Новости

Скопившийся мусор загорелся, огонь тушили несколько дней.

Гости высоко оценили качество реализации и масштаб проекта по воссозданию оружейно-кузнечных объектов.

Спортсмены, судьи и тренеры принесли торжественную клятву о честной борьбе.

Стайка поселилась в пойме Тесьминского водохранилища.

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Благодаря снимку космонавта Олега Новицкого.

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Красные буковки отчаяния

22.06.2009
Существующая система снабжения льготными препаратами не обеспечивает полноценное лечение онкологических больных.

Существующая система снабжения льготными препаратами не обеспечивает полноценное лечение онкологических больных.

Страсти, кипевшие несколько лет назад вокруг монетизации льгот в сфере лекарственного снабжения, понемногу улеглись. Чиновники объяснили волнующимся больным преимущества нынешней системы, люди поняли, на что могут рассчитывать. Начались будни, которые мало интересуют общественное мнение. Тем более что всех успокоили: суммы, выделенные на льготные препараты, огромны, таких денег не отпускалось последние 25 лет. Но письмо жительницы Челябинска Татьяны Семеновой (имя и фамилия изменены) явно противоречит этой оптимистической картине. Женщине поставили страшный диагноз - рак молочной железы четвертой стадии, но она никак не может получить льготные лекарства, об обеспеченности которыми убедительно рассказывают чиновники.

Жизнь после диагноза

При таком диагнозе люди, как правило, начинают покупать дорогостоящие лекарства за свой счет. У Татьяны, которая работает продавцом в книжном магазине, подобной возможности нет, стоимость рекомендованных препаратов на один месяц доходит до 30 000 рублей.

Лечиться нужно постоянно. Другого не дано. Татьяне недавно исполнилось 50 лет. 20 лет она проработала в торговле, со всеми проблемами справлялась самостоятельно. Впервые в жизни решила воспользоваться законным правом на льготное лечение. И столкнулась с такими трудностями, что впала в отчаяние.

Татьяне была показана комплексная химиотерапия. Врачи областного онкологического диспансера сделали все возможное, чтобы помочь своей больной. Но дальше все зависело не от них.

Строки из письма: «В 2008 году я прошла шесть курсов химиотерапии, после чего мне было назначено трехмесячное лечение по месту жительства: гормонотерапия - по таблетке ежедневно и один раз в месяц капельница».

После начального курса эмоциональное состояние Татьяны было подавленным. Нужно было привыкнуть к новым ощущениям, научиться жить с осознанием диагноза. Метастазы пошли в плечевую кость, боль ощущалась во всей руке. Поддерживающий корсет в жару снимала, несмотря на рези в позвоночнике. Но работу не бросила. Многие ее знакомые и не подозревают, от какой болезни она лечилась прошлой весной. Удивляются, зачем даже в помещении стала ходить в темных очках. А Татьяна просто не хочет, чтобы видели ее измученные глаза.

Беда не приходит одна. Муж перенес инфаркт миокарда, несколько месяцев проходил реабилитацию, был на больничном. Дети еще только учатся зарабатывать деньги. Помощи Татьяне ждать было неоткуда, надеяться оставалось только на государство.

Возникают естественные вопросы. Можно ли проводить поддерживающую терапию онкологическим больным только по федеральной льготе, без привлечения собственных средств? Способна ли наша сиcтема здравоохранения, получающая большие деньги, обеспечить удовлетворительное качество жизни таким тяжелым больным, как Семенова?

С муками - по инстанциям

Строки из письма: «В июле я отнесла справку от химиотерапевта фармакологу в поликлинику № 5. Онколог поликлиники выдала таблетки из своих запасов на один месяц, а две упаковки золедроновой кислоты для капельницы вместо трех, указанных в заявке, получила с опозданием в два месяца, 12 сентября. Остальных лекарств по справке химиотерапевта не дождалась, отчаявшись, пошла за помощью. Спасибо депутату городской Думы И.А. Шафиковой».

После вмешательства народного избраннника больная Семенова получила письмо от министра здравоохранения области Виктора Шепелева. Ее приглашали для выписки рецептов на лекарственные средства. Письмо высокого чиновника подготовлено 25 ноября 2008 года. 4 декабря 2008 года больная получила все необходимые для лечения лекарственные средства. Три месяца (!) она жила без препарата экземестан, рекомендованного химиотерапевтом онкодиспансера.

- Беда некоторых больных, в частности Т. Семеновой, в том, что они не приходят на прием к онкологу по месту жительства, - комментирует ситуацию заместитель главного врача по поликлинике МУЗ ГКБ № 5 Ия Сапожникова. - Недостаточно предоставить справку областного химиотерапевта. Необходимо ежемесячно наблюдаться у нас для возможного изменения схемы лечения или замены препарата.

Как «по секрету» пояснили врачи, назначения областного химиотерапевта могут корректироваться на уровне районной поликлиники. При задержке лекарств по основной заявке их могут выдать по дополнительной, в аптеке лечебного учреждения бывают «остатки». Почему его сотрудники за 10 месяцев не сообщили больной о ее правах на получение лекарств из этих самых «остатков»? Мало того, она просто не знала, что должна ежемесячно наблюдаться у онколога в поликлинике по месту жительства.

Заместитель начальника управления здравоохранения администрации Челябинска Ангелина Голошевская, доктор с 30-летним стажем, поясняет, что успех эффективного лечения зависит от строгого соблюдения рекомендаций лечащего врача, своевременного приема препаратов, щадящего режима труда и отдыха, правильного образа жизни.

Не последнюю роль, как справедливо подчеркивает Ангелина Ивановна, играет взаимодействие, понимание между лечебным учреждением и пациентом. В случае с Татьяной Семеновой этого взаимодействия явно не хватило. В начале марта 2009 года лекарства закончились, 10 марта больная получает новую справку с назначениями от химиотерапевта, а 17-го заявка на продолжение лечения направляется в министерство здравоохранения области.

И снова тянутся недели ожидания. 23 мая пациентка получает три упаковки таблеток анастразол, а мощнейший лекарственный препарат резорба, закупленный по результатам аукциона еще 30 апреля и 4 мая, до сих пор не попал в руки страждущей пациентки, хотя в письме на имя А. Голошевской от 28 мая за подписью начальника управления лекарственного обеспечения минздрава области В. Мосиной указывается: «Необходимо обеспечить выписку рецепта на вышеуказанный препарат». Пока прокручивались шестеренки бюрократической машины, подошел срок предоставления новой, июньской справки областного химиотерапевта на очередную дозу препарата.

Льгота - не панацея

Чтобы понять ситуацию, попробуем разобраться в схеме получения препаратов по федеральной льготе.

На первом этапе больной каждые три месяца наблюдается у химиотерапевта областного онкодиспансера, справку с рекомендованным лечением отвозит своему фармакологу в поликлинику по месту жительства. Тот, в свою очередь, включает указанные препараты в заявку и направляет ее в управление здравоохранения администрации города, где происходит регистрация документа и формируется заявка для Фонда обязательного медицинского страхования и министерства здравоохранения области. Больной все это время терпеливо ждет ответа «сверху», поступления лекарств и разрешения на выписку рецепта по месту жительства.

После этого начинается второй этап. В свои права вступает управление лекарственного обеспечения и медицинской техники министерства здравоохранения области. Его задача - организовать и провести аукцион, по итогам которого происходит закуп долгожданных лекарств.

Первый этап занимает около двух недель, на второй времени уходит гораздо больше. Проведение аукциона требует много сил и времени: необходимо в течение месяца разместить на сайте информацию о его проведении, заключить контракты, договоры, привезти препараты.

Дни идут, больные ждут. Время, проведенное без приема лекарств, - потерянные минуты человеческой жизни. Это понимают все. Лучше всех, конечно, больные. Понимают абсурдность ситуации и остальные действующие лица нашей драмы, но ничего исправить не могут.

В общем, все сделали то, что требуется по закону: справки отправили, заявки оформили, аукцион организовали. А лекарства до больной вовремя не дошли…

Буквами - по больной

Татьяна Семенова не может получить лекарственный препарат резорба, закупленный по итогам аукциона от 4 мая и 30 апреля 2009 года. Последние три месяца прошли без капельниц. Все попытки фармаколога выписать рецепт закончились неудачей. Фамилия нашей больной не высвечивается в федеральном регистре по Челябинской области. Компьютерная программа выдает запрет красными буквами.

Как оказалось, справка комиссии областного онкодиспансера от 26 мая о присвоении Семеновой инвалидности II группы, подтвержденная ФГУ «Медико-социальная экспертиза», поступила в группу социальных выплат Пенсионного фонда 28 мая и уже 29 была передана на оплату. 10 июня данные по Семеновой, как пояснила заместитель руководителя группы социальных выплат Дина Попова, были занесены в федеральный регистр. Но еще 10 дней потребуется, чтобы информация прошла в Фонд социального страхования. Программа для выписки рецепта включится не скоро.

Фармаколог не имеет полномочий на выписку рецепта без программы, просто на бланке лечебного учреждения - цена лекарства слишком высока. Все ждут, когда сработает система, хотя знают о состоянии здоровья нашей и других онкологических больных. Но поступать по-другому не положено. Следование инструкции превыше всего. В итоге лекарство лежит на складе, а больная никак не может его получить - ждет рецепта…

P.S. Пока материал готовился к печати, пришло сообщение, что больная Семенова наконец-то получила свои препараты. Этому можно порадоваться, но с оговоркой: система обеспечения льготными лекарствами не должна исключать человеческое отношение к больному.

Комментарии
Комментариев пока нет