Новости

Есть и «зеленый подарок»: область выделила средства на завершение строительства очистных сооружений.

Власти Кудымкара пока не знают, как будут обеспечивать жителей питьевой водой на время отключения водоснабжения.

Подрядчика для ремонта крыши определит аукцион.

Испекут блины, посоревнуются, поздравят мужчин с 23 февраля.

Вместо 12 месяцев на посту парень может провести два года на нарах.

На базе местного НИИ травматологии и ортопедии планируется открыть еще один нано-центр.

Найден таксист, который превратил своего пассажира в Шрека.

В Омской области неизвестный своим автомобилем травмировал женщину.

Коуч сибирских хоккеистов Андрей Скабелка подал в отставку.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Марат ФАЙРУШИН: "Хочу, чтобы все меня знали"

27.03.2002

Не т@кие?
Молодое поколение в искусстве
Еще лет десять назад студент-музыкант во время учебы особо и не думал, где будет работать потом. Все тогда решало привычное распределение. Это было не хорошо и не плохо. Просто сейчас - по-другому. Нынешнее поколение молодых музыкантов изначально стоит перед непростым выбором.

Не т@кие?

Молодое поколение в искусстве

Еще лет десять назад студент-музыкант во время учебы особо и не думал, где будет работать потом. Все тогда решало привычное распределение. Это было не хорошо и не плохо. Просто сейчас - по-другому. Нынешнее поколение молодых музыкантов изначально стоит перед непростым выбором. Или во время студенческой жизни ребята должны неотрывно грызть гранит музыкальной науки и лишь потом пытаться найти себе хоть какую-то работу. Либо уже во время учебы осваивать профессию. Причем чаще на достойном, отвечающем всем их требованиям рабочем месте. Второй вариант и выбрал сегодняшний герой нашей рубрики - юный флейтист Марат ФАЙРУШИН.

Мама Марата хотела, чтобы он играл на баяне, как она и его старший брат. Но сам Марат отдал предпочтение изящной флейте. "Это самый виртуозный инструмент", - объясняет он свой выбор. В 1993 году, услышав концерт камерного оркестра "Классика" под управлением Адика Абдурахманова, он одно время вообще не отрывался от флейты. И через некоторое время мама Марата отдала сына на учебу к самому Абдурахманову.

Сейчас 17-летний Марат учится у Адика Абдурахманова на втором курсе Челябинского высшего музыкального училища имени П.И. Чайковского. В 1998 году он получил Гран-при на музыкальном конкурсе "Уральские фанфары" в Магнитогорске, в том же году стал дипломантом Всероссийского конкурса молодых исполнителей на духовых и ударных инструментах, проводимого Челябинским музыкальным училищем. А в 2002 году на этом же конкурсе получил первую премию.

В прошлом году в столь юном возрасте Марат был принят в штат симфонического оркестра Челябинского академического театра оперы и балета имени Глинки в качестве одного из четырех флейтистов. А уже в январе 2002 года ему была доверена роль первой флейты в оркестре.

Сейчас Марат ощущает себя вполне самостоятельным молодым человеком. У него есть трудовая книжка, постоянная зарплата. Да и живет он не с родителями. Снимает вместе со своей девушкой комнату в общежитии. Однако семью Марат планирует завести разве что лет через пять-шесть. Не раньше. Профессиональный рост пока - на первом месте.

-- Как к вам относятся в училище? Возмущаются ли, что вы не полностью посвящаете себя учебе?

-- Относятся-то ко мне там хорошо. Правда, нередко приходится слышать и упреки, что на учебу я редко хожу. Педагоги считают, что главное для нас сейчас - не работа, а учеба. И, в принципе, они правы.

-- Что лично вам дает учеба и что - работа?

-- Работа дает опыт. И с ним я смогу потом без проблем играть в любом оркестре. Но и учиться мне бы сейчас тоже хотелось. Не успеваю только. На первом курсе я мог как-то подстраиваться под учебное расписание, ходить на занятия не со своей группой. Теперь же, когда я стал первой флейтой, мне нельзя пропускать в оркестре ни одной репетиции. А они проходят по утрам, как раз во время уроков. В единственный выходной в театре, в понедельник, я стараюсь наверстать пропущенные занятия. Кстати, я уже подумываю, чтобы после училища попробовать еще куда-нибудь поступить. В высшие музыкальные заведения Москвы или Питера. Но время покажет. Если у нас в театре все будет хорошо, будут какие-то заграничные поездки, я лучше останусь здесь.

-- А ваши сокурсники работают?

-- Нет, я - единственный. Некоторые говорят, что за такую зарплату не хотят работать. Да, есть и такие высказывания. Я когда пришел в оперный театр, для меня деньги были не главным. В 16 лет получить серьезную работу - это уже было для меня немаловажным. Кроме того, я вообще давно мечтал работать именно здесь. Помню, году в 1997 буквально каждый день ходил на спектакли в оперный. А потом мы с семьей уехали жить в Москву. Я там полгода отучился в Гнесинском училище. Однако нам просто не хватило средств оставаться в столице. Мы вернулись в Челябинск. Но мечтать о работе в нашем театре я не переставал.

-- Я знаю, вы уже давно участвуете в областных, всероссийских музыкальных конкурсах. Вам сейчас важнее они или все же некий карьерный рост в том же оперном театре?

-- Для меня сейчас самое время участвовать в подобных конкурсах. Может быть, конкурсы должны быть у меня и параллельно работе. Но никак не позже. Мне же не требуются для конкурсов специальные навыки работы, например, в ансамбле. Флейтисты там показывают в основном сольные программы. Я считаю, что к ним я уже готов. Кстати, на моей работе относятся к конкурсам с пониманием. На последний Всероссийский конкурс молодых исполнителей на духовых и ударных инструментах наш оркестровый инспектор специально меня отпустил на неделю с работы, чтобы я смог хорошо подготовиться. Потом, конечно, все пропущенные дни я отработал. И вообще, конкурсы для меня очень важны. Мое участие в них потом может мне пригодиться. Вдруг я когда-нибудь захочу на "заслуженного" подать:

-- Вы сейчас ощущаете себя успешным?

-- Думаю, да. Для меня успех - это, прежде всего, когда я доволен собой. И только потом - когда старшие меня хвалят. Например, в оркестр я сначала пришел на вторую флейту. Мне потихонечку стали доверять спектакли главного дирижера. И теперь, спустя год, меня уже назначили первой флейтой. Это, я считаю, мой личный успех.

-- О чем вы мечтаете?

-- Хочу, чтобы все знали меня. А еще мечтаю работать в хорошем оркестре и ездить за границу, чтобы зарабатывать деньги. Но сейчас для меня главное - творческий рост. А когда наступит предел этого роста? Думаю, года в 22-23. Тогда уже ничего не исправишь. А технику исполнения нужно вообще осваивать только до 18 лет. Гаммы, гаммы, гаммы: У меня, кстати, на это сейчас времени практически не хватает.

-- Можно, наверное, по ночам заниматься?

-- После спектаклей мне бы до дому дойти. У меня сейчас огромная нагрузка. Быть первой флейтой очень ответственно. После спектакля я - как выжатый лимон.

-- Чем же восполняете такие психологические растраты?

-- Я просто беру флейту и начинаю заниматься. Меня это успокаивает. В бессонные ночи читаю детективы. А еще люблю смотреть по телевизору футбольные и хоккейные матчи. Я ведь в детстве вообще мечтал стать спортсменом.

-- Насколько вы сейчас задействованы в оркестре?

-- Я играю в каждом спектакле главного дирижера. Это - "Кармина Бурана", "Золушка", "Лебединое озеро"... Недавно записывали гимн Челябинской области. Скоро с нашим новым дирижером Андреем Лебедевым буду играть "Полет шмеля" из "Сказки о царе Салтане". Партия там - довольно сложная.

-- В вашем репертуаре сейчас много нелегких для вас партий?

-- Нет, чего-то суперсложного очень мало. Есть большие сольные партии, например, в "Золушке". Но и они достаточно простые.

Иное дело - современная музыка. Мы с моим педагогом Адиком Абдурахмановым и его камерным оркестром "Классика" играли как-то концерт американской музыки, где был страшный ритм, диссонансы всякие. Но вот какая штука. Когда ты уже овладел таким сложным ритмом, классические произведения даются уже намного проще. В классике ведь важна, прежде всего, мягкость, музыкальность исполнения. А в современной музыке во главу угла ставится техника, умение играть в разном ритме.

-- Марат, есть ли у вас сейчас непререкаемый авторитет?

-- Конечно, это мой педагог Адик Абдурахманов. Он мне - как крестный отец. Мы ведь с ним уже лет десять. Я всегда прислушиваюсь к его мнению. И хочу быть похожим на него.

-- Как вам кажется, ваше поколение музыкантов отличается от поколения ваших педагогов? Вы "не такие", как они?

-- Я даже не знаю, как ответить на этот вопрос. Мы и такие, и не такие. С одной стороны, раньше молодые музыканты во что бы то ни стало хотели учиться в Москве или Питере. Для них было главной задачей получить хорошее образование. Сегодняшняя молодежь, мне кажется, такой непременной цели перед собой не ставит. С другой стороны, сейчас, как и тогда, у любого музыканта непременно должны быть музыкальные знания, голова на плечах. И еще, наверное, умение деньги считать.

Ведущая рубрики Инга МЕЛЬНИКОВА

Комментарии
Комментариев пока нет