Новости

Неизвестные злоумышленники вырубили ивы и вязы по адресу: улица Захаренко, 15.

Пассажир отечественного авто погиб на месте.

Через несколько секунд после появления звука ломающихся кирпичей, труба с грохотом рухнула прямо перед подъездом.

Скопившийся мусор загорелся, огонь тушили несколько дней.

Гости высоко оценили качество реализации и масштаб проекта по воссозданию оружейно-кузнечных объектов.

Спортсмены, судьи и тренеры принесли торжественную клятву о честной борьбе.

Стайка поселилась в пойме Тесьминского водохранилища.

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Рахманинов - моя самая сильная любовь

19.03.2009
В Челябинске выступил с концертом и провел занятие со студентами всемирно известный пианист Николай Луганский

Масштаб игры Николая Луганского и скромность, с которой он держит себя в моменты, когда пальцы не касаются клавиш, поражают. Критики по праву называют Луганского одним из самых выдающихся пианистов современности, но звездной болезни и расслабленности, присущей некоторым музыкантам, получившим мировое признание, у него нет. К этому пианист призывал и студентов на мастер-классе в Челябинской академии культуры и искусств, состоявшемся на следующий день после концерта.

--  Вы очень легко схватываете общее эмоциональное состояние, - говорил он студенту Василию Подлесных. - Видимо, вам знакомо ощущение сцены - это замечательно.

В Челябинске выступил с концертом и провел занятие со студентами всемирно известный пианист Николай Луганский

Масштаб игры Николая Луганского и скромность, с которой он держит себя в моменты, когда пальцы не касаются клавиш, поражают. Критики по праву называют Луганского одним из самых выдающихся пианистов современности, но звездной болезни и расслабленности, присущей некоторым музыкантам, получившим мировое признание, у него нет. К этому пианист призывал и студентов на мастер-классе в Челябинской академии культуры и искусств, состоявшемся на следующий день после концерта.

-- Вы очень легко схватываете общее эмоциональное состояние, - говорил он студенту Василию Подлесных. - Видимо, вам знакомо ощущение сцены - это замечательно. Но тщательная работа присутствует в меньшей степени. Возьмите тетрадку и попробуйте записать в нотах Пятую сонату Скрябина. Без рояля.

С Олей Добриковой, исполнившей Вторую сонату Рахманинова, Николай Луганский поделился затаенной болью.

-- Долго играл вторую редакцию этой сонаты, а с первой познакомился очень поздно и очень об этом жалею. Во второй редакции выброшена масса великой музыки. Здесь сыграла роль безумная, почти нездоровая требовательность к себе Рахманинова. Это глубокое заблуждение, что если что-то сократить, то будет легче слушать. В первой редакции соната длиннее, и многое становится ясным. Я считаю, что каждый человек, играющий эту сонату, должен изучить обе редакции и вправе создать свою собственную.

Николай Луганский дал студентам академии много полезных советов и сам поиграл некоторые отрывки. Это было потрясающе: слушая студентов, он запомнил каждую сыгранную ими ноту. Его замечания выдавали знание особенностей стиля композиторов. После мастер-класса было общение, и один из первых вопросов - о малоизвестной сонате Яначека, которой Николай Луганский открывал концертную программу в зале Прокофьева. Известно, что сам Яначек одну часть сонаты сжег, две другие выбросил в реку Влтаву.

-- Я впервые услышал эту музыку 10 лет назад в исполнении замечательного румынского пианиста Раду Луку. Соната произвела на меня колоссальное впечатление. Мне эта музыка очень нравится, и в какой-то момент я ее решил сыграть.

Яначек мало известен в России, что даже странно. Трудно себе представить другого нерусского композитора, который с такой болезненной любовью относился к России и к русским сюжетам. Он написал много опер: "Катя Кабанова", "Записки из Мертвого дома".

-- Когда вы начинаете учить новые программы, к чему тянется ваша душа? Вот говорят: шопенист, скрябинист:

-- Я брукнерист ничуть не меньший, чем бетховенист. Очень люблю музыку композиторов, почти не писавших для рояля, и она мне ничуть не более чужая, чем музыка Шопена или Рахманинова. Может быть, Рахманинов - самая сильная любовь. Бывают моменты охлаждения, когда не очень хочется играть ту или иную музыку. С Рахманиновым такого не возникало, как, впрочем, с Шопеном и с Бетховеном. В следующем сезоне собираюсь играть музыку Альбениса и Гранадоса. Их в России почти не исполняли. Чем больше узнаешь музыки, тем яснее понимаешь: как же мало мы знаем и играем!

-- Как вы себя чувствуете в камерных ансамблях?

-- У разных людей страх сцены различный. Приятно, что Василий (Василий Подлесных, студент академии. - Ред.) играет новые сочинения и не чувствует животного страха. Это замечательное качество, его нужно в себе культивировать, прибавляя к нему чувство ответственности. У меня страх был всегда. Когда выходишь на сцену и остаешься один на один со своим страхом, это совсем не только положительные эмоции. А в момент игры с партнером, поддерживающим тебя музыкально и по-человечески, страха почти нет, остается только удовольствие музицирования.

-- В одной из статей вы высказывали не самое положительное отношение к конкурсам.

-- Когда один талантливый пианист играет Моцарта, другой - Прокофьева и одному ставят 23, другому - 24 балла, это абсурд. Лучший вариант - сыграл, победил и забыл, больше в этом не участвуешь. Сейчас в мире и в России популярность пианиста определяют другие факторы, и сказать, что они лучше конкурса, было бы смешно. От главного дирижера зависит, кто будет играть в городе, это вопрос личных симпатий. Конкурсная система все-таки гораздо объективнее, поскольку 95 процентов конкурсов - открытые мероприятия. Импресарио не обязаны считать, что первая премия лучше второй, у них есть свои уши.

-- Не хотелось бы вам попробовать себя в качестве дирижера?

-- Однажды я провел репетицию с оркестром и пришел к выводу, что это не мое. В профессии дирижера музыкальная составляющая меньше, чем в профессии любого инструменталиста, певца. Здесь нужно уметь управлять другими людьми. А для меня другой человек априори ровня. С таким отношением дирижер ничего не добьется. В процессе репетиции я видел смеющиеся глаза. Почувствовал, что не смогу добиться того, чтобы оркестрант перестал ухмыляться. А есть люди с талантами полководца или, как сейчас говорят, управленца.

-- Ваши дети занимаются музыкой?

-- Ни дочь, ни сын музыкой не занимаются, и меня это скорее огорчает, чем радует. Я сам не из музыкальной семьи и был уверен, что если в доме появляется инструмент, ребенок сам к нему бросается и начинает что-то подбирать. У моих детей не возникало желания подойти к пианино в свободное от уроков музыки время, и я понял, что это не их дорога. Со мной никогда не занимались вопросами технологии: как держать руку, что напрячь, что расслабить. Я думал, что поделюсь соображениями по этому поводу с детьми, но им это не нужно.

-- Но вы могли бы передать эти знания студентам.

-- Моя педагогическая деятельность в консерватории - такое же хобби, как коллекционирование марок или футбол. Я уделяю преподаванию полдня в месяц. Вообще этот вопрос не очень жизнерадостный. Играть в 20 лет на рояле несравнимо проще, чем в 30, а в 30 - гораздо легче, чем в 50. Но я все-таки надеюсь быть играющим пианистом и лет через 15.

Олеся ГОРЮК

Комментарии
Комментариев пока нет