Новости

Скопившийся мусор загорелся, огонь тушили несколько дней.

Гости высоко оценили качество реализации и масштаб проекта по воссозданию оружейно-кузнечных объектов.

Спортсмены, судьи и тренеры принесли торжественную клятву о честной борьбе.

Стайка поселилась в пойме Тесьминского водохранилища.

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Благодаря снимку космонавта Олега Новицкого.

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Наши на Севере

30.03.2002
Корреспондент "Челябинского рабочего" побывал в одном из вахтовых поселков

Сергей КУКЛЕВ
Сургут-Федоровск-Челябинск

Кому нужна тара?
В центре заснеженного Сургута, на проспекте Мира, стоит памятник - монументальный олень с раскидистыми рогами. Местные называют его "Памятник вахтовику":
С такой информации началось мое знакомство с людьми, которые по полгода не видят свою семью, зато вдоволь насмотрелись на заснеженные равнины и мутное северное солнце. Вахтовики, что тянет вас на тяжелую работу, на тюменские болота, к фанерным домикам, окруженным буровыми вышками, и кроватям, под которыми зимой не тает снег? Ответ прост: деньги. Ни для кого не секрет, что на Севере платят достойно и вовремя. Если это можно рассматривать как показатель, то в городе не увидишь пустых урн.

Корреспондент "Челябинского рабочего" побывал в одном из вахтовых поселков

Сергей КУКЛЕВ

Сургут-Федоровск-Челябинск

Кому нужна тара?

В центре заснеженного Сургута, на проспекте Мира, стоит памятник - монументальный олень с раскидистыми рогами. Местные называют его "Памятник вахтовику" :

С такой информации началось мое знакомство с людьми, которые по полгода не видят свою семью, зато вдоволь насмотрелись на заснеженные равнины и мутное северное солнце. Вахтовики, что тянет вас на тяжелую работу, на тюменские болота, к фанерным домикам, окруженным буровыми вышками, и кроватям, под которыми зимой не тает снег? Ответ прост: деньги. Ни для кого не секрет, что на Севере платят достойно и вовремя. Если это можно рассматривать как показатель, то в городе не увидишь пустых урн. Все они полны пивными бутылками: кому надо собирать тару, если и так немало способов заработать? Во время прогулок по Сургуту (температура в марте около -100 по Цельсию, ветер 15-20 метров в секунду) частенько приходилось видеть объявления: требуются, требуются. К примеру, нужны водители рейсовых автобусов и, соответственно, кондукторы. Зарплата водителя - 13-15 тысяч рублей, кондуктор получает 6-7 тысяч. Неплохо? А если учесть, что вахтовики, работающие в совсем не комфортных условиях, получают почти тысячу баксов в месяц, становится ясно, почему объявлений о приеме на работу "туда" в челябинских газетах бесплатных объявлений не найти. Хотя южноуральцев на Севере много. Больше, чем, пожалуй, украинцев, но меньше, чем выходцев из южных республик. Такого количества узбеков, таджиков, азербайджанцев, кроме как на Севере, не встретишь. Холодно, но привыкли и работают:

"СНГ"

В Сургуте я оказался почти случайно. Было, конечно, редакционное задание, были контакты, но ни малейшего представления о том, где же тут искать наших, южноуральцев. Тем не менее ранним утром поезд "Челябинск-Пурпе" остановился на сургутском вокзале и оставил меня, сонного и промерзшего, стоять в недоумении. Зная по рассказам, что центр вахтового мира находится на автовокзале, я отправился туда. О, автовокзал - это поэма. Чего стоят одни названия маршрутов: "супрр-разведка кусты", "субр-3 Канитлор", "НГДУ "бн" ЦДНГ-6 Карьяун", "сн цкрс-2 Я/лор". Народу тут тысячи. Стоят мужики и ждут, когда можно будет погрузиться в автобус и уехать куда-нибудь в "Я/лор". Главное предприятие, дающее хлеб вахтовику, называется "Сургутнефтегаз". СНГ сокращенно. Честное слово, когда видишь логотип СНГ на каждом углу, учитывая, что национальный состав вахты многообразен, как в старое доброе время, поневоле начинаешь переводить эти три буквы, как союз независимых государств. Так вот, сел я в один такой автобус с надписью "СНГ" на борту и закемарил. Проснулся уже на трассе. Веселые, скажу я вам, под Сургутом трассы. Мало того что на обочине снега по крышу, так еще северные "гаишники" придумали очень хитрую наглядную агитацию. Выглядит это примерно так: на четырехметровой высоты металлическую конструкцию взгромождается разбитая в аварии машина. Вся эта композиция сопровождается душещипательной подписью: "Водитель, не спеши, тебя ждут дома!" Естественно, машины выбираются изувеченные до неузнаваемости и заставляют водителя задуматься о бренности бытия:

Наши

Через два часа и семьдесят километров, вдоволь насмотревшись на разбитые авто, я оказался в поселке Федоровск, основанном на месте самого старого в области нефтяного месторождения. Поселок тот еще. Жилого сектора - минимум, зато сплошь нефтехранилища, гаражи, конторы и евроокна, которые тут не роскошь, а средство избавления от сквозняков. Зато ни одного магазина, где можно было бы купить спиртное. Впрочем, об этом позже. А пока наслаждаюсь пейзажем: насколько глаза хватает, плоско-плоско. Кажется, еще немного, и, как в примере с кораблем, уходящим за горизонт, из учебника географии, увидишь, что Земля - круглая.

Вот посреди этой равнины и трудятся человек 30 южноуральцев - небольшой земляческий оазис в многонациональном море вахты.

Про условия труда говорить не буду. Понятно, что на Севере холодно и работа не из приятных. Причем работа без всяких перспектив. Те, кто приехал сюда "на год-два денег на машину скопить", и через 20 лет продолжают упорно крутить гайки или мотаться по болотам в поисках новой порции "крови земли". Считается, что на вахте много пьют. Было дело, но сегодня, кроме чая и молока, выдаваемого за вредность, ни-ни. Дважды в день - проверка у медика на наличие запаха алкоголя. Плюс - увольнение за выпивку на работе. Все это делает "употребление" если не невозможным, то крайне нежелательным. Кому же хочется вернуться на "большую землю", где работодатели не стоят в очереди за 45-50-летними мужиками, а в лучшем случае платят им помесячно столько, сколько вахтовик зарабатывает за три дня. Поэтому самое печальное для вахтовика - потеря работы. И тут уже ничего не поделаешь - закон рынка. В Федоровске я встретился с ведущим инженером группы охраны труда управления электросетевого хозяйства Борисом Майоровым. Могучий человечище: широкие плечи, борода, в офисе, чуть в сторонке от принтера, - гиря-двухпудовка. Пригляделся, поговорил - и точно, наш, земляк из Южноуральска. Но уже "невыездной", на Севере 20 лет, привык, втянулся, получил должность, купил квартиру в Сургуте. Каждый день в семь утра на автобус, в пять вечера - домой на нем же. Говорит, что за годы работы несколько раз "объехал" Землю по экватору. По реестру у Майорова работает около полутора десятков челябинцев, миасцев и саткинцев. Нареканий не имеют, но:

-- Лет через пять самого понятия вахты не будет, - говорит он. - Сургут растет, народу становится все больше, так что будем привлекать свои кадры. Уже сегодня на нашем предприятии нового набора на вахту нет. Зачем нам приезжие? К тому же свои недовольны и постоянно говорят, что пора ввести равные условия труда для северян и вахтовиков:

Такому равенству - нет

Равные условия труда, к слову сказать, - это вовсе не то, о чем может подумать неискушенный читатель. Речь идет о том, что сегодня местный рабочий имеет 8-часовой рабочий день, а вахтовый вкалывает 12 часов в сутки. Казалось бы, идет справедливая борьба за права приезжих, однако, если сейчас сравнять рабочий день у тех и других и ограничить его восемью часами, все вахтовики бросят работу. Почему? Это не один из парадоксов Севера, а простая арифметика. С 12-часовым графиком приезжий может месяц работать, а потом месяц провести дома. 8-часовой рабочий день заставит его пахать без перерыва, постоянно оставаясь вдали от родных. Кто сможет такое выдержать, даже беря во внимание приличную зарплату? И так по количеству разводов семьи вахтовых рабочих уступают только семьям артистов, что и стало поводом окрестить бетонного оленя "памятником вахтовику".

Держатся мужики за рабочие места, пока есть возможность. Но почти все буровые сегодня принадлежат коммерческим компаниям, нашим и зарубежным, которые установили свои порядки. Вкалывать приходится не по две недели, как было раньше, а по месяцу. В свое время двухнедельному сроку вахты был свой резон: дальше в организме человека происходят необратимые изменения. В бригадном домике транспортного предприятия, где к моменту моего появления коротали вечера челябинец, самарец и слесарь откуда-то из-под Уфы, вода из крана льется странная. Подставишь кружку с остатками чая под струю с металлическим запахом, и через несколько секунд на дно густо ложится хлопьями черный осадок. Говорят, что у приезжих, особенно тех, кто на Севере не первый год, и зубы выпадают, и кости хрупкими становятся. Но там, где крутятся большие деньги, никому нет дела до медицинских проблем. Сказано, работать месяц - значит, так надо:

Одна из достопримечательностей Федоровска - общежитие, даже скорее просто: "общага". Живут тут около двух десятков южноуральцев и почти сотня приезжих из других областей. Живут в мире и согласии, поскольку про водку я уже говорил, а "нарушения женского порядка" исключены по причине того, что с 8 Марта можно поздравить только уважаемого возраста комендантшу. Рабочий день: к восьми на работу, в девять дома. Готовят сами то, что захватили с собой с "большой земли", умывальники-туалеты общие. Порядки - армейские: оставил на ночь на кухне кастрюлю с недоеденными макаронами, утром она окажется на улице. Рассказывали случай: в пересменку между вахтами двое из тех, кому уезжать домой, выпили на дорожку в своей комнатушке и полбутылки оставили в тумбочке. На другой день комнату заняли другие работяги, а тут проверка. Недопитый "пузырь" стал уликой. Не разбираясь, в чем дело, уволили четверых. В общем, правила жесткие:

-- А что делать, - говорит челябинец М., угощая занятым у соседей кофе. - В городе с моей специальностью и возрастом не устроишься, а семью кормить надо. Да еще и на пенсию пораньше выйду. Тяжело, конечно, и отношение к вахтовикам не то, что раньше. Я здесь уже почти 20 лет. Было-то: комсомольский порыв, как на БАМе, болота, комары, зато и денег платили побольше, и "южные" путевки давали. Теперь похуже, но с Челябинском в плане зарплаты все равно не сравнить:

Немалая зарплата складывается из премиальных и "северных", и к проблемам работяг добавляется еще одна: как довезти до дома наличность. Вахтовиков "бомбят" по-черному. В Сургуте - отслеживают на вокзале, а во время почти часовой остановки в Тюмени частенько в вагон залетает группа характерных молодцев. Могут в купе брызнуть газом из баллончика, могут применить кулаки. В итоге многие "северяне" демонстрируют женам сиротливо вывернутые карманы. Хотя зачастую сами же бывают виноваты: ну, расслабился после вахты, выпил, закусил, так зачем до беспамятства? Хорошо еще, что в последнее время зарплату перечисляют в банк, а рабочим выдают кредитные карточки. Остатки былой заботы о благополучии "последних из могикан" исчезающего племени вахтовиков: n

Комментарии
Комментариев пока нет