Новости

Плакат у участников марша изъяли сотрудники полиции.

Несмотря на случившееся, Касьянов продолжил участие в памятном мероприятии.

Сообщение о возгорании автомобиля поступило на пульт экстренных служб в 05:53 с улицы Буксирной.

Чп произошло минувшей ночью в доме по улице Голованова.

Из-за аварии на энергосетях электричество в домах пропало в ночь на 26 февраля.

С 27 февраля за проезд придется платить 25 рублей.

Спортивный объект осмотрел глава Минспорта РФ.

Краснодарский край отметит 80-летие через 200 дней.

Хорошего вечера пожелал президент США участникам предстоящего мероприятия.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Ирина ИВЛЕВА: "Современный хореограф должен быть смелым"

10.04.2002

Не т@кие?
Молодое поколение в искусстве
Некий всплеск внимания к современному танцу в России произошел лет десять назад. За это время на фестивалях так называемого contemporary dance  весьма уверенно стали заявлять о себе российские коллективы, работающие в этом направлении. Появилось едва ли не новое определение - "хореограф современного танца". Именно эти люди взялись за "раззаконивание" традиций классических балетных постановок. Соответствие духу современности, импровизация, сотворчество хореографа и танцоров, синтез буквально всех видов искусства - вот ориентиры для деятелей "новой" профессии хореографа современного танца.

Не т@кие?

Молодое поколение в искусстве

Некий всплеск внимания к современному танцу в России произошел лет десять назад. За это время на фестивалях так называемого contemporary dance весьма уверенно стали заявлять о себе российские коллективы, работающие в этом направлении. Появилось едва ли не новое определение - "хореограф современного танца". Именно эти люди взялись за "раззаконивание" традиций классических балетных постановок. Соответствие духу современности, импровизация, сотворчество хореографа и танцоров, синтез буквально всех видов искусства - вот ориентиры для деятелей "новой" профессии хореографа современного танца. Сегодня - речь об одном из них. О молодом 25-летнем хореографе-постановщике челябинского детского ансамбля современного танца "Ракурс" Ирине ИВЛЕВОЙ.

Она пошла по стопам своей мамы, профессора кафедры хореографии и педагога по классическому танцу ЧГАКИ Людмилы Ивлевой. Окончив челябинский музыкально-хореографический лицей N10, Ирина продолжила образование в ЧГАКИ. В 1998 году получила диплом балетмейстера, преподавателя хореографических дисциплин. И после учебы стала преподавать в академии современный танец.

Но еще с юного возраста Ирина танцевала в детском ансамбле современного танца "Ракурс". Он появился десять лет назад на базе одноименного студенческого коллектива, которым тогда руководила ее мама. Позже Ирина начала ставить для этих детей, которым сейчас 13-16 лет, танцевальные миниатюры. В прошлом году в качестве хореографа-постановщика "Ракурса" Ирина стала лауреатом первого всероссийского фестиваля современного танца в Екатеринбурге. Кроме того, в 1997 и 1999 годах Ирина Ивлева была названа лауреатом нашего регионального конкурса балетмейстеров и Всегреческого хореографического конкурса, проходившего в 1999 году в Греции.

-- Конечно, для молодого хореографа сначала лучше поработать именно с детьми, - считает Ирина. - Но сейчас мне интересно и с детьми, и со студентами. С детьми, конечно, есть технические сложности: они дольше осваивают движения. Студенты более натренированы. Зато дети легче идут на эксперименты, что очень важно в современном танце. Правда, при работе в детском коллективе нужно уметь концентрировать их внимание. Но мне в этом смысле проще, ведь ко мне эти детишки относятся как к родной. Вообще наш коллектив изначально строился на хороших личностных отношениях. Иногда даже в ущерб технической стороне. Моя задача как хореографа - дать им технику, чтобы они потом смогли ездить на различные фестивали. Плюс создать дружественную атмосферу в коллективе. Хотя приходится выступать и в роли цербера. Но при этом я всегда говорю, что нужно разграничивать профессию и обычную жизнь.

-- Вы деспотичны в отношении своих хореографических идей?

-- Нет. Тем более что дети в "Ракурсе" достигли уже такого уровня, когда сами много интересных идей выдают. Современная хореография вообще предполагает сотворчество. Все предложения ребят я всегда выслушиваю и обсуждаю их вместе с ними. С моими идеями, кстати, поступаем аналогично.

-- Татьяна Баганова в "Провинциальных танцах", напротив, заявляет себя хореографом-индивидуалистом:

-- Знаете, а ведь "Провинциальные танцы" начинались тоже с сотворчества. Там поначалу было много балетмейстеров. И только когда пришла Баганова, все поменялось. Причем эти изменения, видимо, напрямую зависели и от ее характера. Я же пока веду себя иначе. Может быть, я к этому потом приду. У Татьяны ведь уже есть свой стиль. А я еще определяюсь. Например, раньше меня тянуло к неоклассике. Теперь интересен модерн.

-- Где вы черпаете информацию о современном танце?

-- В России профессиональное образование по современному танцу получить негде. Учебников очень мало. К тому же они только на немецком или английском. Остаются лишь семинары в Москве, Екатеринбурге, Новосибирске, Волгограде. Плюс различные фестивали и проходящие на них мастер-классы. Только у единиц есть возможность выучиться за границей. Вот почему современным танцем в России сейчас занимаются либо вообще непрофессиональные хореографы - Александр Пепеляев, например, либо сначала получают образование, к примеру, в нашей академии, где им дают основы классического и народного танца. И потом хореограф может переквалифицироваться на тех же семинарах. Долгий путь получается. Но, пожалуй, единственный. Я сама еще студенткой начала каждый год посещать подобные мероприятия в Москве, Новосибирске. А в прошлом году детишек из "Ракурса" впервые вывезла на первый всероссийский фестиваль современного танца в Екатеринбург. Они у меня там прямо на мастер-классах и занимались.

-- Есть ли определенная специфика работы балетмейстера в современном танце?

-- В классике существуют определенные законы постановки, которые в современном танце нужно разрушать. Здесь требуется больше смелости от хореографа. Появляется возможность соработы с танцорами. Детям, кстати, очень нравится импровизация. А для хореографа важно привести танцоров к полному освобождению.

-- Чем сейчас занимаются ваши однокурсники?

-- У нас очень многие ушли именно в современный танец. Идут преподавателями в школы. Сейчас ведь практически во всех челябинских школах искусств ввели специальные уроки современного танца. У наших студентов вообще много возможностей продолжить именно танцевальную карьеру. Они требуются во все театры, даже в оперный. Половина нынешнего пятого курса работает в современной хореографии. "Провинциальные танцы" в этом году пополнились четырьмя нашими студентами, Театр современного танца Владимира и Ольги Пона тоже взял нескольких человек.

-- Каковы ваши планы?

-- Я сейчас уже не смогу бросить все и уехать куда-нибудь, заняться, к примеру, своей танцевальной карьерой. В Челябинске у меня много работы. Нынешний первый курс в ЧГАКИ я планирую доучить до четвертого, ставить постоянно для них миниатюры, возможно, на фестивали с ними выезжать. При академии в этом же году создали школу современного танца, куда набрали детишек семи-восьми лет. Я им преподаю модерн. С "Ракурсом" в апреле собираемся на фестиваль современного танца в Саранск. А вообще хочется в Челябинске создать настоящую школу современного танца, где бы дети могли изучать contemporary dance в течение десяти лет. Кроме того, мечтаю создать театр, объединяющий детские и взрослые постановки. Но у меня нет цели быть там единственным хореографом. Там бы могли пробовать свои силы те же студенты ЧГАКИ.

-- Будет ли этот проект окупаемым?

-- Не знаю. Хотя зрителя ведь надо воспитывать. В Екатеринбурге с этим легче. У "Провинциальных танцев", у "Киплингов" там всегда есть зритель. Для Челябинска же это до сих пор остается проблемой. Конечно, важен элемент раскрутки. Родителей всех наших детей, которые у нас учатся, мы знакомим с современным танцем. Они потом рассказывают об этом своим знакомым. И так далее. Еще одно средство пропаганды - семинары. Недавно в Тюмени я преподавала современный танец взрослым хореографам, которые в свое время не получили эти знания.

-- Для вас имеет значение карьера?

-- Наверное, нет. Пока я подчиняюсь обстоятельствам. И пока, можно сказать, жизнь меня балует. А вообще творческая профессия не ассоциируется у меня со словом "карьера". Для нас важен момент настроения и предложения. Рассчитывать здесь сложно. Не должен стоять вопрос: семья или профессия. Необходима разумная середина.

-- Ваше поколение чем-то отличается от едва ли не первого поколения в российском современном танце, возникшего в 80-х годах прошлого века? Вы "не такие", как они?

-- В чем-то, может, и не такие. Наше поколение только начинало приобретать ту свободу в жизни и в танце. Но в нас в то же время воспитывали старые духовные ценности. Кроме того, наш институтский курс впервые стал работать в шоу. Мы в этом смысле первопроходцы. Однако мои нынешние студенты намного свободнее, чем были мы. При этом они и больше связаны с деньгами. Если нам предлагали где-то выступать, нам было важно, для кого и что мы будем показывать. И уж потом - сколько нам за это заплатят. А еще нынешнее поколение очень рано начинает работать, уже с первого курса. Это плохо, потому что они не накапливают определенной системы знаний, которая дается именно на первых курсах. С другой стороны, они получают необходимый опыт. К тому же сейчас больше возможностей стало: больше видеозаписей, фестивалей, даже поездок за границу. И это большой плюс нынешнего поколения современного российского танца.

Ведущая рубрики Инга МЕЛЬНИКОВА

Комментарии
Комментариев пока нет