Новости

Ребенка забрали из неблагополучной семьи судебные приставы.

Дома строились по муниципальному контракту и в итоге были признаны аварийными.

Девочка пропала в понедельник по пути в школу.

По неподтвержденной информации, ешеход в тяжелом состоянии был экстренно госпитализирован на "скорой".

Совместно с представителями оргкомитета «Россия-2018» позитивно оценили ход реконструкции.

39-летняя екатеринбурженка пропала три дня назад.

Минувшим вечером у маршрутного такси №92 взорвалась шина.

Девушку не могут найти вторые сутки.

Связисты назвали активных пользователей сети 4G среди знаков Зодиака.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
  1. Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?
    1. Команда останется без медалей - 10 (83.33%)
       
    2. «Трактор» завоюет Кубок Гагарина - 1 (8.33%)
       
    3. Повторит достижение 2013 года и станет серебряным призером - 1 (8.33%)
       

Литературный следопыт

19.06.2009
К 100-летию писателя Александра Шмакова

100 лет настолько объемны, что даже мельчайший сколок этакой величины кажется таинственным знаком времени. Писатель Александр Шмаков распознавал эти знаки и пускал  в культурный оборот. Это же увлекательно: извлечь из массива годов такое вот, например, имя - Михаил Чучелов. Тот опубликовал книжечку стихов, быть может, единственную, и вскоре же погребенную тысячами подобных опусов. Но то была первая поэтическая книжка, напечатанная в Челябинске.

К 100-летию писателя Александра Шмакова

100 лет настолько объемны, что даже мельчайший сколок этакой величины кажется таинственным знаком времени. Писатель Александр Шмаков распознавал эти знаки и пускал в культурный оборот. Это же увлекательно: извлечь из массива годов такое вот, например, имя - Михаил Чучелов. Тот опубликовал книжечку стихов, быть может, единственную, и вскоре же погребенную тысячами подобных опусов. Но то была первая поэтическая книжка, напечатанная в Челябинске. Открытие? Любой литературовед скажет: открытие.

Собирая книжки в маленькую домашнюю библиотеку, доискиваясь правды жизни в полюбившихся произведениях, рос будущий писатель в поселке Богатол на берегу сибирской реки Чулым. Родители, крестьяне среднего достатка, не жалели копеек на покупку дешевых изданий, только бы дети учились. Интересны книги, интересны устные рассказы очевидцев о судьбах колодников, предания сибирской старины, народные песни, присловья.

Когда это было, чтобы книгочей остался в деревне, замкнутой околицей? Вот юноша и вышел в дорогу. На Дальнем Востоке работал забойщиком на Сучанских угольных копях, был слесарем-паровщиком на Загорском заводе в Подмосковье, служил в Волочаевском полку на строительстве Дальневосточного укрепрайона. Позже армейский опыт будет отражен в его романе "Гарнизон в тайге".

Переломные годы в жизни страны были очень суровы. Но его судьба, выходца из низов, оказалась удачной. Окажись семья раскулаченной, жизнь сибирского парнишки повернулась бы иначе. А так он трудится на фабрике, ходит на занятия вечернего факультета Литературного института, никаких рискованных шагов за ним не замечено. Наоборот, юноша искренно вживается в новые обстоятельства. И (такое могло быть только в те бурлящие дни) его решением ЦК партии направляют редактором газеты "Восточно-Сибирская правда" в Иркутске. С третьего курса института.

Его первые журналистские и писательские опыты обусловлены ситуацией, когда суровая реальность и революционная романтика шли ровно бы в дыму все еще не кончающихся битв. Писатели всматриваются в новые реалии, вдохновляются новизной. Именно в те годы выходят "Кара-Бугаз" К. Паустовского, среднеазиатские циклы стихов Н. Тихонова и В. Луговского, дальневосточные рассказы С. Диковского, очерки и повести И. Соколова-Микитова о срединной России, о пустынях и Севере. Исторические экскурсы перемежаются с приметами круто изменившейся жизни. Наблюдая новое в жизни родной Сибири, Александр Шмаков собирает материалы о Радищеве, его невольном пути в сибирское изгнание. Публикует несколько следопытческих работ: "Радищев в журналистике дореволюционной Сибири", "Неизвестные служебные бумаги А.Н. Радищева", "Радищев в Сибири". К этому времени он уже становится корреспондентом центральной газеты "Правда", и это только способствует его поискам.

Результатом 15 лет трудов становится роман "Петербургский изгнанник". Я не возьмусь судить о долговременной ценности романа, скажу только, что в нем показана в лицах сибирская провинция, интересны страницы о нарождающейся русской интеллигенции. И важен образ свояченицы изгнанника Е. Рубановской, предвосхитившей самоотвержение жен декабристов.

Вероятно, большего признания заслуживают труды Александра Шмакова по истории словесности Урала. Сами за себя говорят названия его книг: "Наше литературное вчера", "На литературных тропах", "Горький и Урал", "Фадеев на Урале". Он заново открыл читателю имена А. Туркина, А. Завалишина, В. Юрезанского, С. Гусева-Оренбургского. В этот же ряд надо поставить и безвестного стихотворца М. Чучелова, чья книжка была первым поэтическим изданием в Челябинске.

А переиздание после многих лет забвения романа "Яик уходит в море" погибшего в 30-х В. Правдухина! А появление улиц А. Туркина, В. Правдухина, В. Юрезанского! Все это во хвалу Александру Андреевичу.

С 1974 года и по сей день в Челябин-ске проводятся Бирюковские чтения - детище Шмакова - в память о человеке, положившем начало изучению литературного процесса на Урале. Владимир Бирюков был первым собирателем даже мельчайших литературных событий на Урале. Извлечение полузабытых имен, публикаций, связей классиков русской и зарубежной литературы с Уралом - словом, всего, что затем составило огромнейший и бесценный архив. Этот архив Челябинск почему-то не принял, зато принял Свердловск: там существует сегодня Литературный музей Урала, пополняясь все новыми экспонатами.

Собранное и возделанное Шмаковым - тоже немалый архив. Был даже период, когда в писательской организации одна из комнат была целиком занята этими материалами. Помню, сюда ходили группы школьников, проходили встречи приехавших на Бирюковские чтения краеведов, специалистов и любителей отечественной словесности. Но все куда-то пропало, исчезло. В культурный оборот не пущено достояние, важное для самосознания уральцев, для воспитания юношества. Но вот клуб книголюбов при Челябинской публичной библиотеке, который собрал впервые Александр Андреевич в 1982 году, живет и сегодня. И Бирюковские чтения, которым не дает иссякнуть наш пединститут, по-прежнему собирает преданных литературе людей.

Разочарования есть сейчас, были они и прежде, при жизни Александра Шмакова. И все же уральский период в биографии писателя наиболее плодотворный. Поселившись в 1952 году в Челябинске, собственный корреспондент "Правды" теперь уже по Южному Уралу, он оказывается в эпицентре заново рождающейся писательской организации.

После военной службы поселяется в Челябинске Марк Гроссман, чуть позже из ссылки в Киргизии возвращается Борис Ручьев. Заметные успехи в творчестве Лидии Преображенской, Анатолия Дементьева, Виктора Савина, Михаила Аношкина приходятся тоже на эти годы. В начале 60-х всесоюзную известность получают талантливые прозаики Станислав Мелешин и Николай Воронов. А далее - Валентин Сорокин, Вячеслав Богданов, Зоя Прокопьева, Николай Година, Сергей Петров, Геннадий Скобликов, Лев Рахлис. Каждый из названных сумел предъявить себя читающей публике самостоятельной творческой личностью.

Подвижническая натура Александра Шмакова, его товарищеская отзывчивость, положение сперва корреспондента "Правды", а затем руководителя писательского Союза, его уверенная вхожесть в партийные и советские инстанции, наконец, само время, поначалу оттепельное - все это благоприятствовало успехам и писательского содружества, и самого Александра Шмакова.

Сегодня, когда оставшееся от прежнего Союза писателей страны наполнено сонмом людей с малыми литературными способностями, а то и без оных, когда многие талантливые писатели никак не связывают собственную творческую жизнь с Союзом писателей, трудно представить, каким был бы на этом поле Шмаков. Но ведь никто не отменял Бирюков-ские чтения, клуб книголюбов в публичной библиотеке, тоже сплоченный Шмаковым, да еще, слышно, пединститут проводит чтения, которые называются: Шмаковскими.

Рустам ВАЛЕЕВ

Комментарии
Комментариев пока нет