только потом думают, что у тебя может получиться. Здесь же тебе сразу дают шанс. Танцор начинает расти творчески.

Надежда: Вообще челябинский театр - это продолжение нашей хореографической школы. Здесь нас продолжают воспитывать. У большинства же театров просто нет времени заниматься с молодыми. Там они стоят в кордебалете до тех пор, пока сами не созреют. На ведущие же партии приглашают уже готовых танцоров.

Денис: А за границу можно уехать просто подзаработать. Всем ведь известна наша, мягко скажем, не очень хорошая зарплата. Многим приходится поэтому еще и подрабатывать в клубах.

-- Чем еще "неудобна" ваша профессия?

Надежда: Во-первых, балетная жизнь полностью нас поглощает. Мы даже дома засыпаем и просыпаемся с видеокассетами с записью балетов. Во-вторых, всегда соблюдается жесткая диета. В-третьих, выходной в понедельник, когда мы не можем даже элементарно сходить посмотреть спектакль в другой театр, где тоже в этот день выходной. Зато мы можем, например, заняться изучением английского языка, необходимого для любой заграничной поездки. Кроме того, я бы хотела еще освоить современный танец. Мне понравилось, как его преподает в Челябинске Ивлева.

Кстати, если говорить о будущем нашей дочки, то я бы не хотела для нее такой сложной жизни. Хотя, если я все-таки создам свою школу, возможно, разрешу там ей учиться.

Денис: А я хочу, чтобы дочка пошла, как и я, в фигурное катание.

-- Сейчас вы уже задумываетесь над тем, чем будете заниматься на пенсии?

Денис: Есть несколько вариантов. Либо уйти на пенсию в 38 лет и стать педагогом-репетитором в школе или в том же театре. Либо протанцевать на сцене еще лет до пятидесяти.

Надежда: А у меня есть мечта: создать собственную танцевальную школу, где я бы сделала полную реформу хореографического образования. Там непременно должны быть гуманитарные науки: музыка, литература, история. Язык - обязательно. Французский. Танцоры должны знать не только профессиональные термины, но и разговорный язык. Необходимо возобновить ту систему обучения, которая была раньше. Плюс - ввести обязательное обучение танцу модерн и джаз-танцу. Ведь Россия в этом плане очень отстает от мира. Наши же училища сейчас заковывают танцора в определенные профессиональные рамки. А современный танец развивает координацию, танцевальное мышление.

-- Ощущаете ли вы сейчас себя новым балетным поколением, "не таким", как предыдущее?

Надежда: Да, мы новое поколение. К сожалению. Поколение Максимовой - Васильева было намного выше нас: они были драматическими актерами. А мы - только техники. Теперь мы гонимся за зарубежными странами по количеству туров, по растяжке. Сейчас в балете вообще требования к физическим данным мужчин и женщин стали одинаковы. Теперь как-то не учитывается, что первостепенная роль мужчины - быть сильным партнером балерине. Кроме того, раньше и балетный репертуар соответствовал раскрытию актерских способностей танцора. Были большие драматические балеты: "Легенда о любви", "Бахчисарайский фонтан". Хотя у Эйфмана сейчас в этом смысле получаются довольно интересные спектакли.

Денис: Мне кажется, что балетная молодежь теперь вообще над образом не работает. Я, например, видел Васильева в "Спартаке". Так я не знал, смотреть ли мне на его выражение лица или на технику. Задача нашего поколения - постараться вернуться на балетный уровень того "золотого" поколения.

Ведущая рубрики Инга МЕЛЬНИКОВА

Комментарии
Комментариев пока нет