Новости

Праздничные выходные на День защитника Отечества будут аномально теплыми.

С 23 февраля свердловские гаишники переходят на усиленный режим работы.

Если тенденция сохранится, руководство пересмотрит программу неполной занятости.

В местах компактного проживания возводятся жилые дома, детсады, школы и центры.

День защитника Отечества артиллеристы отметят салютом в Екатеринбурге.

Сейчас проходят смотры, соревнования и выставка «Мужчина–Воин–Охотник в различных этносах».

Приборы для замера выбросов могут появиться при въезде в столицу Южного Урала.

Мэр: «Гости должны запомнить курорт чистым и благоустроенным».

Ребенка с тяжелым переломом стопы экстренно госпитализировали на карете "скорой помощи".

Пугающую статистику приводит Пермьстат.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Наш Головницкий

08.05.2009
Александр Золотов написал книгу о первом скульпторе Южного Урала

Вышла книга о Льве Головницком. Называется "Причастность". Автор - Александр Золотов. Человек, который "имеет право" написать о Головницком, потому что был знаком с ним и даже дружен. Который способен по достоинству оценить такого художника, как Головницкий.

Александр Золотов написал книгу о первом скульпторе Южного Урала

Вышла книга о Льве Головницком. Называется "Причастность". Автор - Александр Золотов. Человек, который "имеет право" написать о Головницком, потому что был знаком с ним и даже дружен. Который способен по достоинству оценить такого художника, как Головницкий. И который носил в себе нравственный долг перед ним и который его, долг, исполнил. Спасибо ему. Спасибо за то, что его книга дает нам повод вспомнить о Головницком, поразмышлять о нем.

Александр Золотов свой долг исполнил, а все мы, челябинцы и южноуральцы, к сожалению, в долгу перед Головницким. Всего-то и нужно сказать ему: "Простите" и "Спасибо".

За что просить прощения? Есть за что. Стыдно читать некролог, некогда, в 1994 году, подписанный руководителями города. В нем обещано, что именем Головницкого "будет названа улица города". А улицы Головницкого в Челябинске нет. Забыли? Нет в Челябинске и памятника "Первостроитель" - гипсовый постоял и снесен, а бронзовый так и не отлит. А ведь Головницкий мечтал выставить на берегах Миасса в бронзе и камне едва ли не всю историю Челябинска, от закладки крепости до наших дней. Такая скульптурная галерея, может быть, стала бы уникальной достопримечательностью Челябинска. Увы, наш город не смог "вдруг" подняться так высоко. Не хватило ему чего-то.

Но у нас есть "Орленок", что, впрочем, мы тоже внятно не осознали. Часто спрашивают, почему на постаменте мальчишка. Мол, где же взрослые? Но взрослые здесь же - в одежде. От них шинель не по размеру, чьи-то ботинки, недетская папаха. Это скульптура о поколениях, по крайней мере, о двух. Однако не скажешь, что свою непреклонность Орленок перенял у старших, что отцы и деды воспитывали его в этом духе. Нет, он с нею вырос, сам впитал ее, так его воспитала сама жизнь. Взрослые и не хотели бы втягивать пацана в борьбу, но он ввязался сам. И погиб.

Кстати, кто казнил Орленка? Кто? Если здесь, где-то в Челябинске, то - Колчак. Кто же еще? Правда, теперь нас убеждают, что Колчак - хороший человек.

Трагедия Головницкого в том, что новое время как бы перечеркнуло его творчество. И, значит, его жизнь. Конечно, пережить такие обвалы непросто. Но если это и трагедия, то - внешняя, поверхностная. Творчество художника искреннего перечеркнуть нельзя. Более того, такое творчество способно объяснить и оправдать само время. То, что было в сердце художника, - это сплав правды, в котором ложь отторгается. А в мастерской Льва Головницкого не было места тому социальному заказу, который отвергало его сердце. Да, его творчество посвящено драме революционного преобразования общества, но не потому, что советская идеология это поощряла (далеко, однако, не всегда), а потому, что это было в жизни страны и в душе художника. Конечно, и Головницкий не имел полной свободы. И неизвестно, что изменилось бы в его творчестве, имей он ее. Наверное, он раскрылся бы полнее. Наверное, его реже посещали бы творческие кризисы, в которые он уходил время от времени. Не знаю, отказался бы он от такой высокой планки, как "отражать думы народа и его самосознание". Но с нас довольно того, что скульптор оставил нам. Вообще речь не о том, чтобы "пожалеть" Головницкого, защитить его. Он в этом не нуждается. Пусть не все реализовал он, что мог и хотел, - этого не добивался никто из творцов, - но то, что он постиг и чего достиг, - дай бог каждому. Как сказал один московский коллега, с него довольно было бы и одного "Орленка". Вот именно. Или одного "Тыла и фронта". Или одного "Пушкина". Или одной "Памяти".

Не будем торопиться с переоценками. Творчество Головницкого не приковано к одной эпохе. Может быть, только теперь наступают времена, когда оно обнаружит свою социальную энергию, когда в лицо "Орленку" подуют не прошедшие, а пришедшие ветры истории.

Лев Головницкий - первый скульптор Южного Урала. Первый, по крайней мере, в двух смыслах. И не ему, а нам необходимо его духовное присутствие здесь. Он наш, челябинский. Здесь родился, здесь работал и сюда вернулся навсегда. Хорошо бы создать в Челябинске какой-то центр Головницкого. Не знаю, есть ли люди, которые склоняются к чему-то подобному. Будем надеяться, что книга Александра Золотова о выдающемся скульпторе настроит челябинцев "изваять" некий "памятник" ему.

Михаил ФОНОТОВ

Комментарии
Комментариев пока нет