Новости

Пожар в заведении "Юнона" произошел в воскресенье в полдень.

52-летний водитель припарковал старенькую "Тойоту" на горке.

Из-за инцидента движение  в сторону проспекта Энгельса оказалось частично заблокировано.

По данным Пермьстата, обороты заведений общепита резко просели.

Добычей безработного пермяка стали 5800 рублей.

23-летний Анатолий вышел из дома 10 февраля и больше его никто не видел.

В Арбитражный суд Пермского края обратилась компания "Росстройсервис".

В ближайшие сутки на территории края ожидаются снегопады и метели.

В ближайшее время жестокий убийца предстанет перед судом.

Отца двоих детей искали двое суток.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Зоя - Любовь комиссара

28.03.2002
Она была рядом с уральским писателем Василием Ганибесовым и в армии, и в тайге

Валерий ЕРЕМИН
Миасс

Недавно в краеведческом музее Миасса отмечали 100-летие со дня рождения советского писателя Василия Ганибесова, автора довольно известных в  30-х годах произведений "Эскадрон комиссаров" и "Старатели". Он родился в Миасском заводе, как тогда называли город в Золотой долине, в семье бедного смолокура. Подростком начал работать в оружейных мастерских Златоуста, куда его отвез отец в надежде, что старший сын поможет поднять младших детей. Смышленый и расторопный паренек при-мкнул к революционно настроенным рабочим, участвовал в митингах и забастовках. После революции создал в Миассе первый Союз рабочей молодежи, стал его председателем.

Она была рядом с уральским писателем Василием Ганибесовым и в армии, и в тайге

Валерий ЕРЕМИН

Миасс

Недавно в краеведческом музее Миасса отмечали 100-летие со дня рождения советского писателя Василия Ганибесова, автора довольно известных в 30-х годах произведений "Эскадрон комиссаров" и "Старатели". Он родился в Миасском заводе, как тогда называли город в Золотой долине, в семье бедного смолокура. Подростком начал работать в оружейных мастерских Златоуста, куда его отвез отец в надежде, что старший сын поможет поднять младших детей. Смышленый и расторопный паренек при-мкнул к революционно настроенным рабочим, участвовал в митингах и забастовках. После революции создал в Миассе первый Союз рабочей молодежи, стал его председателем. В гражданскую вел подпольную работу, сидел в тюрьме. После установления советской власти Василий - в Челябинске, заведует биржей труда. Здесь он вступает в партию и по ее мобилизации едет в Баку служить в Красной Армии...

О жизненном пути и творчестве писателя-земляка собравшимся в музее рассказали ребята из школы N 17 (их краеведческим поиском руководит учитель литературы Татьяна Баязитова), а также проживающие в Миассе родственники Ганибесова, его первый местный биограф Любовь Владимировна Шендрик.

В литературно-биографической композиции значительное место отводилось жене Ганибесова Зое Ивановне. В жизни самого писателя, а затем и в непростой работе его миасских биографов она сыграла весьма примечательную роль. Судя по письмам молодого красноармейца, Зоя была не просто его большой и единственной любовью, но и незримо присутствовала рядом во всех сложностях армейских будней. Своими письмами она поддерживала его дух, добавляла стойкости и терпения. В обстоятельных посланиях к жене будущий писатель наряду с горячими признаниями в любви дает подробнейшие отчеты о всех своих делах, быте, состоянии здоровья. Зоя Ивановна отправилась к мужу (политруку батареи, комиссару кавалерийского эскадрона), как только маленький сынишка готов был перенести многотрудный переезд. Шила на заказ и содержала своим заработком семью, когда с выплатой солдатского жалованья случались перебои.

Вот отрывки из писем Ганибесова.

"Я все время помню нынешнюю зиму. И меня в ней омрачало только то, что ты много работала и иногда жалела, что не осталась на Урале. Но я помню, что ты сейчас же подходила ко мне и любящими глазами смотрела мне в глаза. Я видел, Зоя, что ты меня тоже любишь. Родная, никто никогда тебя так любить и уважать не будет, как я". "Ты самая верная, родная, в тебе заключаются все мое счастье, радость, горе, тоска и надежды". "Ты не только моя жена, ты - мой товарищ, мой лучший друг". "Встаю с тобой в мыслях, работаю для тебя, отдыхаю с тобой". "Все существо мое занято тобою, я люблю тебя больше всей жизни, без тебя мне жизнь кажется бессмысленной. Я коммунист. Но я не стыжусь своей любви, ибо я не волен в ней". "Лоночка меня радует, ведь это плод нашей святой, чистой, без всякого городского разврата, ревности, клеветы - любви". "Во мне будь совершенно уверена, я тебе не изменю ни в коем случае. Женщины, будь они красивее тебя во много раз, меня не интересуют. Они мне чужие. Потому что Лоночка, мой сын - не у них, а у тебя, которую я люблю бессознательно".

Справедливости ради следует сказать, что непростая судьба военного (девять лет службы, с переездами) неоднократно испытывала их чувства - были обиды, подозрения, недоверие. Случались и длительные разлуки, а также и разрывы, но короткие. Взаимное притяжение всегда оказывалось сильнее.

Фотографии на стендах и рассказы участников литературных чтений рисовали образ красивой, энергичной, волевой и одновременно добросердечной, мягкой и приветливой женщины.

Она без особых возражений последовала за мужем в Вологду, а спустя несколько лет - и в Забайкалье, куда Ганибесова направили парторгом золотого прииска (этот период послужил материалом для романа "Старатели").

В книге челябинского литературоведа А. Шепелевой "Писатель-патриот" приводятся следующие воспоминания Зои Ивановны: "Мы жили в тайге, в зоне вечной мерзлоты. Обстановка была очень напряженная. Постоянно приходилось вести борьбу с японскими диверсантами и остатками белогвардейских банд. Часто среди ночи объявлялась боевая тревога. Ганибесов вскакивает, снимает винтовку и во главе вооруженного отряда преследует бандитов, которые алчно старались захватить золото. Неоднократно были покушения на жизнь парторга. Однажды пришло к нам в дом страшное горе. Мы потеряли единственного сына, одиннадцатилетнего мальчика. Вредители заразили речку Унду стойкой дизентерийной палочкой. Дети, в том числе наш мальчик, искупались в Унде и напились воды. Мы сделали все, чтобы спасти сына. Но все было напрасно. Всего за две недели схоронили на прииске 380 детей. Потом заражали скот сибирской язвой. Василий Петрович поднял на ноги всю округу, чтобы разыскать вредителей".

Зоя Ивановна, намного пережившая мужа, который погиб в гитлеровском концлагере в 1943 году, оказала неоценимую помощь миасской учительнице Любови Шендрик и ее ученикам в сборе материалов о Василии Петровиче.

-- Поиском сведений о нашем талантливом и мужественном земляке, зверски замученном в лагере смерти в Нюрнберге, - рассказывает Л. Шендрик, - мы занялись в конце 60-х годов. Списались с его женой Зоей Ивановной, жившей в Ленинграде, городе, где Василий Петрович вступил в Союз писателей и работал над романом "Старатели". Она встретила нас в аэропорту, помогла устроиться в гостинице, позаботилась об экскурсиях по городу, в музеи, о билетах в театры, а главное, предоставила ценнейший биографический материал. Организовала встречу в Доме литераторов с писателями, хорошо знавшими ее мужа. Перед отъездом пригласила к себе домой на чаепитие.

Зоя Ивановна не раз приезжала на свою малую родину - в Миасс. Останавливалась как у своих родных, так и у родственников мужа, которые все любили ее, восхищались ею. С удовольствием по просьбе учителей рассказывала на классных часах о Василии Петровиче, участвовала в подготовке передачи о нем по челябинскому телевидению, хлопотала об издании его книг на Южном Урале.

О ней, скоропостижно умершей и похороненной в Миассе, сохранились очень добрые и светлые воспоминания. Иные из них переросли в легенды, ставшие достоянием многих миасских семей.

Наряду с редким обаянием и внешней привлекательностью Зоя Ивановна удивляла природной живостью ума, огромным доброжелательством, готовностью услужить, поддержать делом и словом. В ее ленинградской квартире останавливались приезжавшие в город на Неве миасские учителя. Прекрасная портниха и модельер, она щедро одаривала родственников и знакомых своими изделиями. Когда тяжело заболела, до последнего момента старалась не быть кому-либо обузой, умирая, передала сбережения племяннице на свои похороны и поминки.

Несмотря на многочисленные предложения руки и сердца, она не выходила больше замуж, считая свою любовь к Ганибесову неизбывной и неповторимой. Хотя бы в чем-то похожего мужчину, способного любить ее так же, как Василий Петрович, она не встретила.

Автор выражает благодарность за помощь в подготовке материала старшему научному сотруднику Миасского краеведческого музея Г. Наумовой и племяннице Ганибесова В. Павловой.

Комментарии
Комментариев пока нет