Новости

Спортивный объект осмотрел глава Минспорта РФ.

Краснодарский край отметит 80-летие через 200 дней.

Хорошего вечера пожелал президент США участникам предстоящего мероприятия.

Неизвестные злоумышленники вырубили ивы и вязы по адресу: улица Захаренко, 15.

Пассажир отечественного авто погиб на месте.

Через несколько секунд после появления звука ломающихся кирпичей, труба с грохотом рухнула прямо перед подъездом.

Скопившийся мусор загорелся, огонь тушили несколько дней.

Гости высоко оценили качество реализации и масштаб проекта по воссозданию оружейно-кузнечных объектов.

Спортсмены, судьи и тренеры принесли торжественную клятву о честной борьбе.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Неделя в Балтике

27.03.2009
Шведы спрячут ОЯТ в гранитах на глубине 500 метров

Михаил ФОНОТОВ

Челябинск - Швеция

(Продолжение. Начало в номерах за 6, 13 и 20 марта 2009 года)

В Швеции все расходы, связанные с отработавшим ядерным топливом (ОЯТ), несут атомные станции. Но АЭС не стали каждая на свой манер возиться с ОЯТ. Они "сбросились" и организовали компанию SKB, на нее-то и взвалили все ОЯТовские хлопоты. SKB, в свою очередь, открыла Аспо.

Шведы спрячут ОЯТ в гранитах на глубине 500 метров

Михаил ФОНОТОВ

Челябинск - Швеция

(Продолжение. Начало в номерах за 6, 13 и 20 марта 2009 года)

В Швеции все расходы, связанные с отработавшим ядерным топливом (ОЯТ), несут атомные станции. Но АЭС не стали каждая на свой манер возиться с ОЯТ. Они "сбросились" и организовали компанию SKB, на нее-то и взвалили все ОЯТовские хлопоты. SKB, в свою очередь, открыла Аспо.

Аспо - это лаборатория. Подземная. Сосед АЭС - Оскархамн. Ученые здесь исследуют, как положить на вечное хранение ОЯТ в скальном грунте. Например, на глубине 500 метров.

Чтобы приступить к исследованиям в гранитном монолите на глубине 500 метров, надо туда спуститься. А чтобы спуститься туда, надо "всего лишь" прорубить тоннель.

Тоннель длиной 3,5 км для лаборатории прорублен. Точнее, пробит взрывами. Двумя спиралями с уклоном в 14 градусов он ввинчивается в гранитную твердь и "успокаивается" на уровне 500 метров.

Мы приехали туда на автобусе. В тоннеле просторно и вширь, и ввысь. Здесь светло и сухо. Воздух - не сказать что сосновый, есть в нем некий привкус, но дышать можно. Под ногами ровная полоса асфальта. Над головой прочный гранитный свод.

В разных отсеках тоннеля заложены разные опыты. Здесь все опытное. Мы постояли у желтой громадины - опытной машины на резиновом ходу, которую конструкторы и технологи обучают опускать в скважины медные капсулы, тоже опытные, весом в две тонны и высотой пять метров, с предполагаемым ядерным топливом.

Схема такая: из хранилища КЛАБ после 30-летнего пребывания в нем топливные сборки заключаются в герметичную медную капсулу, которую перевозят и опускают в подземное хранилище, которому имя KBS-3, и помещают в вертикальную скважину. Скважина наглухо заливается бентонитовым раствором, чтобы не оставалось свободного пространства (бентонит - особая, покупная, завозимая глина, которая, прежде чем отвердеть, разбухает и заполняет все поры). И так шесть метров скважина от скважины, в несколько рядов, стоймя, на глубине 500 метров будут "запечатаны" все, как подсчитано, 4500 капсул. И после этого весь тоннель будет закупорен бентонитово-щебневой смесью.

Значит, прощай навеки? Может, и навеки. Шведские ядерщики, по крайней мере теперь, так настроены. На тысячи лет. При этом не отказывают себе в удовольствии заинтриговать: может быть, дескать, минует даже очередной ледниковый период. Впрочем, ОЯТ - слишком дорогая смесь, чтобы так, раз и навсегда, отдать ее вечности. Шведы все-таки хотят найти для потомков подсказку - как в будущем, близком или далеком, извлечь ОЯТ из гранитного плена и воспользоваться заключенной в нем энергией.

В Швеции 280 муниципалитетов, или, точнее, коммун. Их спросили: хотели бы вы иметь на своей территории подземное хранилище KBS? Только 8 коммун из 280 ответили: да, хотели бы. Из восьми специалисты остановились на двух. Одна из них, между прочим, - Оскархамн. Не исключено, что подземная лаборатория Аспо, если исследования закончатся успешно, и станет хранилищем.

У нас была встреча с Рольфом Перссоном, чиновником коммуны Оскархамн.

-- У нас в Швеции, - сказал Рольф, - два уровня управления: правительство страны и 280 коммун. Коммуна - хозяин на своей территории, и она имеет право вето.

-- Территория нашей коммуны, - продолжил Рольф, - очень привлекательна. На ней расположены три ядерных реактора и хранилище КЛАБ. И мы убедились, что они не воздействуют на окружающую среду отрицательно. Поэтому мы готовы предо-ставить место и для хранилища KBS. Оно даст нам сотни рабочих мест. Это поддерживают свыше 80 процентов жителей коммуны. Но мы потратили много времени, чтобы добиться атмосферы доверия.

-- Атомная станция и хранилище, - сказал Рольф, - дают нам треть доходов. При этом 80 процентов доходов мы тратим на социальную сферу.

Я спросил Рольфа Перс-сона: может быть, другие коммуны вам завидуют?

-- К нам относятся по-разному, - ответил он. - Руководители коммун, наши соседи, видят преимущества и льготы, которые дает нам атомная энергетика. А люди... Чем дальше от Оскархамна, тем слабее поддержка. А за 30-40 километров от нас люди об этом и не думают.

Швеция не знала ядерных аварий и катастроф. Это - аргумент. Хотя и он не спас ее от иррационального страха перед силой атома.

Через несколько часов мы покинем Швецию. Она нам понравилась. Особенно Оскархамн. Не отделаться от ощущения, что этот тихий приморский городок смог уйти от бурь и натиска современного мира, что он обрел свою тихую мудрость и свой особый смысл. Но что можно понять в стране так, на глазок, за два дня?

На Швецию налеплен ярлык страны, в которой, по статистике, очень высокий показатель самоубийств. Да, от цифр никуда не деться, но им невозможно поверить: кто они, эти отчаявшиеся люди, которые сводят счеты с самим собой в этой чистой, улыбчивой, доброжелательной, старательной стране?

И Швецию умом не понять? Не понять ее, потому что она другая? Другая потому, что ничего не вы-ставляет наружу, а все держит внутри - внутри страны, города, усадьбы, дома, внутри себя? Потому что шведы очень одиноки?

Получилось так, что шведская актриса Кристина Андерсен прикипела к России. Она изучила русский язык, часто приезжает к нам, уже четверть века поет со сцены песни Окуджавы. В одном из интервью ее спросили о том, какие мы, русские.

-- Конечно, вы меняетесь, - отвечала актриса, - но я надеюсь, что вы никогда не станете такими, как мы.

О чем она, шведская актриса Кристина Андерсен?

-- Да, - объяснила она, - у вас не было внешней свободы, но была другая свобода, о которой мы давно забыли.

Но о чем она?

-- Вы живете труднее нас, - продолжала шведка, - и все же вы богаче. И я не хочу, чтобы "Вольво" стал для вас главной радостью жизни.

Нет, мысль Кристины только угадывается. Может быть, яснее выразилась французская актриса Анни Жирардо, пожив в Магнитогорске.

-- Здесь я не чувствую одиночества, - сказала она.

Может быть, все прояснится в словах президента Французской академии, знатока России Элена Каррера д'Анкоса, который того мнения, что на Западе "люди в большинстве своем абсолютные эгоисты"?

Ирина Шнитке, жена композитора, после нескольких лет жизни в Гамбурге высказалась понятнее:

-- Если для вас самое главное - материальные удобства, то нужно жить на Западе, а если вам нужно духовное общение, то вы там жить не сможете.

И все-таки Оскархамн нам понравился.

Комментарии
Комментариев пока нет