Новости

Преступники забрали награды, принадлежавшие деду мужчины и зарезали пенсионера ножом.

Шокирующее преступление было совершено в Кизеле в ночь на 28 февраля.

Парк имени Ленина приглашает в «Мурляндию».

Церемония закрытия состоялась на многофункциональной арене «Ледяной Куб».

Трехлетний мальчик умер в реанимации детской больницы Челябинска.

Можно быть в курсе всех новинок, не выходя из дома.

Чиновники сели за парты в школе управления.

Инвентаризация точек загрязнения главной реки России стартовала в Ярославской области.

По данным ГИС-центра ПГНИУ, заканчивающаяся сегодня зима стала самой снежной за последнее десятилетие.

В один из районных судов Великого Новгорода поступил необычный иск.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
  1. Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?
    1. Команда останется без медалей - 10 (83.33%)
       
    2. «Трактор» завоюет Кубок Гагарина - 1 (8.33%)
       
    3. Повторит достижение 2013 года и станет серебряным призером - 1 (8.33%)
       

Плач по матери

23.05.2002
Усыновив десять детей, она не смогла справиться с непосильной ношей

Ольга АЙЗЕНБЕРГ
Чебаркуль - Тимирязевский - Травники

Из этого письма, написанного крупным и почти еще детским почерком, понять что-либо не так-то просто. Оно повествует о ситуации в семье В. Ладейщиковой из поселка Тимирязевский Чебаркульского района. "Она одна поднимала 11 детей, 10 из которых приемные: Было очень тяжело ей и морально, и материально, и физически, так как она была одна, а дети все больные и инвалиды. Но она никого не бросила, по мере своих сил стараясь их лечить.

Усыновив десять детей, она не смогла справиться с непосильной ношей

Ольга АЙЗЕНБЕРГ

Чебаркуль - Тимирязевский - Травники

Из этого письма, написанного крупным и почти еще детским почерком, понять что-либо не так-то просто. Оно повествует о ситуации в семье В. Ладейщиковой из поселка Тимирязевский Чебаркульского района. "Она одна поднимала 11 детей, 10 из которых приемные: Было очень тяжело ей и морально, и материально, и физически, так как она была одна, а дети все больные и инвалиды. Но она никого не бросила, по мере своих сил стараясь их лечить. Двум детям было проведено несколько операций. Ради них она потеряла свою квартиру и здоровье (у нее гипертония, сахарный диабет и много других болезней)". А теперь якобы Валентина Михайловна пала жертвой "не очень-то добрых и не отличающихся большой честностью и порядочностью" людей - главы сельской администрации поселка Тимирязевский В. Горохова, социального педагога местной школы Н. Юговой и специалиста по охране прав детства Чебаркульского РУО Л. Зудиной. Они "лишили детей всех средств к существованию, не выплачивают даже мизерных детских пособий".

Письмо, под которым поставили свои подписи сама Валентина Михайловна, несколько ее приемных детей и четверо жителей поселка, порождало множество вопросов. Как в принципе стало возможным усыновление такого количества сирот одинокой женщиной? Почему сейчас, когда в России сложилась не скажу что очень эффективная, но довольно-таки развитая система соцзащиты, нуждающиеся в ней дети лишены поддержки государства? С какой вообще стати местные чиновники ополчились на многодетную мать семейства?

"Суждены нам благие порывы:"

:В начале 90-х годов Валентина Михайловна имела возраст "бабы ягодки опять", крепкий социальный статус, здоровье и энергию. Работала в поселковом магазине. Овдовев, снова вышла замуж. Сын от первого брака был уже достаточно взрослым. С новым мужем, младше ее по возрасту, они решили взять на воспитание сироту. Однако одним усыновлением дело не закончилось. Валентина Михайловна стала возить детей из Казахстана.

-- Да причем пачками, - вспоминает Л. Зудина. - Ладейщиков рассказывал: "Уйду утром на работу, она куда-то уедет. Возвращается с новыми детьми. Первую-то девочку мы по согласию взяли, а всех остальных - без моего согласия. У нас начались скандалы, из-за этого я от нее и ушел". Но самое главное, что при усыновлении она подделывала какие-то документы, что-то там подтирала в свидетельствах о рождении, какие-то даты. Валентина Михайловна добивалась тогда разрешения на создание семейного детского дома. Получала бы зарплату как воспитательница, льготы и все такое прочее. Мы уж совсем было согласились, она же нам хорошие документы представляла, а каким образом она их добывала - расследовалось прокуратурой Казахстана, звонившей потом в Челябинск. Поэтому нам в областной опеке сказали: "Не вздумайте давать ей разрешение!"

В Тимирязевском многодетная семья имела благоустроенную квартиру. Однако Валентина Михайловна продала ее и перебралась в хлебный город Ташкент. По воспоминаниям Даши, Димы и Вали, там "мама работала на двух работах - в магазине и на почте. Если и купит себе вина - наутро трезвая встает, идет на работу. В Узбекистане было тепло и хорошо, но мама сильно болела - ей климат не подходил. И ее на родину потянуло".

Оперативное вмешательство

Однако в своем углу жизнь большого семейства так и не наладилась. Мать постепенно утрачивала контроль над детьми. Возможно, виной тому был их возраст: двум-то родителям непросто справиться с подростком, "качающим права" по любому поводу, а когда немолодая уже женщина остается один на один с оравой тинейджеров, ей невольно хочется посочувствовать. К тому же раньше дети считали Валентину Михайловну родной мамой, а в Тимирязевском "сердобольные" земляки поспешили посвятить их в тайну усыновления. Эдика, которому сейчас 21 год, посадили за кражу. Вовка (ему исполнилось 13) дома вообще редкий гость: в прошлом году он 11 раз побывал в центре временной изоляции несовершеннолетних подростков, куда собирают "беглецов" со всей области. Убегали в Челябинск и Настя с Дашей. Соседи страдали от шума и гама, которые подчас стихали только под утро.

Семейные проблемы лишь усугубились после того, как из сложной ситуации мама нашла тривиальный выход. Родни и знакомых в поселке предостаточно, повод и компания для выпивки отыщутся всегда:

-- Мама сначала ездила-ездила-ездила по всем, квартиры добивалась, полисов, - говорила мне 14-летняя Валя. - А потом я не знаю, что с ней случилось, но она запила. Наверное, она уже устала от нас.

-- Она с Гороховым начала ругаться, - вспоминал 12-летний Димка, - потом пошла к бабушке Никитиной, а та ей говорит: "Пробовала вот такую?" Мама ответила, что нет, а потом попробовала самогонку, ей понравилось. С тех пор она пить начала и стало плохо.

В ходе разборок со сбившейся с пути мамашей достоянием гласности стала еще одна некрасивая история. Существенную часть семейного бюджета Ладейщиковых составляли пенсии по потере кормильца, которые Валентина Михайловна получала на своих детей за якобы скончавшегося мужа. Однако оказалось, что ее супруг живет и здравствует в трех километрах от Тимирязевского - в селе Медведево. Состоит в гражданском браке с женщиной, родившей ему сына. Дело передали в прокуратуру района, обвинившую В. Ладейщикову в мошенничестве и незаконном получении около 40 тысяч рублей. Наказания ей удалось избежать лишь благодаря амнистии.

В октябре прошлого года районное управление образования обратилось в суд с исковым заявлением об отмене усыновления несовершеннолетних Насти, Вали, Наташи, Димы, Даши, Вовы и Маши Ладейщиковых. 22 января 2002 года после нескольких утомительных и чрезвычайно нервных заседаний, в ходе которых было заслушано множество свидетелей, суд вынес-таки решение. Приемные сыновья и дочери Валентины Михайловны снова стали сиротами. (Впрочем, юридически их статус-кво окончательно не определен: В. Ладейщикова обжаловала решение чебаркульской Фемиды, и облсуд вернул дело об отмене усыновления на пересмотр).

Трудная любовь

Однако на основании решения главы сельской администрации районный орган опеки и попечительства забрал у Валентины Михайловны детей еще в октябре. Сделать это до вынесения судебного вердикта позволяла ст. 77 Семейного кодекса РФ, предполагающая отобрание ребенка при непосредственной угрозе его жизни или здоровью. Подростков сначала обследовали в центральной районной больнице, после чего поместили в Травниковский детдом. Но не всех и далеко не сразу: Вовка дважды сбегал из больницы, где его не только обследовали, но и лечили от чесотки; Настя не переступила порог сиротского учреждения - убежала прямо со двора; уходили из детдома и Валя с Наташей.

Сейчас под крышей детдома удалось-таки собрать всех детей Валентины Михайловны. Кроме Даши, которую забрала в свою семью учительница Тимирязевской средней школы Т. Брюханова. Братья и сестры доставляют педколлективу немало головной боли.

-- Они настолько впитали в себя нецензурную брань, - считает Л. Зудина, - что первое время и в детдоме на матерном языке разговаривали. Одна воспитательница слегла в нервное отделение, другая собралась увольняться. Дети очень сложные. Они нравственно покалечены.

-- Проблемы у них очень большие, - отмечает социальный педагог детдома Г. Антонова, - особенно поведенческого характера. Дети так агрессивно настроены по отношению друг к другу, что мы вынуждены были развести их по разным семьям (детдом у нас семейного типа) - вместе их опасно оставлять. Разве что к страдающей слабоумием Маше (у нее олигофрения в форме имбецильности) они нормально относятся.

Став снова казенными, сестры и братья Ладейщиковы продолжают любить Валентину Михайловну. В этом признавались мне и Наташа, и Валя, и Дима. Однако только Наташа мечтает о возвращении домой: "Там родня. И с мамой как-то лучше все". Дима говорит: "Я маму люблю и вспоминаю, но жить лучше в детдоме. Там мама бьет, есть нечего, учебников нет - я с пацанами уроки делал. А здесь и кормят, и в школу ходишь, и в кружки". Шустрый Вовка, судя по всему, вообще лучше всего чувствовал себя в Челябинске, где он ночевал в подвале, а кормился "возле церкви у теток". Но и он, поразмышляв с полминуты, признается: "В Тимирязевский не побегу. Здесь, в детдоме, лучше - телевизор есть!" Валя долго медлит с ответом, а потом шепчет: "Я бы тут осталась".

Ушли, чтобы вернуться?

Отлучение детей от их приемной матери вызвало в поселке неоднозначную реакцию. Большинство земляков (прежде всего соседи Ладейщиковых по дому) поддержало действия местных властей. Но Валентине Михайловне сочувствовали не только родственники. Опытный педагог, пожелавший остаться неизвестным, уверен, что власть избрала порочный путь решения проблемы. Возможно, молодой глава хотел продемонстрировать свою принципиальность и готовность навести порядок. Но действовать надо было по-другому: сначала оказать проблемной семье посильную помощь. А "с Валентины Михайловны только спрашивали. Ей два-три раза замечания сделают - она от безысходности опускает руки и начинает пить. Нельзя в человеке видеть только плохое и говорить: "Вы никуда негодная мама, а ваши сыновья и дочери - вообще отбросы общества!"

Однако в оценке сегодняшней ситуации оппонирующие стороны едины: возвращать детей окончательно спившейся маме нельзя. Ее попытки вернуть все на круги своя продиктованы только желанием не потерять квартиру. Уверены оппоненты и в том, что после детдома дети к ней вернутся.

-- Потому что им некуда больше идти, - считает специалист по охране детства Л. Зудина.

-- Они ее любят, - уверен педагог, имевший возможность наблюдать за детьми на протяжении двух лет. - В их глазах - боль о матери: n

Комментарии
Комментариев пока нет