Новости

Сейчас проходят смотры, соревнования и выставка «Мужчина–Воин–Охотник в различных этносах».

Приборы для замера выбросов могут появиться при въезде в столицу Южного Урала.

Мэр: «Гости должны запомнить курорт чистым и благоустроенным».

Ребенка с тяжелым переломом стопы экстренно госпитализировали на карете "скорой помощи".

Пугающую статистику приводит Пермьстат.

В регионе малый бизнес все активнее выходит на международные рынки.

Четыре тысячи билетов продано на южноуральский этап Кубка мира по фристайлу.

Сильный ветер, переметы и гололедица блокировали дороги Челябинской области.

На Южном Урале с размахом прогонят надоевшую зиму.

Мужчины проводят время ВКонтакте и Facebook, а женщины в Одноклассниках и Instagram.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

"Путевка в жизнь" по-российски

14.04.2009
19-летняя cирота из Магнитогорска осталась без средств к существованию

Куралай АНАСОВА

Магнитогорск

Жизнь 19-летней Юли Титаренко (имя и фамилия героини изменены) - сплошная череда предательств. Сразу после рождения ее предала мать, оставившая дочку в роддоме. Случившегося в первые четыре года жизни Юля уже не помнит. В четыре года ее удочерили. Поменяли фамилию, дату рождения, но сиротскую судьбу изменить так и не смогли.

19-летняя cирота из Магнитогорска осталась без средств к существованию

Куралай АНАСОВА

Магнитогорск

Жизнь 19-летней Юли Титаренко (имя и фамилия героини изменены) - сплошная череда предательств. Сразу после рождения ее предала мать, оставившая дочку в роддоме. Случившегося в первые четыре года жизни Юля уже не помнит. В четыре года ее удочерили. Поменяли фамилию, дату рождения, но сиротскую судьбу изменить так и не смогли. В подростковом возрасте приемная мать отчаялась найти контакт с девочкой и решила вернуть ее в детдом.

На суде она жаловалась на Юлю: бродяжничает, не слушается. Пока готовились документы, девочку поместили в психбольницу. После вынесения решения суда Юля жила в приюте, потом поступила в училище. Получила профессию штукатура-маляра. Как и многие сироты, нуждающиеся в жилье, она была временно прописана в общежитии на улице Панькова. Городские власти в порядке эксперимента выделили его под временное жилье для сирот, дожидающихся своей очереди на квартиры. Но социально не адаптированные и не приученные к самостоятельной жизни воспитанники детских домов и приютов превратили общежитие в настоящий притон. Вскоре оно пришло в такой непотребный вид, что жить там 18-летняя девчонка не могла.

Крик души

-- Мне дали временное жилье, - говорит Юля. - В двухкомнатной квартире поселили восемь человек, все сироты. Регистрацию по этому адресу мне дали на шесть месяцев. Через полгода я осталась на улице без жилья и прописки. Пошла в администрацию. Мне сказали: оплати долг за квартиру 4300 рублей и мы продлим регистрацию. Денег у меня не было, так как на работу без прописки не брали, но я оплатила долг. Когда пришла в администрацию с квитанцией о погашении долга, узнала, что меня не могут зарегистрировать по этому адресу, так как дом подлежит сносу. Мне посоветовали устроиться на работу и снять жилье. Я спросила, как быть с пропиской? Ведь без нее на работу не устроишься. Меня направили на улицу Менжинского, 1/1. (По этому адресу находится центр социальной адаптации, в народе именуемый "бомжатником". - Прим. автора). Здесь мне сделали регистрацию на три месяца - с 20 февраля по 20 мая. После этого я пришла в центр занятости, но мне сказали, что поставить на учет меня не могут: нужна другая прописка. Получается замкнутый круг. На работу не устроиться, жить негде. Пособий я никаких не получаю. Помогите, пожалуйста!

По кругу

Хрупкой Юлечке на вид не дашь и 17 лет. Она производит впечатление не по годам собранного и решительного человека. На встречу с корреспондентом "Челябинского рабочего" пришла в строгой светлой блузке, с кипой документов. Несмотря на то, что девушке не удалось найти работу и получить временное жилье, она не опускает рук.

В отделе опеки и попечительства городской администрации ответили: по закону сирота после достижения им 18 лет обладает всеми правами, как и обычные граждане. О своем будущем он должен думать сам. По словам начальника отдела Елены Толменевой, только если ребенок-сирота продолжает учиться на дневном отделении, он может претендовать на выплату пособий. И прочие льготы сохраняются за ним до окончания учебы.

Но Юля уже закончила училище, продолжать учебу дальше не стала. Единственное обязательство государства перед ней - предоставление жилья вне очереди. Но в связи с тем, что с 90-х годов деньги на приобретение жилья для детей-сирот из федерального бюджета не выделялись, то и среди льготников этой категории уже образовалась очередь.

В жилищном отделе мэрии только развели руками. Об этой проблеме они знают. Регистрация на улице Менжинского - крайняя мера, на которую приходится идти, чтобы ребята могли сохранить очередь на жилье.

-- Общежитие на улице Панькова привели в негодное состояние его обитатели, - говорит начальник жилищного отдела Елена Даньшова. - Здание подлежит капитальному ремонту и больше как общежитие использоваться не будет. Другого временного жилья в городе нет. Вопрос этот мы неоднократно ставили перед главой города, но выход пока не найден.

По данным администрации, в очереди на получение жилья Юля Титаренко - 386-я. Когда она обретет крышу над головой, не скажет никто. Но как ей быть: где и на что жить?

Комментарий правозащитника

О судьбе Юли стало известно после того, как она пришла на прием к депутату городского Собрания и пра-возащитнику Евгению Гончарову. Евгений Валентинович помог ей подготовить письма и заявления в прокуратуру.

-- Прежде всего, необходимо помнить о том, что по закону регистрация или отсутствие таковой не могут служить основанием для ограничения или условием реализации прав и свобод граждан, предусмотренных Конституцией РФ, - говорит Евгений Гончаров. - Поэтому Юлю обязаны поставить на учет в центре занятости. Меры помощи сиротам предусмотрены Федеральным законом N 159-ФЗ от 21.12.1996 года "О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей". В статье девятой "Дополнительные гарантии права на труд" говорится, что ищущим работу и впервые зарегистрированным лицам из числа детей-сирот выплачивается пособие по безработице в течение шести месяцев в размере средней заработной платы, сложившейся в области. Право Юли на получение данного пособия подтвердили специалисты органа опеки.

Хочется, чтобы все должностные лица, от которых зависит судьба Юли, подошли к решению ее проблем не формально. Существуют нормативные документы, их необходимо неукоснительно соблюдать. Но конкретный случай не вписывается ни в какие циркуляры. По закону Юля после окончания училища должна была получить положенное ей бесплатное жилье, затем устроиться на работу. А сейчас вокруг нее правовой вакуум. Из-под юрисдикции органов опеки она ушла после совершеннолетия. А другой организации, которая отслеживала бы судьбу детей-сирот, у нас просто нет. Государство, по сути, "умывает руки". Тот, кто понастойчивее, получит и жилье, и работу. Но в большинстве случаев ребятам идти некуда. Обратите внимание на географию временной регистрации Юли. Это 12-й участок, городская окраина, за многие годы завоевавшая дурную славу. Почему-то мы стараемся упрятать сирот подальше от глаз. В такой социальной среде до беды недалеко.

А кто-нибудь отслеживал, что происходит с жильем, которое с трудом, но удается "выбить" сиротам? Ребят уже после выпуска с училища "пасут", в буквальном смысле этого слова, ушлые риэлторы. И жилье уходит за бесценок, вчерашних детдомовцев обманывают.

Что касается средств, выделяемых городу на приобретение жилья для детей-сирот, то я на одном из заседаний городского Собрания уже обращал внимание мэрии на цифры в бюджете. Так, Копейску на эти цели выделено 8 миллионов рублей, а Магнитогорску - 16 миллионов.

В службе занятости

Звонок в службу занятости врасплох сотрудников не застал. Корреспонденту "Челябинского рабочего" ответила заместитель начальника Наталья Кривошеева.

-- Мы готовы поставить девушку на учет, - сказала Наталья Юрьевна. - Нам необходимо было проконсультироваться с областным управлением. Пусть приходит.

Уже после визита в службу занятости позвонила обескураженная Юля.

-- Не знаю, как мне быть, - сказала она, - Предлагают работу дворника за 4000 рублей. Я за эти деньги даже квартиру не смогу снять.

Что бывает с теми, кто отказывается от предложенных вакансий, мы знаем. Юля рискует попасть в разряд неблагонадежных соискателей. И вновь замкнутый круг.

Благие намерения: путевка в рай или в ад?

Можно много говорить о несовершенстве законов, сетовать на равнодушие чиновников. Но как сделать так, чтобы хрупкая, не защищенная никем и ничем девчушка вдруг обрела почву под ногами? Почему жизнь упорно выталкивает Юлю на обочину, несмотря на ее отчаянное сопротивление?

Сирота в нашей стране - явление даже не социальное. Корни его гораздо глубже. Они в нас самих. С каким шумом обсуждают на всех уровнях судьбу выпускников вузов и ссузов нынешнего года. Кризис заставляет пересмотреть сроки обучения. Великовозрастных отпрысков при живых мамах и папах готовы держать еще год на шее у государства, только бы избежать социального взрыва. Почему? Потому что за них есть кому заступиться. У них есть родные и близкие. А юной Юле некуда пойти. Как говорится, "негде голову приклонить". Даже положенное ей по закону пособие приходится выбивать всем миром.

Комментарии
Комментариев пока нет