Новости

Автолюбилельница на Skoda Octavia сбила коляску с четырехмесячным малышом на улице Корепина.

По предварительной информации, возгорание могло стать результатом поджега.

Четырнадцатилетняя девушка два месяца назад ударилась во время катания с ледяной горки и жаловалась на боль в ушибленном суставе.

Оно сможет выпускать продукцию, которая сейчас закупается за рубежом.

Инцидент произошел в Петроградском районе города минувшим вечером.

Инцидент произошел минувшим вечером на Шоссе Космонавтов.

Деньги предназначались для оплаты коммунальных услуг.

Агрессивного наркомана задержали сотрудники Росгвардии.

Учитывались разные аспекты проживания в регионе.

Молодой человек четыре месяца находился в федеральном розыске.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Город металлургов выпускает словари

18.05.2009
Наверняка вы слышали, когда о ком-нибудь говорят «белый и пушистый». А откуда это пошло?

В Магнитогорском государственном университете вышел первый том Большого словаря крылатых слов и выражений русского языка.

Редактор и один из составителей издания Светлана Шулежкова живет и работает в городе сталеваров. Она проректор по учебной работе на заочном отделении МагУ. Учебники Светланы Шулежковой по старославянскому языку и истории лингвистических учений, изданные в Москве, признаны одними из лучших в России. Светлана Григорьевна — автор первой монографии по крылатологии — науке, изучающей крылатые единицы. В соавторстве с В. Берковым, В. Мокиенко, В. Хлебдой — ведущими лексикографами мира — магнитогорская ученая создала словари крылатых слов русского языка и русско-польский словарь крылатых единиц. Глядя на то, с каким уважением относятся к их научному руководителю ученые-слависты, аспиранты недоумевают: почему имя Светланы Шулежковой больше известно за рубежом, нежели в родном городе? Сама Светлана Григорьевна ни о чем таком не задумывается, называет себя ученым-любителем, искренне удивляется, когда обнаруживает к себе интерес прессы.

— Несколько лет назад я купила Большой словарь крылатых слов русского языка, объемную красную книгу, изданную в Москве. Прошло совсем немного времени, и появляется Большой словарь крылатых слов и выражений русского языка аж в двух томах. Неужели фонд крылатых единиц пополняется так быстро?

— Дело в том, что «красная» книга устарела. Она шесть лет пролежал в издательстве, ее сильно, как по сердцу моему, «порезали». Все это время я собирала новый материал, перерабатывала старый и продолжала попытки создать словарь таким, каким его вижу я. По сравнению с прежним изданием в двухтомник вошло на тысячу крылатых единиц больше.

— Ваш сын Артем рассказывал, что над изданием вы работали без отдыха почти круглыми сутками…

— Я всегда носила с собой свои «инструменты»: карточки, ножницы, кипы газет. Особенно любила работать в поезде. Пассажиры пили чай, ели пирожки, а я находила в СМИ крылатые выражения и выписывала на карточки примеры их употребления. В тот период я была настоящим локатором: постоянно вслушивалась, «улавливая» крылатые слова и выражения в живой речи. Когда закончила работу над словарем, дала себе передышку, но не могу избавиться от старой привычки: что бы ни читала, все равно подчеркиваю, записываю.

— Наверное, чтобы достичь результатов, нужно как можно раньше определиться со сферой интересов. Когда вы решили, что будете заниматься крылатологией?

— В конце 70-х годов я оказалась без темы докторской диссертации. Планировала защищаться по старообрядчеству, однако обстоятельства сложились по-другому. У меня была приятельница, Ольга Сальникова. В канун нового, 1979 года мы встретились с ней, долго думали, что же делать дальше, и решили изучать крылатые выражения из области искусства. Она хорошо пела, закончила музучилище, прекрасно разбиралась в высоком искусстве, а я снабжала ее сведениями из низовой культуры. Я ведь росла в детском доме, знала массу народных, сиротских, блатных песен… Мы написали с нею цикл статей, выпустили монографию. Потом каждая из нас пошла по своему пути.

— Вы говорили, что почерпнули много выражений из блатных песен, однако в словаре я не нашла ни одного жаргонизма и выражения с нецензурной лексикой, так присущих блатняку…

— Человек, который берет книгу, написанную моей рукой, не найдет в ней нецензурной лексики. На этом я стою твердо. Мой соавтор ученый В. Мокиенко предлагал, наряду с прочими, включить в словарь примеры с нецензурными выражениями, но я категорически отказалась. У людей искусства и у людей науки должна быть ответственность перед читающей публикой. Мы должны быть в известной степени консерваторами в деле охраны национального языка.

— О трудностях работы над составлением словарей существует анекдот:

— Замолаживает, однако! — сказал ямщик и указал кнутом на хмурое небо. Поручик Владимир Даль достал записную книжку и записал в нее: «Замолаживает» — быстро холодает.

— Замолаживает, — повторил ямщик и добавил, — надо бы потолопиться, балин.

Словом, ошибаются и великие. А какие ошибки может допустить крылатолог при сборе информации?

— Распространенная ошибка — это неправильное указание значения крылатого выражения. Со временем некоторые обороты, которые несли трагическое начало, используются как комические. Это произошло, к примеру, с шекспировским «Молилась ли ты на ночь, Дездемона?». Однако гораздо чаще ошибаются, устанавливая источник. Наверняка вы слышали, когда о ком-нибудь говорят «белый и пушистый». А откуда это пошло?

— Ну вообще, я знаю анекдот про то, как Иван-Царевич спросил у лягушки: «Почему ты такая зеленая и противная?» А она говорит: «Болею, а вообще, я белая и пушистая».

— Вот-вот, в словаре моей коллеги тоже написано, что выражение восходит к анекдоту. Она проводила опрос среди многих друзей и знакомых, и почти все ответили так же. Но я с такой трактовкой согласиться не могла. Значение крылатых единиц, восходящих к анекдотам, всегда имеют подтекст «с душком», а тут все слишком интеллигентно.

— Вы нашли настоящий источник?

— Нашла. Долго думала и, наконец, увидела сон, будто я читаю сыну сказку Евгения Чарушина «Что за зверь». Маленькая девочка Катя живет в доме. Утром она встает и понимает, что ходил по двору зверь. «Что за зверь», — думает Катя и решает узнать. Папа приспособил на крыльце ведро-ловушку, а Катя положила под него котлетку. На следующий день видит — зверь котлетку не тронул. Положила картошку — тоже не захотел. Тогда положила Катя морковку. Вышла на крылечко, смотрит— морковки нет, а под ведром сидит зверь, белый-белый, пушистый-пушистый.

— А на этот раз ошибки быть не может?

— Поколение нынешних бабушек и дедушек было воспитано на Чарушине, а потом его рассказы они стали читать своим внукам. «Что за зверь» был написан в 1941 году, анекдот про лягушку “вылупился” в 90-е, по времени выходит так, что оборот «оживили» деды, а внуки при этом совершенно забыли о первоисточнике.

— Много ли крылатых выражений поступает из детской литературы?

— До кризиса был момент, когда детское искусство, — и сказки, и мультики, и стихи, — стало активно поставлять эти крылатые единицы: «Дама сдавала в багаж», «Ребята, давайте жить дружно», «Маловато будет», «А и Б сидели на трубе», «Ну, Заяц, погоди!»...

— Вы связываете это с произошедшими в мире событиями?

— Крылатые единицы — это очень чуткий барометр, показывающий накал общественных настроений. Я обратила внимание: самый высокий всплеск их использования наблюдается в переломные моменты жизни общества, когда активизируется средний класс. Так было в перестройку. Помню, открываешь любую газету, а там все усыпано крылатыми единицами. Особенно часто переиначивали советские лозунги: в то время родилось выражение «Мы рождены, чтоб Кафку сделать былью».

Когда общество успокаивается, есть возможность «осмотреться, оглянуться». Вот тогда обращаются к Пушкину, Толстому, Фету. Их творчество поддерживает патриотизм, любовь к родине, к женщине и продолжается это до следующего переломного момента.

— А что сейчас?

— Язык замер в ожидании, как замерло, не в пример западному, наше российское общество. Что даст нынешний кризис — я не знаю. Скорее всего, будут актуализироваться старые лозунги.

В словаре зафиксировано около сорока изречений Ленина, которые сейчас широко употребляются в прессе.

— Современные политики тоже иногда выдают изречения…

— Но крылатыми они становятся очень редко. Брежнев, проведя 18 лет на посту главы государства, «породил» единственный лозунг «Экономика должна быть экономной». В постсоветское время крылатых выражений от лидеров государства тоже возникло немного. От Ельцина — «Лягу на рельсы», от Путина — «мочить в сортире».

— А как же «нарезать резьбу», «мухи отдельно, котлеты отдельно», «подтирать кровавые сопли»?

— Думаю, это не закрепится в языке. «Мочить в сортире» вошло в язык очень активно, потому что было необычно, грубо, и сказано в нужное время. Остальные выражения нас уже не настолько удивили.

— Долго смеялась над черномырдинским высказыванием «лучше водки хуже нет»...

— От Черномырдина в словарь попало только «хотели как лучше, а получилось как всегда». Это очень по-русски сказано.

— Как вы определяли, достойно ли то или иное выражение попасть в словарь?

— Ни одной, даже очень заманчивой единицы я не помещала в словарь, если не встречала ее употребления в СМИ, в литературе, в живой речи меньше, чем десять раз. Вообще, специалисты считают, что достаточно трех, но я увеличила «порог риска». Крылатые выражения долго не хотели признавать языковыми единицами, поэтому я должна была подстраховаться.

— Ваши книги издавались в Москве, в Польше, в Германии, красный словарь крылатых слов продается во всех книжных магазинах, но Артем говорит, что дело не только не приносит дохода, но еще и убыточно.

— «Красный» словарь московское издательство тиражирует каждый год, не спрашивая разрешения авторов. Новый словарь даст ему сто очков вперед, но у него небольшой тираж, из-за этого высокая цена — 800 рублей за том. Книга вышла в свет только потому, что ректор университета В.П. Семенов профинансировал проект. В ноябре в нашем университете пройдет международный симпозиум, куда соберутся крупнейшие лексикографы мира. Тогда-то, без сомнения, словарь разойдется.

— Артем считает, что усугубляет положение еще и то, что вы книги не продаете, а раздаете.

— Вообще, личные гонорары меня мало интересуют. В своей работе я вижу просветительский смысл. Если бы кто-то занимался распространением книг, наверное, это приносило бы прибыль. Было время, когда китайцы предлагали мне большие деньги за рукопись словаря по крылатым выражениям из области искусства, но я им отказала.

— Не жалеете?

— Об этом — нет. Мне невероятно повезло с вузом. Задуманные мною научные проекты активно поддерживает руководство МагУ.

А когда-то я жалела о том, что не стала математиком, потому что такого счастья, какое испытываешь, решая труднейшие задачи, я больше никогда не испытывала. Сейчас жалею о том, что не реализовала себя как историк языка. В теме со старообрядцами я бы сделала намного больше и лучше, но судьба распорядилась так, что я должна была искать «заменитель».

Сегодня наша словарная лаборатория, созданная при университете, трудится над созданием первого в мире фразеологического словаря старославянского языка. Я жалею, что мне не хватает времени. Проректорские обязанности отнимают по 8—9 часов в день, поэтому на дело, которое я люблю, остаются только выходные, праздники, ночи…

Евгения КОРОБКОВА

Комментарии
Комментариев пока нет