Новости

Неизвестные злоумышленники вырубили ивы и вязы по адресу: улица Захаренко, 15.

Пассажир отечественного авто погиб на месте.

Через несколько секунд после появления звука ломающихся кирпичей, труба с грохотом рухнула прямо перед подъездом.

Скопившийся мусор загорелся, огонь тушили несколько дней.

Гости высоко оценили качество реализации и масштаб проекта по воссозданию оружейно-кузнечных объектов.

Спортсмены, судьи и тренеры принесли торжественную клятву о честной борьбе.

Стайка поселилась в пойме Тесьминского водохранилища.

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Нязепетровская ромашка

08.05.2009
Свое романтическое путешествие по жизни художница Анна Бутакова совершает с восторгом и благодарностью.

Свое романтическое путешествие по жизни художница Анна Бутакова совершает с восторгом и благодарностью.

Авторскую выставку, что проходит сейчас в челябинской галерее «Каменный пояс», художница не случайно назвала «Романтическое путешествие». Бывало, судьба наносила ей удары, но Анна Васильевна не держит ни зла, ни обид.

В ее мастерской холодно - видимо, худфонд экономит на отоплении. Однако растения по-летнему зеленеют. Молочай, когда-то привезенный ею из Индии крохотным отростком, вымахал под потолок. Не вянут букеты - свидетели недавнего юбилея хозяйки. Стену украшают портреты самых любимых и значимых в ее жизни людей: дочки, подруг, Анастасии Цветаевой, сестры великой поэтессы.

- Скажите, Анна, художниками рождаются или становятся?

- Наверное, и так, и так. Про меня нельзя сказать, что появилась на свет с карандашом в руках. Если сравнивать живописцев с цветами, то Леонардо да Винчи - гладиолус, он совершенство. Есть другие цветы и другие художники. А я - луговая ромашка, девочка из Нязепетровска. Школьницей ходила в кружок рисования. Когда наша семья переехала с Урала в Крым, увлеклась светописью. Розочки, пчелки, пейзажи, улыбающаяся мама... Свои черно-белые фотографические опыты бережно храню. После школы провалила экзамены в Севастопольский приборостроительный институт. Родители отправили в Челябинск, где старшая сестра уже училась в ЧПИ. Я поступила на факультет промышленного и гражданского строительства. Однажды в институте проходила выставка акварелей Ольги Петровны Проценко, нашего преподавателя начертательной геометрии. У меня душа расколыхалась. А она предложила:

- Если хочешь, можешь ходить со мной на этюды.

У нее дома я писала натюрморты. Одна акварель сохранилась: на тарелочке ложка с медом, а в нем словно огонек горит. Кроме того, меня приняли в секцию ручного мяча, я играла за команду факультета. А теоретическая механика и подобные дисциплины меня интересовать перестали. Экзамены за второй курс провалила. Уехала к родителям. Потом поступила на художественно-графический факультет Краснодарского пединститута, и счастью моему не было предела. Диплом защищала по теме «Автопортрет». Навсегда запомнила слова моего педагога Маликова Валентина Васильевича: «Никого не слушай, пиши, как чувствуешь». 13 лет посвятила портретному жанру. Меня к нему влекло ощущение неизбежности утекающего времени. Надо успеть запечатлеть человека, завтра он изменится, через год повзрослеет. А если вообще уйдет из жизни? В 1981 с двумя дочками, Марианной и Владиславой, переехала в Челябинск. В 1993 меня приняли в Союз художников.

- Вы ведь участница многих выставок.

- Я их не считаю. В Краснодаре состояла в молодежном объединении художников. На всесоюзную выставку отобрали мой «Портрет милиционера» - бравого усатого мужичка. Взглянуть бы: какой он теперь? А с портретом Леонида Леонидовича Оболенского получилось так. В 1988 году члены зонального выставкома прошли мимо него, и председатель сказал: «Даже смотреть не будем - никакого сходства». Пренебрегли и моим «Полосатым автопортретом», который потом купила Челябинская картинная галерея. Я в шоке: как, мои работы не достойны внимания людей? В то время в Москве проходила выставка «Портрет России». Я положила оба холста в мешок и села в поезд. Там приняли обе картины. «Пиши, как чувствуешь. Время рассудит», - вспомнила я слова учителя. Московские друзья рассказали, что портрет Оболенского был выставлен при входе. Так что это я его реабилитировала. Портреты, которые я пишу - это мое признание людей.

- Тяжелая работа?

- Для меня она самая главная в жизни и самое большое наслаждение. Рассветы еще будут, и цветы заново зацветут, а люди уходят. Как я любовалась режиссером Тенгизом Махарадзе! Красивый, породистый человек. Не сразу решилась подойти. Слава Богу, успела написать портрет. Теперь, когда его нет, Леночка, жена Тенгиза, говорит:

- Аня, благодаря тебе я каждый день могу говорить с ним.

Работая над портретом Наума Орлова, получила урок мастерства и нравственности. Порывистый, творческий, увлеченный человек. А у меня он романтичным получился. Как раз «Короля Лира» ставил. Весь пронизан вдохновением. Я попала в эту ауру и работала взахлеб.

Теперь или никогда

- На ваших картинах не только природа и люди Урала и России. Вы привозите художественные впечатления из Англии, Швейцарии, США, Индии, Германии, Турции и других дальних стран. Вам и бывалые путешественники могут позавидовать.

- Мои поездки возникают как бы случайно, хотя я уверена: ничего случайного нет. Ты получаешь то, к чему стремишься. Выстраивается цепочка закономерностей. В начале 90-х отправилась на выставку в Германию. Языками не владею, повезла туда видеофильм о себе, текст к которому по-английски записала переводчица Светлана Чиркова. Лет десять спустя Света привела ко мне в мастерскую одного англичанина. Посмотрев работы, тот от общества художников Англии пригласил меня на выставку в Лондон, объяснив, что я должна написать 12 уральских пейзажей: мол, британцы хотят видеть русскую природу. Обратно не привезла ни одной работы, их раскупили, правда, отнюдь не за большие деньги, зато с великим удовольствием.

Но первый раз в Англию меня позвал Норманн Воттон в 1997 году. Только потом узнала, что он психолог с мировым именем. Познакомилась с ним в Челябинском фонде культуры. Показала альбом с фоторепродукциями моих работ, среди них портрет Оболенского. Норманн так и впился в него глазами: видимо, зацепило. Видя это, я предложила:

- Хотите, напишу ваш портрет?

- Когда? Я ведь завтра уезжаю.

- Now or never! - воспользовалась я мизерным знанием английского. - Теперь или никогда.

В полночь поехали в мастерскую. Переводчик не выдержал, уснул. Пришлось изъясняться жестами. К утру я подарила Воттону готовую картину, еще сырую. Упаковали, а на таможне стали требовать документы и заставили распаковать. Норманн поставил портрет рядом с собой: мол, сравнивайте - похож? И ведь пропустили. Вскоре получаю от Норманна фото: большая гостиная, на стене старинные портреты его прапрародителей, рядом - результат нашего ночного бдения. Потом приходит открытка: мол, приезжай в Лондон и напиши портрет моей 89-летней мамы. Причина вызова имела такое влияние на сотрудников английского консульства, что визу сделали за два часа. Вместо одной недели я провела в Англии полмесяца. Написала портрет матушки Воттона, а также друзей этой семьи. Норманн возил меня по стране, ждал, пока я делала этюды в имении Байрона, в Стоунхендже...

Отпустите меня в Гималаи

- У этой поездки своя история. Она тоже началась в фонде культуры. Там в 1993 году познакомилась с поэтессой Наташей Рубинской. Она подошла с просьбой написать портрет сына Кости, увидев на выставке портрет Оболенского. Мы заговорили о людях того поколения. Я призналась, что мечтаю написать Анастасию Цветаеву. И слышу:

- Не проблема. Вот адрес, поезжай. Позвонишь в дверь три раза, тебе откроют. Заодно передашь от меня Анастасии Ивановне новую книжку Кости.

Я рванула в Москву. У Анастасии Ивановны были гости - потомок князей Вяземских Глеб Каземирович Васильев (увы, в апреле он умер) и его супруга Галина Яковлевна Никитина. Необыкновенные люди, как и сама хозяйка. Анастасия Ивановна что-то рассказывала, а я делала карандашные зарисовки. Они ей понравились, и я получила в подарок ее книгу с автографом: «Благодарю за внимание к моей старости». Ей было 98 лет. Потом гостила у нее еще несколько раз, делала другие наброски.

- Счастливая вы, Анна! С какими людьми общаетесь!

- А я сама искала этих встреч. Гималаи «случились» благодаря тому, что в Челябинск приехал Святослав Бэлза. Я его боготворила, программа «Музыка в эфире» когда-то помогла мне пережить тяжелую семейную ситуацию. Естественно, захотелось нарисовать своего кумира. Но он сказал:

- Нет времени, Аня, приезжай в Москву.

Вскоре поехала. Сижу, жду его около кабинета. В сумочке лежат кисти, маленький этюдник, краски, холстик скрученный. Слышу, мужчина, что напротив, говорит проходящей женщине: «Людочка, если бы ты умела готовить, я бы тебя взял в Гималаи». Та хмыкнула и дальше пошла. А у меня же образование учителя рисования, черчения и домоводства.

- Я умею хорошо готовить.

Он удивился. В этот момент появился Бэлза, и выяснилось, что мужчина - индолог Александр Сенкевич, он собирал экспедицию в Гималаи на праздник поклонения богов в долине Кулу. И ведь я туда попала!

Но прежде была встреча с поэтессой Риммой Дышаленковой. Тоже знаковый человек, есть у меня и ее портрет. Однажды заглянула я к ней, а она показывает приобретение - издание «Книга перемен». И говорит:

- Кидай монеты.

Выпадает мне «благоприятный переход через великую реку, важная встреча с великим человеком». А Римма сообщает, что едет в Аркаим по приглашению Здановича. Могла ли я с нею не поехать? Я там вообще не спала - пять этюдов за сутки. У меня один остался, три подарила, четвертый ушел в какую-то компанию, которая обещала помочь деньгами для поездки в Гималаи, да исчезла, и картина тоже. Заняла денег, поехала. Взяла с собой книгу об Аркаиме и в Индии отнесла ее в департамент археологии. У них были исследования предыдущего периода и последующего, а как раз одного звена не хватало, им стал Аркаим.

Стоило ехать в Гималаи. Оттуда я везла 48 килограммов груза: все свои профессиональные принадлежности и кучу холстов.

- Как бы выглядел портрет вашей судьбы и пейзаж вашей жизни?

- В виде мозаики. Каждая из моих картины - кусочек моей жизни, прожитой где-то, как-то, с кем-то.

Комментарии
Комментариев пока нет