Новости

По словам сына актера, Караченцов попал в аварию в Щелковском районе Подмосковья.

По предварительной информации, причиной ЧП стало короткое замыкание электропроводки.

Инцидент произошел около 14:30 около пешеходного перехода на перекрестке Комсомольского проспекта и улицы Пушкина.

42-летний Аркадий вышел с работы вечером 22 февраля, сел в автобус и пропал без вести.

От «Сафари парка» до набережной в районе санатория «Солнечный берег».

Смертельное ДТП произошло на автодороге Култаево-Мокино.

100 специальных станций для зарядки экологичных электромобилей.

Массовое побоище произошло в Советском районе города на Обской улице.

Для детей и подростков, победивших тяжёлый онкологический недуг.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Лечить или наказывать?

28.04.2009
Треть преступлений среди несовершеннолетних совершают дети с нарушенной психикой

Новита ЗАКАТОВА

Миасс

Что делать с теми, кто из-за нарушения психического развития в 9-13 лет совершает противоправные действия, за которые по причине малолетства их нельзя наказать по всей строгости закона? Жалеть и лечить? Я задумалась об этом после случая, произошедшего в одной из миасских школ.

"Любить, но не спускать"

на глазах у всего класса подросток ударил педагога по лицу. Потом спокойно вернулся за парту и продолжил экзекуцию уже устно - в форме нецензурной брани. Педагог получила сильную моральную травму пострашнее синяка на лице.

На следующий день хулиган пришел в школу героем.

Треть преступлений среди несовершеннолетних совершают дети с нарушенной психикой

Новита ЗАКАТОВА

Миасс

Что делать с теми, кто из-за нарушения психического развития в 9-13 лет совершает противоправные действия, за которые по причине малолетства их нельзя наказать по всей строгости закона? Жалеть и лечить? Я задумалась об этом после случая, произошедшего в одной из миасских школ.

"Любить, но не спускать"

на глазах у всего класса подросток ударил педагога по лицу. Потом спокойно вернулся за парту и продолжил экзекуцию уже устно - в форме нецензурной брани. Педагог получила сильную моральную травму пострашнее синяка на лице.

На следующий день хулиган пришел в школу героем. На переменке подбежал к одному из учителей, прижался, как котенок, спросил: "Вы меня любите?" Та даже растерялась: "Люблю... Но почему ты так поступил?" Мальчишка засмеялся в ответ.

Кто он - чудовище или несчастный человек, обиженный природой и потому не подлежащий наказанию? Говорят, у мальчишки неплохой интеллект, в классе он самый сильный. Но по поведению самый разболтанный. С выраженным чувством вседозволенности. Интересно, как на эту проблему смотрят учителя школы N 20, где имеется 13 коррекционных классов, а значит, и огромный опыт работы с "больными правонарушителями".

-- Неужели зарплата учителя обязывает терпеть абсолютно все? - интересуюсь у заместителя директора по учебной работе Татьяны Щелконоговой. - "Охранный диагноз" ребенка может привести к трагическим последствиям...

-- У нас таких детей немало. И жалко их, и нельзя спускать им выходки, выходящие за рамки. Все-таки, считаю, за подобные поступки надо наказывать. Как - большой вопрос. Но ясно одно: надо кардинальным образом менять систему воспитания в детских домах. Их сотрудники сегодня совершенно бесправны: не имеют права наказывать детей.

"Наказывать!"

Как сообщила старший инспектор группы по делам несовершеннолетних Северного отдела милиции УВД Миасса Ирина Дамм, у Димки богатое прошлое. За ним тянется шлейф деяний, признанных общественно опасными: неоднократно бил сверстников. Возбуждать против него уголовные дела не стали, поскольку на момент совершения общественно опасного деяния мальчик не достиг возраста, с которого наступает уголовная ответственность.

Несколько месяцев назад инспекция подготовила ходатайство в Миасский городской суд об определении пацана в Челябинский центр временного содержания для несовершеннолетних правонарушителей. Рассмотрев дело, суд пожалел мальчишку. А тот очень быстро "оправдал" оказанное ему доверие.

-- Проблема, по большому счету, не в конкретном Димке, а в распространенном явлении. Как вы думаете, только ли болезнь виновата в подобных случаях? - спрашиваю Ирину Федоровну.

-- Это и результат болезни, и понимание собственной безнаказанности. Таких детей у нас немало, и они опасны для окружающих.

-- Что же делать с ними: лечить, наказывать? Но как можно наказать больного ребенка?

-- В том-то и проблема, что почти никак. Таких детей следует определять в специальные коррекционные учебно-воспитательные учреждения закрытого типа. В Челябинске существует специальное заведение закрытого типа, но попасть туда может ребенок со здоровьем космонавта. Список ограничений огромен: от энуреза до психических отклонений. У нас же, как правило, дети больные. Вот и получается, что ночевать в подвале "больной" правонарушитель может, а спать на чистых простынях спец-учреждения - нет, третировать свое окружение он способен, а отвечать за свои поступки - нет. Существует практика, по которой в центр временного содержания для несовершеннолетних правонарушителей направляются дети, на счету которых два и более преступных деяний. Я такую практику считаю неверной: в центр надо определять, не дожидаясь повторных правонарушений. Ребенка это может "отрезвить". Должен работать принцип необратимости наказания.

-- Таких ребят надо наказывать и изолировать, в социуме они опасны, - делится своим мнением отец троих детей Иннокентий Трифонович Ю. - Учителю или воспитателю нужны рычаги воздействия на охамевшего ребенка, и это должно быть чем-то более существенным, нежели запрет на прогулку или двойка по поведению. Я не за рукоприкладство, а за восстановление справедливости в отношении тех, кто работает с трудными и больными детьми. А сейчас педагоги школ и детских домов абсолютно бесправны: зарвавшийся пацан в следующий раз может не ударить, а пырнуть ножом. Потому что уверен: все спишут на его болезнь. Но если он болен, надо определять в лечебницу. Совершил преступление - должен нести наказание. Тогда даже самый наглый или больной ребенок быстро сделает правильные выводы.

"Воспитывать трудом!"

-- Всех больных юных правонарушителей за колючую проволоку не упрячешь, - уверена специалист городского управления образования Татьяна Борисовна Анохина. - Что делать с такими детьми? Любить, начиная с семьи. С девиантным поведением дети не рождаются, ими становятся в результате негодного воспитания "девиантными" родителями. А вообще-то такие дети "заласканы" государством. В специализированном детском доме на 90 ребят приходится 114 сотрудников, то есть по полтора воспитателя на одного ребенка. У воспитанников такого детдома пятиразовое питание, хорошие бытовые условия, нянечки прибирают, повара готовят, воспитатели о досуге пекутся, педагоги - об индивидуальных занятиях, врачи глаз не спускают, государство приличные деньги на сберкнижку направляет - на будущее, оказывает содействие в трудоустройстве, обучении, решении жилищного вопроса. А что они умеют делать сами? С малолетнего возраста они знают свои права: закон на их стороне, и никто тронуть их не смей. А потому начинают злоупотреблять своим особым положением, третируют окружающих. Живут в светлом, теплом корпусе, столовая рядом, школа в двух шагах, спортплощадка. Однако на их территории вы не найдете хотя бы пары грядок, нет и каких-нибудь мастерских. Но ведь эти дети должны хоть что-то уметь делать своими руками: морковь вырастить, наволочку сшить! А у нас государство, выходит, своей чрезмерной заботой воспитывает иждивенцев. Чтобы потом от них плакать. Труд и еще раз труд, помноженный на разумную любовь, - вот лучшее лекарство, которое сможет "лечить" больных детей, склонных к правонарушениям.

Видеть в каждом своего ребенка

-- Очень трудную проблему подняли, - признается руководитель городского управления социальной защиты населения Геннадий Васьков. - Можно ответить так: ко всем детям, и особенно трудным или больным, склонным к правонарушениям, надо относиться как к своим. Что скрывать, так бывает не всегда, и ребенок это чувствует, в нем растет протест. Принято рассматривать эту проблему с точки зрения безопасности учителя, школьников, воспитателей и так далее. А надо бы с точки зрения ребенка, и без того обделенного природой, лаской и вниманием. Я против термина "трудотерапия", так как он предполагает принуждение. Правильнее вести речь об общественно полезном труде, прививать трудовые навыки ненавязчиво. Талант и находчивость должны проявить те, кто работает в спецучреждениях. Но важно не перегнуть палку. Легче всего выгнать "трудных" и больных из школы, но тем самым мы своими руками вытолкнем их в преступный мир. Нет единого рецепта, как нет и опыта, который можно было бы позаимствовать и сказать: теперь наши детишки будут здоровые, умные, правильные. К каждому нужен индивидуальный подход. Упечь ребенка за решетку проще всего, сделать из него нормального человека - вот задача каждого воспитателя.

Комментарии
Комментариев пока нет