Новости

Дипломат скончался накануне своего 65-летия.

74-летнего пермяка подозревают в совращении школьницы.

31-летний Вадим Магамуров погиб в минувший четверг, 16 февраля.

Местный житель вступал с детьми в интимную переписку, после чего завлекал школьников к себе домой.

Переговоры Министерства строительства Пермского края с потенциальным инвестором замершего проекта прошли накануне.

По данным Минобороны, еще двое военнослужащих получили ранения.

Местный житель заметил пожар в доме у соседей и поспешил на помощь.

Уральские мужчины придерживаются творческого подхода в решении мобильных вопросов.

Есть и «зеленый подарок»: область выделила средства на завершение строительства очистных сооружений.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

"Маски-шоу" отменяются

14.03.2002
Налоговая полиция отказывается от "опеки" малого бизнеса и переключается  на расследование крупных налоговых преступлений

Одно из самых молодых силовых ведомств России - Федеральная служба налоговой полиции - в этом году отмечает свое десятилетие. О том, как проходило становление этой службы в нашей области, с какими проблемами она сталкивается, какие у нее планы на будущее и, наконец, какие сюрпризы готовит для нас, налогоплательщиков, мы попросили рассказать начальника Управления ФСНП России по Челябинской области Александра Титова.
- Александр Александрович, изменились ли за эти годы задачи налоговой полиции?
- По большому счету нет. Нашими задачами по-прежнему являются выявление, пресечение и предупреждение налоговых преступлений, коррупции среди сотрудников налоговых органов, а также защита инспекторов, полицейских и членов их семей от преступных посягательств. Так записано в законе.

Налоговая полиция отказывается от "опеки" малого бизнеса и переключается на расследование крупных налоговых преступлений

Одно из самых молодых силовых ведомств России - Федеральная служба налоговой полиции - в этом году отмечает свое десятилетие. О том, как проходило становление этой службы в нашей области, с какими проблемами она сталкивается, какие у нее планы на будущее и, наконец, какие сюрпризы готовит для нас, налогоплательщиков, мы попросили рассказать начальника Управления ФСНП России по Челябинской области Александра Титова.

-- Александр Александрович, изменились ли за эти годы задачи налоговой полиции?

-- По большому счету нет. Нашими задачами по-прежнему являются выявление, пресечение и предупреждение налоговых преступлений, коррупции среди сотрудников налоговых органов, а также защита инспекторов, полицейских и членов их семей от преступных посягательств. Так записано в законе. Однако подходы к их решению стали другими. Раньше основной упор делался на выявление налоговых преступлений. Сейчас - на их расследование и доведение до суда. Такие приоритеты в апреле прошлого года обозначил новый директор ФСНП Михаил Фрадков. В 2000 году за налоговые преступления в Челябинской области было осуждено 20 человек, в 2001-м - уже 52. На деле, думаю, их больше. Просто пока у нас нет четкого взаимодействия с судебными органами, и мы не знаем о точном количестве приговоров, вынесенных по "нашим" делам.

-- Известно, что налоговые преступления сложно выявить, тем более раскрыть. Какие схемы ухода от налогов сейчас существуют?

-- Схем очень много, и следить за ними действительно сложно. Иногда мы узнаем о налоговом преступлении слишком поздно, когда бюджету уже нанесен колоссальный ущерб и возместить его трудно. В прошлом году большое внимание уделялось неправомерному возврату НДС. По закону, когда продукция уходит за рубеж, экспортеры выплачивают НДС, который затем государство им возвращает. В последнее время родилось множество схем, связанных с лжеэкспортом. При этом фирмы получают неплохую налоговую компенсацию от государства, но свою продукцию за границу не отправляют. Обнаружить такие преступления непросто. Как правило, лжеэкспортеры представляют во все инстанции множество документов, подтверждающих их законопослушность. Мы можем бороться с ними только во взаимодействии с сотрудниками таможни и зарубежных спецслужб.

-- Кто больше грешит лжеэкспортом: крупные или мелкие предприятия?

-- У нас есть претензии и к тем, и к другим. Обычно крупные предприятия вовлекаются в заранее разработанные схемы, где всегда есть фирма-однодневка, которая после возмещения НДС благополучно исчезает. Для того чтобы отправить в суд материалы по лжеэкспортной схеме, надо выявить все ее звенья. А где прикажете искать фирму-однодневку? Неудивительно, что до суда в России доведено всего два уголовных дела по лжеэкспорту. Одно могу сказать наверняка: следы практически всех подобных преступлений теряются в Москве.

-- Какие еще крупные налоговые преступления вы расследуете?

-- В первую очередь, сокрытие налогов. Схемы разные, не буду их рекламировать. Скажу лишь, что во многом они появились из-за того, что у нас до сих пор НЕЛЬЗЯ ОБЛАГАТЬ НАЛОГОМ НЕУЧТЕННЫЙ ДОХОД. А ведь именно его мы и должны вскрывать, доказывать, что он был.

-- Что делать в такой ситуации?

-- С тех пор, как я пришел в налоговую полицию, все время твержу об одном и том же. Надо внести единственное изменение в законодательство - исчислять налог не только на доходы, но и расходы физических лиц. Допустим, я израсходовал за год восемь миллионов рублей, а официально заработал всего один миллион: Остальные семь якобы одолжил у друзей, родственников или взял в кредит в банке. Но ведь это из области фантастики. Я предлагаю с той части расходов, на которую нет документов, подтверждающих легальность ее происхождения, исчислять подоходный налог в размере 13 процентов и в безакцептном порядке его взыскивать. Больше ничего не нужно. Но пока в этом направлении делаются только самые первые шаги.

Несмотря на очевидные законодательные пробелы, мы все-таки раскрываем сложные налоговые преступления. В 2000 году возбудили уголовное дело в отношении руководителя ТОО "Желдорстрой" Владимира Кривоноса, который был обвинен в преднамеренном банкротстве собственного предприятия. Впервые в России уголовное дело по ст. 196 УК РФ дошло до суда и закончилось обвинительным приговором. Много дел возбуждается и в связи с уклонением от уплаты налогов иным способом. Так, бывший генеральный директор ЗАО "Промышленно-продовольственная корпорация" Александр Кирсанов был осужден на 3 года 6 месяцев условно за то, что его предприятие незаконно пользовалось налоговыми отсрочками. В ходе следствия выяснилось, что Кирсанов представлял в администрацию города Снежинска справки о наличии денег лишь на счетах в местных банках. Там находилось меньше двух процентов финансов предприятия. Тем временем 98 процентов благополучно лежали в "Лег-промбанке" (Москва). В результате таких махинаций только за один год ЗАО не уплатило налогов на сумму более 254 миллионов рублей. Возместить ущерб так и не удалось: деньги (более 528 миллионов рублей) были потрачены на удовлетворение потребностей предприятия.

-- Налоги не платят, как правило, умные, грамотные люди, хорошо знающие слабости наших законов. А кто сейчас работает в налоговой полиции?

-- Кадровый вопрос - для нас самый больной. С начала формирования налоговой полиции области ее состав дважды полностью обновлялся. Это связано, во-первых, с тем, что поначалу в полицию пришли люди из ФСБ, милиции, других силовых структур, имеющие большую выслугу лет. Они доработали до пенсии и ушли. Во-вторых, с очень маленькой заработной платой. Она практически не повышалась с 1996 года. Увеличивался только размер пайковых, но и он сегодня смешной - 20 рублей в сутки. На эти деньги офицера не прокормишь. Проблема еще и в том, что в последнее время увольняется много молодых людей. Они служат у нас до 27 лет, пользуются отсрочкой от армии, приобретают опыт и подаются на вольные хлеба в коммерческие структуры, где им платят очень хорошие деньги. Правда, есть примеры и другого рода, когда уволившиеся сотрудники просятся обратно. Раньше мы к этому очень негативно относились. Но в 2001 году одного офицера приняли обратно, причем в то подразделение, из которого он ушел.

-- Не опасаетесь, что под видом новичков к вам могут проникнуть "агенты" коммерческих структур?

-- Мы тщательно проверяем всех своих сотрудников. Этим занимается отдел собственной безопасности. Сказать, что выявили двурушников, не могу. А вот сотрудники, которые превышали служебные полномочия из корыстных побуждений, были. Если с 1994 по 1999 год был осужден лишь один налоговый полицейский, то в прошлом году свободы лишились уже три человека из нашего управления. К таким сотрудникам мы относимся очень негативно, никогда не пытаемся их защитить. Вообще в последние два года попыток подкупа полицейских стало больше. Одно радует: угроз в их адрес поубавилось (стучит по дереву). А раньше полицейским не только угрожали. Их избивали, поджигали квартиры.

-- По каким критериям отбираются полицейские?

-- Основные требования - отсутствие судимости и желание служить в налоговой полиции. Обращаем внимание и на физическую подготовку.

-- Знаю, вы возглавляете областную федерацию каратэ: Сами занимаетесь этим единоборством?

-- Нет: Восточными единоборствами у нас владеют бойцы специализированного подразделения службы физической защиты. Я же выполняю в основном функции судьи-организатора (смеется). Очень доволен тем, что в прошлом году нам удалось создать единую областную федерацию каратэ, примирить две ее расколовшиеся ветви. А сам я люблю играть в волейбол. Когда учился в институте, занимался самбо. Имею второй разряд.

-- В налоговой полиции много женщин?

-- Много. Понимаю, к чему вы клоните: Но они в основном работают в отделах документальных проверок и экспертиз, так что физическая защита им не требуется.

-- Пытаются ли использовать налоговую полицию в своих целях различные финансово-промышленные группы? Как вы этому противостоите?

-- Мы этому не противостоим. Наоборот, приветствуем! (Улыбается). Когда ко мне на прием приходят представители той или иной "олигархической" группы и открытым текстом говорят: "Нас "сдали" конкуренты" - я отвечаю: "Ну и что". Если вы совершили налоговое преступление - значит будете нести ответственность. Если нет, пострадают те, кто вас "сдал". Другое дело, что на мелочевку мы никогда не станем размениваться. На чьи-либо просьбы, пусть даже очень влиятельных людей, просто провести проверочку какого-нибудь "нехорошего" предприятия всегда отвечаем отказом. При этом активно работаем со всеми своими информаторами. С 1998 года в управлении действует телефон доверия, куда стекается вся подобная информация. Правда, в последнее время мы получаем в основном не устные, а письменные "сигналы".

-- А чиновники оказывают на вас давление?

-- Не помню ни одного случая, чтобы мне позвонил кто-то из областных чиновников и попросил об "услуге". Безусловно, я общаюсь и с губернатором, и с его заместителями. Единственная просьба, с которой они ко мне обращались, - действуйте строго в рамках закона, без неоправданного применения силы, масок-шоу и так далее и доводите свои дела до логического завершения.

-- Значит, от "масок-шоу" вы окончательно отказались?

-- Окончательно (смеется). Как известно, 2002 год президент определил как год поддержки мелкого предпринимательства. Мы, в свою очередь, тоже постараемся сделать так, чтобы малый бизнес вздохнул свободнее, не будем докучать ему проверками. Основное внимание, как я уже говорил, будет приковано к расследованию крупных налоговых преступлений, нанесших большой ущерб бюджету. Иными словами, в этом году налоговая полиция будет работать "по-крупному".

Сергей КРАПИВИН

Комментарии
Комментариев пока нет