Новости

Изменение рабочего графика затронуло входящее в группу "Мечел" предприятие "Уральская кузница".

Подозреваемая втерлась в доверие к пенсионеру и забрала деньги, которые мужчина планировал потратить на еду.

Часть ограждения и покрытия крыши были повреждены тающим снегом.

Пока центр функционирует в тестовом режиме.

На 26 февраля запланировано 50 развлекательных мероприятий.

Среди пострадавших – два несовершеннолетних мальчика.

Удар ножом он нанёс в ответ на попадание снежком в лицо.

Открытие автомобильного движения запланировано на 2018 год.

В Пермском крае осудили мужчину, который более полугода избивал несовершеннолетнюю.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Спасет нас только метеорит?

07.03.2009
Челябинский предприниматель Павел Рабин считает, что нынешний экономический кризис совсем не то, что мы о нем думаем

Айвар ВАЛЕЕВ

Челябинск

Точка зрения президента группы компаний "Р.Б." Павла Рабина на нынешний экономический катаклизм интересна по двум причинам. Во-первых, чаще всего мы слышим мнение власти или крупного промышленного капитала. Между тем голос малого и среднего бизнеса, в котором заняты тысячи людей только в Челябинске, как-то затерялся.

Челябинский предприниматель Павел Рабин считает, что нынешний экономический кризис совсем не то, что мы о нем думаем

Айвар ВАЛЕЕВ

Челябинск

Точка зрения президента группы компаний "Р.Б." Павла Рабина на нынешний экономический катаклизм интересна по двум причинам. Во-первых, чаще всего мы слышим мнение власти или крупного промышленного капитала. Между тем голос малого и среднего бизнеса, в котором заняты тысячи людей только в Челябинске, как-то затерялся. Что происходит здесь? Каковы масштабы драмы? Из чего состоит эта экономика и чем она живет в эти дни? Вторая причина, по которой нам было интересно услышать мнение Павла Рабина, - его кругозор. Некоторое время назад бизнесмен стал известен своими путешествиями по всему миру, но прежде - в Монголию, Китай и Индию. Знающие люди говорят, что эти экспедиции сильно изменили его мироощущение:

"А ему это не надо!"

-- Павел Беньяминович, вас нынешний кризис сильно пугает?

-- У Высоцкого есть: "Чую с гибельным восторгом: пропадаю, пропадаю!" Я понимаю, что это разрушение. Но оно и мощное оздоровление. Это переход к истинному, настоящему, прекрасному развитию. Настанет новая жизнь, возникнет новая система ценностей и взаимоотношений. А старая уйдет навсегда. Надо понимать, что речь идет не о циклическом кризисе. Привычные экономические теории вроде "волн Кондратьева" здесь ни при чем. Думать, что он пройдет и опять мы заживем так, как раньше, ошибочно. Это системный кризис. И вся система, основанная на нынешних финансово-экономических отношениях, будет разрушена. Это потянет за собой социальные и даже географически-политические изменения.

-- Поясните свою точку зрения.

-- Мы, люди, одинаковы на самом деле. Разница в наших приоритетах. Вектор жизни "золотого миллиарда" - максимизация потребления и выстраивание системы, которая обеспечивает эту максимизацию потребления. При этом мы расточительны в отношении своего главного богатства - планеты Земля. Выживут только те, кто ее сохраняет. А их больше. Китай, Индия и еще ряд стран живут по-другому. В результате частых и глубоких вхождений в их уклад я увидел, что им не нужно это безумное потребление. В той же Монголии есть тусовка, которая пытается очень наивно эти западные методы там внедрить. Но основная часть жителей - кочевники. "У тебя тут на участке есть золото, зачем тебе пасти свой скот?" А ему просто не нужно это золото! Да и никогда он не задумывался, чей это участок, просто здесь жили его предки семьями и занимались тем же, чем теперь он. У него есть осознание смысла жизни, которое заключается именно в растворении среди других живых существ. Это другая система ценностей. Главное - общее сознание, и часть этого сознания находится в каждом человеке. Суть человеческого опыта - освободиться от страданий. Если ты можешь больше, не только себя, но еще кого-то освободить, ты это делаешь, и это тебя возвышает. Вот и мы, я уверен, придем примерно к этому же. И то, что сейчас называют "кризисом", есть поворот к "духовному производству".

Тараканище

-- Все, что вы говорите, очень далеко от той официальной трактовки текущих событий.

-- Мы очень быстро и неожиданно столкнулись с ранее неизвестной ситуацией. Очень хорошо она описывается Корнеем Чуковским. Вот все "едут и смеются, пряники жуют". И вдруг появляется Тараканище. Что происходит? "Волки от испуга скушали друг друга". Они действуют по инерции, старыми методами. Зубы есть? Сделали, что умели, - съели. Правда, друг друга.

-- То есть общество, бизнес, правительство имеет какие-то рефлексы, и все мы пытаемся за счет их выкрутиться.

-- Бесполезно. Это не есть решение. И теперь уже правительство само в этом признается. Помните, как все было? Начался кризис. Первый рефлекс - найти виноватого: мы вошли в глобальную экономику, теперь мучаемся из-за этих паршивых американцев. Следующий вариант - "тихая заводь", "островок стабильности". У нас куча денег. Раздали. Оказалось, не тем раздали. И уже не хватает. Следующий шаг - девальвация рубля. Плавная, чтобы народ не успел все смести. Сожгли массу денег. Резервы уже не те, и они находятся в Америке. А там они могут в любой момент сгореть в гиперинфляции. Нас ждет падение и доллара, и евро.

-- Когда?

-- Думаю, очень скоро. И нашему правительству остался максимум год - его судьба будет связана с глобальными процессами. Беда ведь не приходит одна. Если в этом году будет нормальная погода и хороший урожай, то процесс немного растянется. А если будет плохая ситуация и зимой начнем голодать:

-- Еще и голодать?

-- А почему нет? Наше сельское хозяйство сегодня тоже зависит от глобальной экономики.

Есть два способа выхода из ситуации. Люди должны собраться, договориться, понять друг друга, найти способы децентрализации экономики. Нам надо понять, как отстроить новую систему финансовых отношений вместо нынешней спекулятивной банковской, уйти от монополярного мира.

-- Ну вот собиралась же так называемая мировая "двадцатка" - и ни о чем не договорились.

-- Потому что нет такого опыта у человечества, чтобы отпускать свое и отдавать кому-то. Но если люди не договорятся, возникнет другой способ: мощный катаклизм. Допустим, кто-то случайно нажимает кнопку и американские ракеты летят на Китай. 300 миллионов китайцев нет, вся промышленность разрушена. Или не ракеты, а, допустим, новый Тунгусский метеорит. После этого весь мир начинает помогать Китаю. И лет на 80 старая система возобновляется. Но это не будет решением системным. Это решение для какого-то числа людей. А настоящий выход случится тогда, когда мы, наконец, поймем, что у человека не два рта, что ему надо просто что-то производить, пользоваться, делиться, быть умелым, работящим, внимательным и добрым.

План на десятилетие

-- Кризис повлиял на взаимоотношения в местном бизнес-сообществе? Люди стали жестче или наоборот?

-- Мне кажется, что все-таки люди стали более солидарны. Есть ощущение, что происходящее не кому-то плата за грехи, а это всеобщая напасть и плохо будет всем. Вот один мой арендатор сейчас от меня уходит. У лопнувшего банка вместо своих денег сумел взять кусочек земли, ставит вагончик какой-то, не в Челябинске даже. И при этом он не обозлен, что я не могу снизить цену за аренду. Тут не до прибыли - просто вопрос выживания. Я понимаю, раз у меня объемы падают, надо сокращать людей. Но всеми силами стараюсь не делать этого. Даже не потому, что специалисты хорошие и потом я таких не найду. Это люди, с которыми мы вместе жили, не могу их выбросить на улицу, хотя реально многие уже не нужны, нет прежних объемов, задач.

-- Из чего состоит ваш бизнес сейчас?

-- Наш, так сказать, базовый бизнес - сдача в аренду помещений для малого бизнеса. Цены до последнего времени были значительно меньше, чем в среднем по городу. За "тучные годы" мы построили несколько домов, приобрели и подготовили к строительству участок земли под Магнитогорском. Но строить там уже не на что. А построенные дома закончили, но не можем продать.

-- Рестораны и кафе?

-- Общепит я давно уже не рассматриваю как бизнес. Сейчас в Магнитогорске на стадии запуска последний проект: уникальная ресторация "Наше все" с русской печью. Я выступаю как автор идеи, организатор, инвестор. Трачу и понимаю, что зарабатывать там не буду. Для меня важнее дать возможность людям почувствовать что-то настоящее.

-- В свое время у вас был фондовый отдел.

-- У нас была мощная структура. После крушения фондового рынка в 1998-м были большие потери, мы пришли к решению закрыть это направление.

-- А с тех пор соблазн наверняка возникал.

-- Один мой друг все это время работал на фондовом рынке. Он приходил и говорил: "Смотри, какие времена! Акции растут как на дрожжах". Он вложил полтора миллиона евро. Буквально в первой половине 2008 года показывал, что у него уже шесть миллионов. Теперь он этих миллионов, которые ему на бумажке показывали, не имеет. И никогда уже не будет иметь. Если сейчас он продаст весь свой портфель, этого не хватит, чтобы расплатиться с брокерами. Я удержался, поскольку вовремя пришло понимание, что это не есть правильный путь в бизнесе.

-- Сегодня в бизнесе есть те, кто кризисом прикрывается, не испытывая реальных проблем?

-- Конечно, есть. "Денег не платят, я тебе не отдаю". Но бывает, что денег и правда нет. Но долги-то все равно надо всегда отдавать. Если ты не можешь расплатиться, это не кризис виноват, а ты! Должен был соображать, что расплачиваться перекредитовываясь неправильно, надо зарабатывать. Кто-то пытается найти тихую гавань, например, увезти деньги за границу. На самом деле все эти попытки бессмысленны. Вообще сейчас деньги бессмысленны. Не знаешь, что с ними произойдет через день.

-- А что сейчас имеет смысл?

-- Конечно, есть смысл держать какое-то количество денег для обеспечения нормального стандарта жизни. Если денег больше - приобрести нечто такое, что бы грело тебя в ближайшие шесть-восемь лет. Если у тебя нет машины - надо купить, потому что иначе ты ее долго не купишь, а она тебе будет служить. Если нет дома, то не копи, а купи уже дом. Сделай ремонт. Или заплати за учебу детей вперед.

-- А почему вы говорите именно о восьми годах?

-- Это минимальное время, в течение которого будет совершаться поворот к новой экономике. Думаю, только через 10-12 лет начнется жизнь в новой системе, где будут новые возможности для реализации новых жизненных принципов.

Чет-нечет

-- Когда мы достигнем дна?

-- Это опять разное понимание происходящего. Во время прежних кризисов дно было видно сразу. А когда мы говорим о кризисе как о повороте, то дна нет. Поворот только начался, только началось осознание того, что с нами происходит. Самое трудное время, на мой взгляд, будет либо весна следующего года, либо его конец. Это зависит от многих факторов, вплоть до погодных. И от нашей способности остаться людьми, готовности понимать друг друга.

-- Вам понятно, как и почему ведут себя цены в России? Нам раньше говорили, почему растут цены, потому что росла цена на бензин. Сейчас цена нефти падает, а все дорожает.

-- Это как раз тот случай, когда огромное количество продавцов прикрывается кризисом и пытается удержать цены. Есть и объективные причины - у нас очень большая часть рынка связана с импортом. Но при этом покупательная способность людей снижается. Если человек хочет купить компьютер и уже отложил на него деньги, ты ему не объяснишь, почему компьютеры дорожают. Есть два выхода. Либо их просто не станет, либо они будут дешеветь.

-- А если говорить о товарах повседневного спроса?

-- Цены здесь однозначно привязаны к нефти. Цена на нее давно упала и держится на уровне 39-45 долларов. Но как бывает - распарился в бане, потом вылил на себя ушат воды и - не почувствовал. Вот сейчас похожая ситуация. Но страшнее - перспектива дефляции. Это означает, что промышленность будет еще падать. Пока идет вброс денег. Накидали, девальвировали рубль, у кого-то опять полное беремя этих бумажек. Но это не оживило ни спрос, ни промышленность. Появились какие-то госзаказы, что-то шевельнулось, на ММК вот вроде второй месяц немножко идет рост, но, говорят, скорее всего он кратковременный. Покупать никто не будет, а уже произведено. Цена может упасть ниже себестоимости:

С дефляцией бороться сложнее, чем с инфляцией. Дефляция означает остановку производства. Я каждую неделю бываю в Магнитке и с ужасом представляю, что может случиться, если встанет комбинат. В силу технологии после полугодового простоя заново восстанавливать его уже невыгодно. Легче построить новый - у других источников сырья, по другим технологиям и т.д. Если остановится ММК, умрет и жизнь в городе. А сейчас ситуация там на грани, чет-нечет:

-- Мы предпочитаем объяснять, почему растут цены, тому чтобы развернуться в сторону реального спроса. Яркий пример - рынок жилья.

-- Во всем мире аналитики говорят, что квадратный метр жилья должен стоить, как месячная зарплата. Тогда рынок будет работать. Сейчас цены значительно выше. В последние годы люди строили и покупали жилье на кредиты. Сегодня ни у первых, ни у вторых их нет. Рынок встал. У меня сейчас готово семь домов на Градском прииске, под которые я кредитовался. Предполагал по определенной цене продать. Сейчас это 30 тысяч рублей за метр. Снижать цену невозможно: нечем будет выплачивать кредит. А еще приходится тратиться на содержание домов, иначе они просто разрушатся. Поэтому думаем над другими вариантами, например о сдаче в аренду.

Так и во всей экономике. Возможности возникают, когда мы стараемся друг друга понять. От правителей до обывателей. Если нет - там, наверху, будут драться, полетят правительства, а здесь, внизу, сосед начнет грабить соседа. И тогда спасет нас всех только метеорит.

Комментарии
Комментариев пока нет