Новости

Неизвестные злоумышленники вырубили ивы и вязы по адресу: улица Захаренко, 15.

Пассажир отечественного авто погиб на месте.

Через несколько секунд после появления звука ломающихся кирпичей, труба с грохотом рухнула прямо перед подъездом.

Скопившийся мусор загорелся, огонь тушили несколько дней.

Гости высоко оценили качество реализации и масштаб проекта по воссозданию оружейно-кузнечных объектов.

Спортсмены, судьи и тренеры принесли торжественную клятву о честной борьбе.

Стайка поселилась в пойме Тесьминского водохранилища.

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Принц не приходит к белоручке

04.05.2002
Уполномоченный по правам ребенка точно знает это

Нина ЧИСТОСЕРДОВА
Санкт-Петербург-Челябинск

Уполномоченный по правам ребенка - эта должность была создана специально для Любови Огневой. "Мы решили, наконец, услышать детей и их родителей. И услышали столько, что иногда наступает отчаяние. Но я от природы трудоголик: чем страшнее, тем больше сил прибавляется". 3800 человек обратились к ней за три года, с каждым месяцем их становится все больше.

Уполномоченный по правам ребенка точно знает это

Нина ЧИСТОСЕРДОВА

Санкт-Петербург-Челябинск

Уполномоченный по правам ребенка - эта должность была создана специально для Любови Огневой. "Мы решили, наконец, услышать детей и их родителей. И услышали столько, что иногда наступает отчаяние. Но я от природы трудоголик: чем страшнее, тем больше сил прибавляется". 3800 человек обратились к ней за три года, с каждым месяцем их становится все больше. Зато уменьшилось число маленьких беспризорников на вокзалах, на улицах Санкт-Петербурга. 60-65 процентов детей из приютов здесь возвращают в родную семью. Вот почему пилотный проект Минтруда и ЮНИСЕФ теперь действует уже в 12 городах России, в том числе и Грозном. Но Любовь Огнева была первым уполномоченным по правам ребенка в России, за ее плечами уже четырехлетний опыт работы в Санкт-Петербурге. Рассказать о нем мы и попросили Любовь Дмитриевну:

-- Есть у нас в Санкт-Петербурге одна семья, которую в городе, наверное, знают все. Старшие из шестерых детей награждены губернатором зарубежными путевками за блестящую учебу. Одаренная девочка поступила в консерваторию, ее брат заканчивает университет. Я не могу назвать их имени, потому что дети эти - олигофрены, сироты. Их взяла из интерната под опеку одинокая 50-летняя женщина. Сначала одного, потом двоих... Мы помогали ей, чем могли, потому что видели, какой души и какого мужества этот человек, потому что знали: без нее у этих ребят нет будущего. Чего ей стоили эти дети, не расскажешь без слез. В конце концов она взяла под опеку и вытащила всех шестерых. Когда я вижу их сегодня, даже мне трудно поверить, что это те самые необучаемые, тяжело больные дети со страшными диагнозами.

Однако гораздо чаще сталкиваюсь совсем с другими детьми. "Почему я обязан вкалывать в поле? Ведь нас в лагерь отдыхать привезли!" - 14-летний парень, косая сажень в плечах, сбежал из лагеря и теперь качает права. В интернате он привык, что все и вся работают на него. Он ничего не умеет да и не хочет делать. Но иждивенцем себя совсем не считает - "государство ему, сироте, обязано..." Попыталась поговорить с ним - не достучаться, вернуть в лагерь - не хочет. Паренек прошел множество инстанций и нашел-таки летний лагерь частного приюта, где ничего делать не надо. Понимаете, как это страшно?

В Санкт-Петербурге 39 детских домов и интернатов, более 20 приютов. У нас нет той ситуации, что в Москве, где на каждом шагу натыкаешься на беспризорника. Но вот мы пристроили этих детей, государство тратит громадные деньги на них, на огромный штат воспитателей. А в результате из их стен выходят вот такие абсолютно неприспособленные к жизни, к работе, к созданию собственной семьи иждивенцы.

-- Что же, лучше оставлять этих детей на улице - пусть погибают?

-- В том-то и дело, что ребенок, оказавшийся на улице, очень быстро учится выживать, узнает цену бесплатных денег, добытых нищенством, кражами, вымогательством, обманом. Потому я категорически против раздачи бесплатных обедов, подачек подросткам - они их только развращают. Вы посмотрите, среди всей армии беспризорных и безнадзорных у нас лишь 10 процентов круглых сирот. Все остальные - сироты при живых родителях. Государство делает им огромный подарок, лишая родительских прав. При этом работать их не заставляют - хоть бы улицы убирали, из дома не выгоняют. Убеждена: есть у нас норма - 9 квадратных метров - вот и выселяйте таких родителей в коммуналки, общежития, а жилплощадь надо закреплять за детьми, сдавая в казну или аренду. Но это к слову. Речь же о том, что необходимо работать с семьей, чтобы ребенок не попал на улицу. Для этого в городе действует программа профилактики социального сиротства. Каждый приют патронирует до 20-25 семей, имеющих материальные трудности: кормит, одевает, лечит детей, контролирует их учебу, организует летний отдых. В результате семья становится на ноги, а ребенок не попадает на улицу, не теряет родителей.

-- Простите, Любовь Дмитриевна, а вы-то здесь какую роль играете, еще одной параллельной структуры?

-- Нет, скорее надзирающей. Вот вам один пример: звонит мне в отчаянии студент колледжа, которому не на что жить - ни пособие, ни пенсию после смерти отца ему не выплачивают, а стипендию он не получает, хотя уже обращался во все инстанции. Оказалось, все в курсе, все написали умные бумаги, но межведомственная разобщенность настолько сильна, что мальчик голодает. Я сразу обратилась в прокуратуру, и через два дня ему выплатили задолженность в 9,5 тысячи рублей. Представляете, какие это деньги для такой семьи! А кроме того, еще шесть студентов того же колледжа получили положенные им пособия. Вопросы с гособеспечением детей-сирот мы теперь решаем в день-два.

Вы поймите, статус уполномоченного таков, что меня поддерживают комиссии законодательного собрания, общественные организации, но я конфликтую с властями всех уровней. Кроме того, в Смольном я не сижу, кабинет у меня рядом с детским фондом, без охраны и пропусков, в самом центре города. Так что действительно доступна для всех. Вот ко мне со всякой бедой и бегут. Последний год стали обращаться мужчины: "Мать неправильно воспитывает ребенка", "Мне не разрешают видеться с сыном!" Требуют установления отцовства, создания статуса отца-одиночки. В этом году у нас уже около десяти обращений: отец выкрал ребенка и скрывается с ним. Часто звонят бабушки, которые понятия не имеют ни о правах ребенка, ни о Семейном кодексе, зато имеют собственное мнение на любой счет. Такая вот история, например.

Девочка с пяти лет живет с бабушкой. В 14 лет она забеременела. Парень готов жениться, живут они вместе. Но его родители не хотят прописывать ребенка в свою квартиру. Бабушка тоже наотрез отказалась дать домовую книгу. В результате три месяца у ребенка нет свидетельства о рождении. Сколько бабушку ни убеждали - впустую. Мы помогли юной маме и 11 классов закончить, и работу найти. А договориться с бабушкой не в состоянии.

-- Жилищные проблемы вы считаете самыми тяжелыми?

-- Основные трудности - нарушение прав детей при установлении опеки и попечительства и жилье, конечно. Вот вам классический случай. Мать умерла, отец сидит, 9-летний ребенок в приюте. И опекуном его становится какой-то дядя из Башкортостана, которого мальчик видел один раз на похоронах матери. Отец выходит из тюрьмы и забирает сына, более того, вывозит его в Новгород, чтоб ребенка у него не отняли. Но мы три года бьемся, чтобы отменить решение об опеке. Я встаю на суде, рассказываю всю эту историю. И только тогда судья спрашивает самого ребенка, с кем он хочет жить. Ювенальная юстиция у нас пока в зачаточном состоянии.

Что же касается жилья, это - наш кошмар. Я вам с ходу примеров пять приведу, когда квартирные дела с приватизацией, лишившей ребенка жилья, длятся по 6-7 лет. Я могу отправить подростка в приют, социальную гостиницу на несколько месяцев, ну, на год. А потом куда? И даже если жилье закреплено, проблем не меньше. Приходит ко мне девочка - умница, отличница, "звезда" своего интерната. А жить ее отправляют в коммуналку к старшему брату, меняющему тюрьму на психушку.

Вот в Москве Лужков сумел решить этот острейший вопрос: каждый "выпускник" интерната столицы получает однокомнатную квартиру.

-- Так ведь сколько уже писали о криминальной судьбе этих квартир - их юных хозяев убивают, запугивают, переселяют...

-- Не без этого, конечно, но пресса, как всегда, раздувает жареные факты. По закону жилье это закреплено за интернатами или органами опеки до достижения их хозяевами 23 лет и вообще не подлежит продаже ни при каких обстоятельствах. Увы, у нас ничего подобного нет.

-- Зато у вас в городе столько некоммерческих организаций, действительно помогающих детям, чего стоят десять частных приютов, социальные гостиницы, центр "Маленькая мама" или "Малоохтинский дом трудолюбия", где оказывают помощь девочкам после инцеста.

-- Многие из них финансируются Западом и создаются по американскому, датскому, шведскому вариантам. Конечно, хорошо, что они есть. И все-таки я вернусь к тому, с чего начала: самый современный и комфортабельный реабилитационный центр не заменит ребенку маму, семью, родные стены. Только мама может совершить это чудо, создав из олигофрена здорового студента одного из самых престижных вузов страны. Именно поэтому мы стараемся заниматься не только помощью конкретным людям, но и законотворчеством, и правовым воспитанием детей и их родителей. Мы подарили всем питерским первоклассникам книжку "Права детей детям", ведем постоянную рубрику "Детский вопрос" в трех газетах города, провели 72 семинара в школах, приютах, детских домах. Всю эту большую работу в комплексе мы и называем профилактикой социального сиротства. Сегодня мы уже видим первые ее результаты. Они и в цифрах возвращенных домой детей, и в вопросах, которые они задают нам. Вот звонит мальчик, которому учитель труда намотал волосы на палец и поднял его с парты: "Он оскорбил меня, нарушил мои права. Помогите мне их защитить!" Или другой смешной, на первый взгляд, звонок маленькой девочки: "Я хочу быть принцессой, а мама заставляет меня подметать комнату".

-- И что же вы сказали будущей принцессе? Посмеялись?

-- Что вы, я очень уважаю детские вопросы. Просто объяснила девочке, что принц никогда не придет к белоручке. n

Комментарии
Комментариев пока нет