Новости

Стайка поселилась в пойме Тесьминского водохранилища.

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Благодаря снимку космонавта Олега Новицкого.

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Реабилитационную программу для спортсменов организуют в санаториях Сочи.

На Играх разыграют 44 комплекта наград.

Loading...

Loading...




Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Казенный угол

07.04.2009
Семья погорельцев из Аши отстаивает право на муниципальное жилье

Наталья УФИМЦЕВА

Аша

Прошел воду и огонь

Двухквартирный деревянный дом N 31 по улице Советской в Аше за последние семь лет перенес два больших наводнения, а в конце января еще и пожар. Наибольший урон стихия нанесла строению в 2002 году. Как рассказывает хозяйка квартиры N 1 Ульяна Винокурова, тогда уровень воды в комнатах поднялся выше подоконника, а снаружи поток бурлил едва не вровень с крышей. В 2005 году наводнение было слабее, но и оно сильно повредило строению. Нижние венцы бревен за два наводнения сильно подгнили, внутри дом поражен черным грибком.

Семья погорельцев из Аши отстаивает право на муниципальное жилье

Наталья УФИМЦЕВА

Аша

Прошел воду и огонь

Двухквартирный деревянный дом N 31 по улице Советской в Аше за последние семь лет перенес два больших наводнения, а в конце января еще и пожар. Наибольший урон стихия нанесла строению в 2002 году. Как рассказывает хозяйка квартиры N 1 Ульяна Винокурова, тогда уровень воды в комнатах поднялся выше подоконника, а снаружи поток бурлил едва не вровень с крышей. В 2005 году наводнение было слабее, но и оно сильно повредило строению. Нижние венцы бревен за два наводнения сильно подгнили, внутри дом поражен черным грибком. Стены отошли от пола на 10-20 сантиметров.

После первого потопа управляющая компания "Челябжилкомхоз" сделала косметический ремонт, смонтировала бетонные отмостки по периметру дома и установила новые наружные рамы. О замене нижних венцов сруба, подведении под дом фундамента (он стоит прямо на земле) никто не позаботился. А ведь только так можно было уберечь от расползания деревянное здание. Хозяева заливали цементную смесь между стенами и полом, но щели появлялись вновь.

Поскольку семья проживала в квартире по договору социального найма, жильцы имели право не только на авральный ремонт в случае стихийного бедствия, но и на текущий. Винокурова забрасывала городскую администрацию заявлениями, в которых жаловалась на гнилые стены, протекающую крышу, разрушающуюся печку, старую электропроводку. Требовала признать дом ветхоаварийным, провести соответствующую экспертизу.

Наконец, город отправил на улицу Советскую комиссию. Проверяющие ахнули. Никакой ветхостью и не пахло. Внутри дома за счет жильцов был сделан евроремонт: стильная отделка, двери из натурального дерева, душ, теплый туалет, кессонная канализация. Но это был только внешний лоск. В 2005 году в семье должен быть родиться второй ребенок, поэтому с сыростью и плесенью боролись хотя бы изнутри. На стены поставили стяжки, дыры забили цементом. Но скрытые под опалубкой бревна гнить не перестали. До июля в подвале дома, как правило, стояла вода, не таял лед. Сын, появившийся на свет за два года до первого потопа, не переставал болеть бронхитом, вызванным постоянной сыростью. Стала кашлять и новорожденная дочь.

Обращения в коммунальные службы не увенчались успехом. Ответы были односложными: в бюджете нет денег. В сентябре прошлого года Винокурова подала жалобу в прокуратуру Аши, где подробно описала состояние жилья и безуспешные хождения по инстанциям. Этот документ - единственный, в котором описана судьба дома. Переписка с коммунальщиками сгорела.

Пожар

С момента возгорания до заполнения дома ядовитым дымом прошли считанные секунды. Ульяна, готовившая детям ужин, услышала щелчок и треск на крыше. Выглянув в сени, увидела огонь, вырывавшийся с чердака. Попытки залить очаг водой оказались безуспешными. Схватив детей, завернутых с головой в верхнюю одежду, глава семейства Родион проскочил сквозь полыхающую веранду. Хозяйка дома и гостивший у нее брат, теряя сознание от едкого дыма, выбили стекла в дальних комнатах и выскочили наружу в чем были. Затем муж и брат бросились в соседнюю квартиру и вынесли на улицу беспомощную пожилую женщину-инвалида. Несмотря на помощь пожарных, в квартире N 1 сгорели документы, вещи, мебель. Полностью уничтожены огнем веранда и крыша, пострадала стена дома со стороны входа (наполовину обуглились бревна). В соседней квартире сгорели верхние перекрытия.

Дознаватель ОГПН, работавший на месте происшествия, установил: наиболее вероятная причина пожара - нарушение правил монтажа электроприборов. На чердаке была обнаружена скрутка алюминиевого провода с медным, что и привело к окислению и замыканию. Чьих это рук дело, сейчас выясняется. По словам Ульяны Винокуровой, проводку они меняли внутри дома до счетчика, а на чердак, где проходил кабель, попасть не смогли.

Жилье преткновения

Погорельцам во временное пользование была предоставлена квартира. Месяц тому назад их попытались из нее выселить. Вот как рассказывается об этом в заявлении, отправленном Ульяной в прокуратуру: "13 марта 2009 года без предъявления удостоверений с 9.00 до 12.00 представители администрации и городской управляющей компании, угрожая взломать двери квартиры, заставили их открыть. Затем вошли в квартиру с намерением выселить меня и моих несовершеннолетних детей, разо-брали мою мебель, вынесли мои вещи из комнаты. В 11.30 приехали представители администрации района и предъявили документы, подтверждающие право собственности Ашинского муниципального района на указанную квартиру. После чего представители администрации Ашинского городского поселения, не найдя объяснений своим действиям, покинули квартиру".

Кому принадлежит квартира N 1 дома N 7 по улице Озимина? Согласно федеральному закону N 131, жилищный фонд должен находиться в руках города. Как объяснил председатель комитета по управлению муниципальным имуществом Ашинского района Александр Рычков, процедура переведения этой двухкомнатной квартиры из района в город застопорилась. Есть и решение районного Собрания депутатов, и договор безвозмездной передачи квартиры, но одна из комнат обременена ипотекой.

Специалисты городской администрации добавили: чтобы отменить "обременение", нужна подпись бывшего хозяина, а он отбыл в неизвестном направлении. Потому Регистрационная палата не может оформить право на квартиру ее нового собственника - городского поселения.

Как считают в районной администрации, в отсутствие регистрации никаких операций с этим жильем город не имеет права проводить. Ни вселять, ни выселять, ни переводить квартиру в категорию временно-маневренного фонда, как это было сделано. Тем не менее район закрыл глаза на нарушения, поскольку погорельцам негде было жить. И вынужден был вмешаться, когда их стали теснить.

Кто право имеет?

В городской администрации пояснили: не будь квартира во временно-маневренном фонде, город не имел бы возможности предоставить жилье Винокуровым. Но дал только одну комнату. Вторую отвел соседке, такой же погорелице. Поэтому представители города и пытались освободить ее от чужих вещей и врезать замок. Не из квартиры попросили Винокуровых, а только из комнаты.

-- Если бы жилье было предо-ставлено семье не из временно-маневренного фонда, а по договору социального найма, стоящий в очереди на жилье первым оспорил бы это наше решение в судебном порядке. И выиграл бы процесс, - считает глава городского поселения Александр Решетников.

Казалось бы, ситуация прояснилась. Непонятно лишь одно: почему Винокуровым "на берегу" внятно не объяснили, что у них забирают только одну комнату? Для чего понадобилось шумное вторжение представителей городской администрации с выяснением отношений, закончившееся вызовом "скорой помощи" для матери семейства? Почему нельзя было уладить конфликт миром?

Кроме того, жилье временно-маневренного фонда предоставляется из расчета 6 квадратных метров на человека, а в квартире 28 квадратов. Семья из четырех человек не ожидала подселения, материальную помощь после пожара (12 тысяч рублей) потратила на ремонт обеих комнат (коридор и кухню отремонтировал муниципалитет). К тому же подселяемая женщина - инвалид I группы, она имеет право на отдельное жилье и не может проживать в коммунальной квартире.

-- Надо внимательнее читать документы. В договоре N 4 от 30 января 2009 года ясно указано, что Винокуровым предоставляется комната в двухкомнатной квартире. Город должен был решать проблемы обеих семей, пострадавших от пожара, - добавляет Александр Решетников.

Ульяна не удовлетворена таким ответом. Она спрашивает, почему в договоре о предоставлении ей временного жилья сказано, что оно дается в связи с капитальным ремонтом, а не с пожаром. Ведь погорельцы имеют право на получение жилья вне общей очереди. А их основательно обгоревший дом, как она полагает, ремонту не подлежит. С дырявого потолка льет вода, теперь гниют уже и верхние бревна, и пол. Что будет с их детьми, когда сопревшую коробку кое-как подлатают и они вернутся в сырое помещение?

Александр Решетников не согласен. Капремонт в данном случае предполагает снос дома до фундамента и возведение его заново. В настоящее время составляется смета на выполнение ремонтных работ, которую утвердит "Главгосэкспертиза".

-- При благоприятном стечении обстоятельств пострадавшее от огня строение будет восстановлено к концу нынешней осени, - прикидывает мэр.

-- Мало в это верится, - говорит Винокурова, вспоминая плачевный опыт "бодания" с коммунальными службами.

Не пришлось бы поднимать казенный угол из руин за свой счет. И не лишиться бы при этом временного жилья. Ведь по закону выходит, что семья живет в квартире на птичьих правах.

Комментарии
Комментариев пока нет