Новости

42-летний Аркадий вышел с работы вечером 22 февраля, сел в автобус и пропал без вести.

От «Сафари парка» до набережной в районе санатория «Солнечный берег».

Смертельное ДТП произошло на автодороге Култаево-Мокино.

100 специальных станций для зарядки экологичных электромобилей.

Массовое побоище произошло в Советском районе города на Обской улице.

Для детей и подростков, победивших тяжёлый онкологический недуг.

В ночь на понедельник в Свердловском районе города загорелся двухэтажный жилой дом.

По словам очевидцев, среди ночи они услышали страшный скрежет и грохот ломающихся конструкций.

Накануне 35-летний дебошир предстал перед судом.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

В себе найти опору

26.04.2002
О том, как выходит из кризиса Верхнеуральский район, беседуют глава района И.П. Сурменев и обозреватель "Челябинского рабочего"

- Игорь Павлович, ваш район не обладает мощной индустриальной базой, невелик и его экономический потенциал. Помощь сверху ему была бы нелишней. Но, согласитесь, помощь сверху логичнее при встречном движении снизу.

О том, как выходит из кризиса Верхнеуральский район, беседуют глава района И.П. Сурменев и обозреватель "Челябинского рабочего"

-- Игорь Павлович, ваш район не обладает мощной индустриальной базой, невелик и его экономический потенциал. Помощь сверху ему была бы нелишней. Но, согласитесь, помощь сверху логичнее при встречном движении снизу. В любом случае надежнее опираться на собственные силы. Расскажите, пожалуйста, о них, об экономической ситуации в районе.

-- Экономику района я разделил бы на три составные части. Это, во-первых, сельское хозяйство. Напомню, что наши черноземы, в том числе знаменитая докучаевская гряда, обширны и плодородны. Вторая отрасль - переработка плодов земли. Молочный завод, пивзавод, винокуренный завод. Две мельницы. Наконец, ремонтный завод. Это наши предприятия. А третья составная часть - это недра. Золото, медь, цинк. А также нерудные минералы.

-- Если вернуться к сельским делам...

-- Сельское хозяйство находится в крайне тяжелом состоянии. И пока выходит из него медленно. На мой взгляд, основная причина падения в том, что кредиты использовали неэффективно, просто-напросто проедали, накопили долги, потеряли доверие кредиторов. В прошлом году мы, собственно, тем и занимались, что рассчитывались по долгам.

-- А не донеслись ли до деревни какие-то новые веяния, какая-то новизна, подающая надежду?

-- Новизна в том, что появился интерес к земле. И даже некоторый ажиотаж.

-- У кого?

-- У тех, кто имеет средства, чтобы купить землю.

-- Вы уже почувствовали этот интерес, еще до принятия закона о земле?

-- Да. Есть интерес явный. И неявный. Уже проявляются намерения каким-то образом землю скупить.

-- И чего в этой новизне больше: плюсов или минусов?

-- Произойдет передел земли, и нас беспокоит, как он произойдет. А плюс в том, что в сельское хозяйство придут инвестиции.

-- Других источников на горизонте не видно, реальны только частные деньги?

-- Да. Кредиты из бюджета были и будут ограничены. Да бюджет и не обязан вкладывать средства в производство.

-- Значит, теперь вопрос в том, с кем иметь дело впредь. Кто они, те, которые завтра станут владельцами земли?

-- Свою задачу мы видим в том, чтобы не допустить монополии.

-- Не растить латифундистов?

-- Вот именно. Кроме того, мы создаем муниципальные предприятия, хозяйства с чисто кредитной историей, способные брать кредиты и развиваться. Скажем, на примере муниципального предприятия "Подольское" мы показываем, как и в этих условиях успешно вести хозяйство.

-- Игорь Павлович, а каким сельское хозяйство видится в перспективе?

-- Я думаю, будет совокупность форм собственности. С недавних пор у меня появился помощник по работе с сельхозпроизводителями. Одна из его задач - работа с фермерами. Уже сейчас они вместе с индивидуальными хозяйствами имеют 25-30 процентов земли. Скажу про Хлебинку. Некогда был такой поселок, но исчез как неперспективный. А теперь возник вновь. Возродили его фермеры. Там уже более десятка коттеджей.

-- А какова судьба некогда знаменитого совхоза-гиганта "Петропавловский"?

-- Он остался почти таким же огромным, как был. Отделились только Сухтели. Но осталось еще десять отделений. Делиться совхоз не хочет. Пути для выхода не находит.

-- Тупик?

-- Нет, почему же? Есть варианты. Например, возможен альянс с Челябинской птицефабрикой, которая своими инвестициями способна оздоровить совхоз. Но совхоз, а он весь в долгах, не идет на объединение. Есть другой путь - банкротство. Тоже нормальный путь. Но совхоз пока чего-то ждет.

-- Игорь Павлович, теперь черед сказать о ваших предприятиях.

-- Молочный завод свою нишу занял. Возрождается винокуренный завод. Новые хозяева, магнитогорцы (четверть акций принадлежит администрации Верхнеуральска), судя по всему, пришли на это предприятие всерьез и надолго. Вкладываются большие средства в реконструкцию, идет монтаж нового оборудования. К лету завод даст продукцию, в том числе новые марки элитной водки. А у пивного завода, к сожалению, пока нет надежных хозяев. Не нашел себя еще и ремонтный завод, предприятие в прошлом уникальное.

-- Район находится "под зонтом" индустриального гиганта Магнитогорска. Это благо? Вам повезло с соседом?

-- Это, безусловно, благо, но мы им в полной мере не пользуемся. Наша задача, чтобы продукты в Магнитогорск поступали из нашего района. Вообще-то связи наши традиционные, но в последние годы мы потеряли доверие магнитогорцев. Были случаи, и комбинат, и администрация города давали нам кредиты, но возвращали мы их плохо.

-- С Агаповским районом у Магнитки более тесные контакты?

-- Так было, но теперь комбинат отказывается даже от своих подсобных хозяйств на территории Агаповского района. Теперь наши отношения строятся на строго рыночных, взаимовыгодных условиях.

-- Игорь Павлович, нашу беседу я начал с утверждения, что Верхнеуральский район не обладает большим экономическим потенциалом. Но так ли это? Нет ничего дороже верхнеуральских черноземов. Но ведь и под ними, под черноземами, лежат руды, которым цены нет. А бюджет района не назовешь богатым.

-- От аренды земли доходов нет, потому что сельским предприятиям нечем рассчитываться за аренду. Что касается недр, то, это верно, они богаты и золотом, и медью, и цинком, и многим другим. Конечно, давно пора пересмотреть некоторые параметры оплаты за недра. На сегодня Учалинский ГОК далеко не возмещает потери наших природных богатств. Так сложилось исторически и продолжается до сих пор.

-- Известно, что в настоящее время земельная рента, то есть рента за использование природных ресурсов, достается не тем, кто имеет на нее право.

-- Да, и мы намерены в этом смысле кое-что изменить. Кроме того, надеемся пополнить бюджет за счет разработок песка, гравия, щебня, порфирита, базальта, отделочных камней. Спрос на эти минералы есть.

-- И как в этом году складывается бюджет?

-- В этом году он складывается хуже, чем в прошлом. Источники доходов сократились в два раза. Расщепление доходов в пользу центра, кроме всего прочего, убивает инициативу. Сколько ни старайся, на месте почти ничего не остается.

-- А кто больше вносит в бюджет?

-- Учалинский ГОК. Но и у него около 6 млн. рублей долга, а это для нас огромная сумма.

-- Если заглянуть в завтра...

-- Завтра мы надеемся на то, что изменится система налогообложения. Чтобы у нас был интерес создавать новые предприятия и получать от них новые доходы. Нет, не буду кривить душой, от помощи мы не откажемся. Если кто-то ее предложит, она нам, разумеется, пригодилась бы, но ставку мы

Комментарии
Комментариев пока нет