Новости

На ул. Гагарина столкнулись иномарка и «скорая помощь».

Бабушки и дедушки создают анимационные открытки.

Пожар в заведении "Юнона" произошел в воскресенье в полдень.

52-летний водитель припарковал старенькую "Тойоту" на горке.

Из-за инцидента движение  в сторону проспекта Энгельса оказалось частично заблокировано.

По данным Пермьстата, обороты заведений общепита резко просели.

Добычей безработного пермяка стали 5800 рублей.

23-летний Анатолий вышел из дома 10 февраля и больше его никто не видел.

В Арбитражный суд Пермского края обратилась компания "Росстройсервис".

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Георгий Москаленко:"Серой мышью никогда не был"

12.08.2000

- Есть дом, который вы строили, а теперь смотрите и думаете:  "И что же я такое построил..."?
- Есть. Свой собственный.

-- Есть дом, который вы строили, а теперь смотрите и думаете: "И что же я такое построил..."?

-- Есть. Свой собственный. Я его строил для себя: я, жена, двое детей. Так нельзя строить.

-- А как нужно?

-- Чтобы можно было сказать: "Мой дом - это я, жена, семья сына, семья дочери, внуки..." Вот как нужно строить.

Генеральный директор ЧФСК Георгий Москаленко - человек конкретный. Это понимаешь сразу. Договаривались о встрече - обозначил ровно в час. Сижу в приемной - уже без пяти. "Не волнуйтесь, - говорит секретарь, - сейчас будет". Так и есть: без трех минут Георгий Иванович на месте. И сразу: "Монологов не ждите. Давайте так: вопрос - ответ". Так и разговаривали.

Характер у него "прочитывается" тоже конкретно. И характер этот - во всем: любит скорость, но тормоза всегда в идеальном порядке; анализирует ситуацию с ходу, но уж если не готов - тайм-аут обязательно возьмет; сарказм - это его жанр, но без желчи; интонация - вот что ведет его по жизни, в отношениях, в работе. Так мне показалось. (Прошу не пугаться некоторых орфографических несуразиц в тексте, это я просто пыталась передать его интонацию - Т.П.). И еще показалось, что в ЧФСК - Москаленко везде.

-- Вы что, всегда "одеяло" на себя тащите, Георгий Иванович?

-- Нет у меня такой склонности. Я вообще исхожу из того, что самый хороший начальник - тот, кто ничего вроде не делает, а работа идет. Вопрос - насколько это у меня получается. Мне надо, чтобы была работоспособная команда единомышленников, которая умнее меня. И сейчас в высшем руководстве нашего холдинга собрались люди, которым я завидую белой завистью. Они умнее меня. Они профессиональнее. Они не зашоренные, как я, совковый.

-- А вы что, зашоренный "совок"?

-- Ка-а-нешна. А куда мою партийную биографию денете? Никуда она не делась. Так со мной и останется. Про деда, прадеда говорить не будем - тогда КПСС не было. Но мама и папа у меня - члены партии с таким сроком... А мое октябрятско-пионерское детство? А комсомол? Потом сам в партию вступил. Тут уже на генном уровне все.

-- Ну своим-то внукам вы же не пожелаете хождения стройными рядами...

-- Знаете, думаю, сейчас - нет. Хождение строем - это ведь правила поведения, клановые правила. Для всего общества они не годятся. В кланах личность полностью не разовьется.

-- А себя вы считаете личностью развитой?

-- По-лу... полуразвитой.

-- И что в себе не реализовали?

-- А у меня с детства была мечта быть временным поверенным в делах.

-- В чьих делах?

-- Да неважно в чьих. Не удалось же... Формулировка нравилась, ну и Зощенко повлиял... (Москаленко очень вкусно хохочет. До меня наконец доходит - разыгрывает - Т.П.)

-- А вообще в другом качестве себя представляете, с другой судьбой?

-- Сегодня уже нет.

-- Значит, раньше были поползновения?

-- ... (долго и тяжко вздыхает)

-- Ну, ладно, если тайны...

-- Да какая тайна. Несостоявшийся поэт. (И опять сочный смех. - Т.П.) Но это не как профессия - как состояние души, что ли. Состояние, которое от разных причин зависит. Мне всегда везло - много людей с нестандартным мышлением было рядом. Они ортодоксами не были. Их я и считаю своими учителями по жизни. Вот Виктор Петрович Поляничко, Ильичев Леонид Александрович... Много еще таких, которые схемой не были... Попов Владимир Дмитриевич, Ведерников Геннадий Георгиевич, Григорьев Иван Васильевич... И стихов в жизни было много. Вот однажды с Поляничко из командировки возвращались - два часа стихи читали на память. Или еще был случай, когда драмтеатр сдавали. Ильичев пошел на сцену, а нас на галерку загнал, говорит, акустику надо проверить - вы мне оттуда стихи читайте. Вот и читали, а он еще подсказывал, когда мы что-то путали...

-- А стихи какие?

-- Разные. Сашу Черного, Евтушенко, Федорова... Я тогда ими зачитывался. - И вдруг, резко сменив интонацию, бросает: - Строители - это, знаете, не только "гоп со смыком..."

-- Я поняла и спрашивать, что такое строитель, не буду. Скажите лучше, Георгий Иванович, как вам сегодня живется. Помню, год назад мы пересекались, вы очень жестко, даже агрессивно говорили о ситуации в стране, о власти.

-- Жестко? А вы скажите, что нужно нам - всем? Стабильность! И все начинается со стабильности власти. Мы с вами в прошлом году встречались - тогда чехарда была. Сколько премьеров поменялось? Пять! Нормальная ситуация, когда премьеры меняются, а экономика развивается себе по своим законам. А у нас экономика - концентрированное выражение политики. Все с ног на голову: замена премьера, чехарда в правительстве - нестабильность на местах.

У ЧФСК были жесткие программы - жилье для военнослужащих, уволенных в запас и отставников, для вынужденных переселенцев, для чернобыльцев, пострадавших от аварии на ПО "Маяк". А это федеральные программы. Но правительство в очередной раз сменилось - финансирования нет.

И долг власти достигал страшных размеров. Но ведь за нами - живые люди, которые ждут и надеются.

-- Однако, я знаю, вы программы эти продолжали.

-- Конечно. В прошлом году только по государственным жилищным сертификатам с участием ЧФСК более 270 квартир в области построено. В конце года более ста семей вынужденных переселенцев получили жилье. Тарасов вручил ордера 103 семьям тех же переселенцев.

-- Вы вообще как к ситуации с переселенцами, беженцами относитесь - разные ведь мнения есть: своим жилья не хватает, ну и так далее...

-- Мы какие-то злые иногда бываем. Хотя на самом деле в ментальности России - доброта. Всегда ведь последним куском хлеба делились. И потом, что значит - свои, чужие? Это же тоже наши люди. Кто их спрашивал, когда их в советское время "распределяли" в Среднюю Азию, в Прибалтику, куда там еще... Целина, все эти великие стройки - нужны были мозги, рабочая сила. А здесь их корни, у кого-то родители еще живут, у кого-то могилы... И государство приняло нужные законы - им обязаны предоставить жилье.

-- Думаете, государство со временем уйдет из строительной сферы?

-- С точки зрения финансирования жилищного строительства? Думаю, никогда не уйдет. Думаю, Путин и его правительство уже через пару лет будут вкладывать в жилищный стройкомплекс в десять раз больше против сегодняшнего.

-- Откуда такая уверенность?

-- А нет другой логики. Давайте рассуждать так. Все мы стремимся к тому, чтобы наше общество было стабильным, чтобы было оно не злым, чтобы было добрым. Что человеку надо для нормальной жизни? Нормальная работа, нормальные цены в магазинах, нормальное жилье. И у государства нет другого выхода - оно должно эти основы жизни обеспечить тем или иным способом своим гражданам. Бесплатного жилья, я думаю, не будет, но государство должно обеспечить такие пути, чтобы любой человек, нуждающийся в жилье, мог его строить и приобретать.

-- Теоретически вроде логично...

-- А весь Запад работает практически! Значит, будем и мы. Для этого надо, чтобы заработная плата поднималась вверх, а цены опускались. Так они будут сближаться. Простейшая пропорция: соотношение дохода на одного человека и стоимости одного квадратного метра должны максимально сблизиться.

-- Думаете, года через два это и произойдет?

-- Может, и раньше - по крайней мере, в законодательном плане. Сегодня в России есть масса программ, утвержденных бюджетом. Теперь из них нужно выбрать по-настоящему приоритетные. Это и делается тем же Грефом. И финансировать будут именно их. Есть много схем. По жилью - та же ипотека. Просто надо обеспечить возможность для человека брать кредит на жилье под очень низкий процент сроком на 20-25 лет.

-- Что-то даже в Москве с ипотекой не получается...

-- Сколько там Лужков по ипотеке построил - с сотню наберется? А у нас в связке СБС-АГРО - ЧФСК уже было проведено 5,5 миллиона долларов ипотечного кредитования. 2400 квартир люди приобрели. Хотя у СБС-АГРО ставки были все-таки достаточно высокие. Реально они должны быть 3-8 процентов годовых.

-- Вот вы, Георгий Иванович, на западный опыт ссылались. Как думаете, мы со своими вечными проблемами еще кому-то в мире интересны, нужны?

-- Безусловно, нужны. И мы им, и они нам. Кто бы куда страну ни тащил, жить надо в мировом сообществе. Кто кому больше нужен, мы им или они нам?.. Если нас будут игнорировать, окружат забором из квот и ограничений, куда мы пойдем? Они же сильны в логике, понимают, что будем на каждое давление отвечать давлением. Опять - противостояние. Нет, жить надо в мировом сообществе, уважая друг друга. А мировое сообщество, думаю, больше заинтересовано в том, чтобы мы жили лучше, а не плохо и с пушками.

-- Что такое жить лучше, Георгий Иванович? Нам все время какие-то чужие модели предлагают.

-- Что такое чужая модель? Есть объективные законы и закономерности, которые не зависят от воли и сознания человека. Но их надо привязывать к условиям конкретного общества, тогда они и будут работать. Что же до лучшей жизни, тут каждый по-своему видит. Я строитель, как строитель и вижу. Вот мэр наш сейчас требует, чтобы стеклили все лоджии сразу во всех домах. Дело со скрипом идет. А я думаю, эта позиция совершенно правильная, потому что на пользу людям. Мы если видим, что на пользу, значит, делаем. А деньги? Используем собственную прибыль на эти вещи. Или вот вам другая история. Мы спроектировали и достраиваем в центре города жилой комплекс - не люблю я это слово "элитный" - повышенной комфортности. Понимаете, придумали мы себе такой закон - клиент всегда прав. Вот и встаем на точку зрения клиента и понимаем: комфортность - если это действительно комфортность - должна быть во всем. И требует это страшных денег. Но Челябинск - как клиент - еще к этому не готов по-настоящему. Только мы все равно строим, потому что знаем: комфорт - это прежде всего то, что соответствует нормальным потребностям человека плюс расчет на будущие потребности. Значит, как минимум, вода горячая, отопление должны быть тогда, когда они нужны, а не тогда, когда они есть. Значит, своя структура инженерных сетей нужна в доме - локальная котельная, которая работает в автоматическом режиме. Таких у нас в области еще нет, но быть должны, если мы говорим о качестве жизни.

-- Иное качество жизни вы хотели обеспечить и в 29-м микрорайоне. Но что-то давно не слышно о нем. Отступились?

-- Мы вообще ни от чего не отступаемся. Вот только когда наш генеральный директор принимает дурное решение.

-- Это вы о себе так?

-- Ка-а-нешна... А здесь что ж - реальная перспектива, почему же мы должны отступаться. Даже если захотим, нам уже не позволят. Тарасов не даст, город не даст, будущие жильцы, наконец. По 29-му микрорайону вопрос только один. И лежит он даже не в плоскости энергетического обеспечения. Тепло и свет - это вопросы технические, решаемые. Дело в другом. Мы запроектировали весь район, и теперь он нам не нравится. Так стремительно все меняется, даже в наших головах, что, оказывается, комфортность - это совсем не то, что мы напроектировали. Вот такая ситуация... Что-то мы все-таки делали за это время, копошились там. Но стандартно начнем строить только в этом году. Сколько человек проводит времени дома? Где растут дети? Все это очень важно, если говорить о комфорте. Даже капитальная основа должна быть другой, а не только сами квартиры - вот в чем проблема. Готовим новые проекты. Один совершенно оригинальный дом уже спроектирован совместно с болгарской фирмой.

-- Заниматься таким строительством - это все-таки риск сегодня. Вы вообще рисковый человек?

-- Здесь солидный риск, но просчитанный. Что же в остальном... Когда ты один - рисковать легко, потому что твой риск - это твой риск. А когда от тебя другие зависят, тут сто раз взвесишь.

И потом я же не один все решаю. Есть коллеги, есть друзья. Вот с Сергеем Саматовым мы уже много лет вместе. Любое решение принимая, с ним советуюсь. И тогда риск намного уменьшается.

-- Вы не страдаете звездной болезнью? Такие проекты ведете, в городе один из самых известных людей, ну и прочее...

-- Звездная болезнь у меня прошла, когда стал в третьем классе звеньевым и тут же начал свои порядки устанавливать. От своего же звена и получил. Но личностью всегда себя ощущал. И думаю, это нормально. Были разные периоды. Был период, когда учился, впитывал все в себя. Знал, что именно это сейчас важно. Но серой мышью я никогда не был. Ни-ког-да! И всегда тянуло к умным людям.

-- А что такое ум, по-вашему?

-- Я вот всегда думаю, Левша зачем блоху подковал?

-- Чтобы Лесков про него написал.

-- Ну, если так, тогда он был очень умный. Потому что думал, что из этого получится. Мы часто путаем профессионализм и ум. Профессионал не обязательно умный. Зато умный - всегда профессионал. И еще умный никогда не живет в виртуальном мире. Это новое слово сейчас такое, а мы так много жили в этом придуманном, виртуальном мире. Это хорошо в детстве. А дальше...

-- Какие слова вам не нравятся, я поняла. А качества человеческие?

-- Я ценю порядочность, честность. Я не приемлю озлобленность - она начинается с одной эмоции, а потом, как наркотик, все поражает. Я терпеть не могу жлобов. Среди них порядочных не бывает. Ну не бывает же нормальных идиотов - и здесь так же. И мир, думаю, спасет доброта. Знаете, у Светлова, "я очень люблю, уважаю старушек. Но это единственный мой недостаток".

-- И в России вам хорошо живется? Я вот, вслед за вами, Жванецкого процитирую: "Такая огромная страна, что невозможно..."

-- Прек-рас-но живется. У меня нет клаустрофобии, но я не люблю замкнутость. Все, что происходит у нас, - обычные трудности роста. Чего пищать-то.

И истерик не надо устраивать. Истерика никогда не будет аргументом. Мы ведь избранников своих на эмоциях выбираем, не того, кто нам нужен, а кто нам понравился. А потом истерика. Пройдет все это. И будет профессиональная Дума.

И профессиональные законы. Какие? Законы, которые спокойно убирают насморк.

-- Тогда как вы чувствуете себя на Западе?

-- Прее-краас-но! Прекрасно чувствую себя в Европе. Из-за свободы. Вот там все пропитано о-соз-нан-ной необходимостью и наличием свободы. Здания, улицы, транспорт, человек. Я перехожу через улицу - водитель остановится. Но уж на красный свет тоже никто не пойдет. Сво-бо-да! А мы хотим за десять лет к этому прийти. Помните, Сахаров у Горбачева спрашивает: "Вы думаете, Михаил Сергеевич, перестройка - это надолго?" - "Лет на пятнадцать-двадцать", - отвечает Горбачев. - "Лет на двести", - поправляет Андрей Дмитриевич. Знаете, в чем разница между нами и Западом? Никогда не обращали внимания на то, как считаем мы и как они? Это мы... (Москаленко начинает загибать пальцы на руке - Т.П.) А вот это они... (Теперь он, наоборот, пальцы разгибает - Т.П.) Вот в этом и разница.

Татьяна ПОЖАРСКАЯ

(Журнал "Челябинск", август 2000)

Комментарии
Комментариев пока нет