Новости

Плакат у участников марша изъяли сотрудники полиции.

Несмотря на случившееся, Касьянов продолжил участие в памятном мероприятии.

Сообщение о возгорании автомобиля поступило на пульт экстренных служб в 05:53 с улицы Буксирной.

Чп произошло минувшей ночью в доме по улице Голованова.

Из-за аварии на энергосетях электричество в домах пропало в ночь на 26 февраля.

С 27 февраля за проезд придется платить 25 рублей.

Спортивный объект осмотрел глава Минспорта РФ.

Краснодарский край отметит 80-летие через 200 дней.

Хорошего вечера пожелал президент США участникам предстоящего мероприятия.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Неделя в Балтике

10.04.2009
Дети Соснового Бора рисуют АЭС на фоне природы

Михаил ФОНОТОВ

Челябинск-Санкт-Петербург



(Продолжение. Начало в номерах за 6, 13, 20, 27 марта и 3 апреля 2009 года)

Уже поздно вечером подъезжаем к границе. Все, прощай, "Европа", прощай, Шенген.

И 15 минут не потребовалось, чтобы перейти границу Финляндии. Нам говорили "Добрый вечер", мы видели на лицах предупредительность и доброжелательность.

Дети Соснового Бора рисуют АЭС на фоне природы

Михаил ФОНОТОВ

Челябинск-Санкт-Петербург

(Продолжение. Начало в номерах за 6, 13, 20, 27 марта и 3 апреля 2009 года)

Уже поздно вечером подъезжаем к границе. Все, прощай, "Европа", прощай, Шенген.

И 15 минут не потребовалось, чтобы перейти границу Финляндии. Нам говорили "Добрый вечер", мы видели на лицах предупредительность и доброжелательность. Иначе нас встречали свои пограничники и таможенники. Все нам давали понять, что мы им в тягость, что им не до нас. Такое впечатление, что все спали и мы их разбудили. Толстая женщина не удосужила вниманием мое "Добрый вечер". Она долго тыкала пальцем в клавишу "зависшего" компьютера, потом чертыхнулась, с размаху грохнула печать на страницу моего паспорта и бросила его мне. И на том спасибо.

Быстро ли, коротко ли, но паспортный контроль мы прошли. Но отпустили нас не скоро. Оказывается, таможенник придрался к водителю нашего микроавтобуса. Только через полтора часа, одним глазом взглянув на наш скарб, человек в форме, отвернувшись, махнул рукой: пошли вон...

И мы, со вздохом облегчения, поехали.

Странно, но все изменилось. Даже лес за окнами автобуса - другой. То он стоял чистый, украшенный белыми снегами, сказочный, а после границы... Будто кто-то стряхнул с сосен снег - они стояли голые и унылые. А дорога... Темная, тряская, узкая - не разгонишься и не обгонишь.

Неужели Россия не может обустроить эту "демонстрационную" дорогу из Европы в свою северную столицу? Зачем же так отъявленно демонстрировать контраст?

В Россию возвращаешься с чувством обиды, горечи, беспросветности и негодования. Только и надо - проехать по этой дороге, чтобы поразмышлять на тему "они и мы"...

В Петербурге нас поселили в обшарпанной гостинице, которая не без сервиса, с ним, но сугубо отрицательным.

Утром, пораньше, чтобы успеть до часа "пробок", выехали мы в Сосновый Бор, где располагается Ленинградская АЭС, - на берегу Финского залива, в 80 км от Петербурга.

Может быть, теперь пора сказать о цели нашего, челябинцев, турне по Балтике. А цели-то вроде и не было. По крайней мере, Росатом даже не намекнул на то, что "там" смотреть и что "мотать на ус". После поездки мы ничем никому не обязаны.

Впрочем, можно догадаться, что "в уме" держалась уже едва ли не легендарная атомная станция, строительство которой у нас на Южном Урале все-таки предполагается. Посмотрев благополучные АЭС на берегах Балтийского моря, расспросив, как там атомщики общаются с общественностью, мы, наверное, должны были вернуться домой с багажом впечатлений, необходимым для общения здесь, со своей общественностью.

Что ж, пусть и так. Уж если строить атомную станцию, то, конечно, не втихаря и не вопреки. С общественностью надо разговаривать. Вот именно - уговаривать ее. Но одна общественность - в Каслях и Кыштыме, а другая - в Кизиле, в Бредах или в Аше. Радиус разный. Беспокойство тех, кто живет близко от предполагаемой АЭС, можно понять, но жителей южных и западных окраин вряд ли должны волновать "атомные" страсти.

Да, с людьми надо "возиться". Терпеливо (как в Балтике) отвечать на вопросы, приглашать в гости, водить, показывать. Не закатывать глаза от их "неучености". В конце концов, все мы в чем-то "темнота". Да, агитировать за АЭС разговорами надо, но лучший агитатор - сама жизнь. Ее доводы все слышнее теперь, когда Чернобыль уже в истории, когда улеглись страсти вокруг атомных секретов. Теперь настало время спокойного разума, а не буйных эмоций.

Именно потому, что АЭС - сооружение из ряда вон выходящее, такое грандиозное, такое модерновое и такое мудреное, что мало кому в мире дается, - на смену законному страху, может быть, придет законная гордость.

По статистике, в мире уже есть 435 блоков АЭС. Предсказывают, что к 2030 году их будет 1035. В том числе, может быть, четыре блока Южно-Уральской АЭС. Если ее начнут строить, то в 2012 году. И только через четыре года будет сдан первый блок. Все четыре блока удвоят производство электроэнергии в области.

На ЛАЭС - та же церемония переодевания, прохождения и контроля. То же стояние у "сердца" станции, у реактора, внутри которого нейтроны вдребезги раскалывают атомные ядра, "разбрасывая" их горячие осколки.

Кстати, сотрудник Ленин-градской атомной станции Валерий Аксенов написал для детей сказку о "Нейтрониусе, который живет в реакторе". Который, отдав всю свою энергию, расщепил ядро и погиб, но дал жизнь новым нейтронам, которые продолжили его дело.

В сказке так описывается работа атомной станции. "Юрка взял сосновую палочку и стал чертить на песке прямые линии. Получился прямоугольник.

-- Это реактор с графитовой кладкой. В графите вертикальные каналы. Вставим в канал тепловыделяющую сборку с ураном.

-- Стоп! - остановил друга Геха. - Что такое сборка?

-- Сборка собрана из 18 тонких тепловыделяющих элементов. Каждый элемент имеет оболочку из циркония. Внутри оболочки находятся таблетки из урана. В тепловыделяющих элементах происходит деление ядер урана и выделяется тепловая энергия.

-- Продолжайте, профессор, - благосклонно сказал Геха.

-- Для отвода тепла подадим в канал воду из барабана-сепаратора.

Юрка нарисовал рядом с реактором длинный цилиндр, подключил к нему насос и соединил насос с каналом реактора.

-- Вода поднимается вверх по каналу и нагревается до кипения. Получили влажный пар. Такой пар нельзя подавать в турбину. Соединим канал с барабаном-сепаратором, в котором влажный пар разделим на пар и воду. Теперь можно подать пар в турбину. Вот у меня турбина, ее вал соединен с валом электрического генератора. Пар вращает турбину, турбина вращает генератор. Вопросы есть?

-- Есть! - воскликнул Геха. - Можно ли управлять цепной реакцией?

-- Можно. В реакторе установлены специальные стержни с поглотителем нейтронов. Приподняли стержни вверх - мощность реактора увеличилась, немного опустили - мощность стала меньше".

Все АЭС такие, какими их рисует "профессор" Юрка: реактор - турбина - генератор - высоковольтка. Посетителей обычно ведут к реактору.

В книжке "Сказки Соснового Бора", кроме сказки о Нейтрониусе много других рассказов о "своей" станции, которые написали взрослые и дети. А рисунки - все детские. Так, Юля Сенина, 11 лет, нарисовала "Дружную семейку" - крупно: птенцы в гнезде и их родители рядом, а на втором плане - белые корпуса ЛАЭС с двумя полосатыми трубами. А Оля Слуцкая, 10 лет, изобразила лосика с мамой, они пьют воду из озера, а на горизонте - она же, атомная станция.

Дети Соснового Бора с ранних лет теряют страх перед станцией, на которой работают их родители.

Комментарии
Комментариев пока нет